Корпорация "Мира"

Глава шеснадцатая

Разнообразные хлопоты по хозяйству и подготовка к выезду на фазенду сожрали последние недели весны. 
   Подошло лето, встало на пороге и потребовало немедленной отправки народа подальше от Фелиса. Хватит развлекаться и привыкать к безделью. Вперед, атравахар!(работать-исп)
   Я окончательно решила поехать в Долину волков, Лос Лобос, на фазенду, и там уже вплотную заняться закладкой города. План застройки и города и ферм был еще осенью готов, и даже первые жители будущего города уже имелись в наличии. 
   Павел Рабинович, наш главный архитектор и строитель,  «долизывал» последние уголочки на плане, выделив место для всех своих и моих задумок. На плане-карте очень красиво смотрелся сам город в форме восьмиугольника, умостившийся в устье долины и охранная стена, повторяющая очертания гор и бегущая по склонам, фермы, раскиданные там и сям до самого ущелья. 
   Ущелье Павел планировал перекрыть стеной, таким образом оставив только два выезда из долины - речной и основной.  Для пущей безопасности города.
   Насколько мне было известно, наши охотники планировали отправиться в то ущелье, что бы исследовать и обследовать все там. Зимовщики, жившие в общинном доме на противоположном от ущелья конце, недалеко от основного выезда из долины, утверждали, что динозавры, пришедшие в долину зимой, шли именно оттуда. 
   Типа, следы были свежие, четкие, глубокие и по этим следам понять было очень легко, с какой именно стороны притопали незваные гости..
   Честно говоря, динозавры в соседях никого из нас как то не устраивали. Тем более хищные. В зоопарке - ну еще как то можно, но на воле, да еще в месте, где в будущем планировался город... Нет, нет и нет. С травоядными динозаврами в общем можно ужиться, если учесть, сколько в них вкусного мяса..
   Поэтому  с со спокойной совестью я дала добро на исследование ущелья и экспедицию в годы, окружающие нашу долину. Вот как то не люблю  я получать сюрпризы от природы. Очень не люблю, карай! Надо будет, и сама поеду в экспедицию, это я запросто.
   Долго ли, коротко ли, но дата выезда приближалась. Вахтанги, который осенью горячо обьявил, что желает поехать со мной и посмотреть, что же я там такого нашла, внезапно изменил свое мнение. 
   Он заявил, что на Хоуп и в школе слишком много маленьких детей и он, Вахтанг, как настоящий мужчина, не может оставлять их на чужое попечение. Если уж мать этих детей такая вот безответственная и легкомысленная особа. 
   Тем более, что не одна же я, со мной снова едут близнецы, Павел, Хаим, Иван Карлович и еще почти сто человек. Обойдешься мол и без меня, женщина. 
   Ну так, мужик с возу, мне и легче. Хотя бы не буду переживать, что он там, на фазенде, вляпается в проблемы. Ну не деревенский он у меня. Горожанин он. Клинический. Пока на мне не женился, думал, что помидоры растут на помидорном дереве, а арбузы на кустах зреют. Помню его лицо, когда я в первый раз на его памяти огурцы посадила. Он думал, что огурец сажают в землю целиком! Семечек огуречных то никогда не видел, ну откуда ему знать то было? А уроки биологии видимо прогулял в свое время. Бывает.
   Так что, всё это к лучшему. Я и за детей не буду беспокиться. Как за наших, так и за всех остальных малышей, которые теперь тоже, блин, наши. Их всех записали на наши с Шеймовичем фамилии. Маразм, конечно, но тут так положено. Кто спас, тот и в ответе. Детишки стали кто Абашидзе, кто Шеймович. 
   Как уж их Роза делила и по какому принципу кому какая фамилия досталась, я не в курсе, не успела за хлопотами все документы посмотреть. Да и какая в общем разница? Дети есть дети. Вернусь, буду знакомиться с моими юридическими детками.  
   Но род Абашидзе теперь просто огромный. Мои старшие сыновья долго над нами подшучивали, наконец мол вы теперь родители-герои, что Хаим с женой, что мы с Вахо. Ну так хоть на старости героями побыть, и то приятно.
   Тут у нас интересная история произошла с малышами привезенными. Душещипательная. Среди последней партии малышей Хаим привез тройняшек полуторагодовалых Два мальчика и девочка. Очаровательные такие малыши, общительные, улыбчивые. Их все взрослые нашего дома таскали на руках, тетешкали и баловали как могли. 
   И случайно их увидели наши новоселы, Литвиновы. Ну как случайно...
   Они с Хаимом перебрались на Терру Нуэву, муж водитель-дальнобойщик, а жена домохозяйка, Стелла зовут. Жили они в последнем по улице новом доме, который мы для новоселов отстроили. И  Стелла на Хоуп попадала довольно редко. А тут в один день она и пришла проситься за малышами присматривать, нянечкой работать в детской комнате. И увидела там этих тройняшей. 
   Сначала вроде спокойно к ним отнеслась, потом мужа привела. Долго они малышей рассматривали, разглядывали, потом вдруг Стелла зацапала их всех, обнимает, плачет, целует. Дети естественно, от таких эмоций с перепугу в рёв ударились. 
   Народ юмора не понял. Притащили Гио, как начальника, типа - слушай, смотри, что творится. Хаим пришел. Тоже посмотреть, что за дела. 
   А дама аж закатывается. Дети вопят, муж стоит рядом, и только молча руками разводит. В общем, прибежала дежурная медсестра, сделала Стелле Литвиновой укол успокоительный и минут через десять мы милый рассказик и услышали. Детишки эти были Стеллины племяники. От младшей сестры, которая попала в теракт на территориях. Её саму, сестру эту, так и не нашли, а разбитую вдребезги машину с мертвым водителем обнаружили через несколько часов после теракта. 
   А поскольку отец детей был в разводе с матерью и в Израиль не приехал, детей забрала ювенальная служба. И хотя Стелла, как единственная близкая родственница и родная тетка, оббивала все пороги, прося вернуть ей племянников, социальная машина буксовала и буксовала. В итоге ей даже не разрешили детей навещать и само собой, не сообщили, где именно они содержатся. 
   И вот теперь, когда Стелла, не добившись ничего через суд, и потратив на адвокатов все деньги, перешла жить на Терру, вот теперь она получила своих вожделенных племянников обратно, считай из рук Хаима.  Главное, Стелла нам потом показывала фотографии сестры с детишками. И документы о том, что ей отказано в праве опеки над малолетними племянниками.
  Детишек мы ей отдали. Её племянники, в конце то концов, чего им в общем котле вариться? Но вот работать с остальными она не перестала. Жить то надо на что то. И детям в общей куче привычнее уже.
   Мне кстати, так интересно, как реагировала Ювенальная служба на потерю стольких детишек? Это же какие деньги у них забрали из фонда! Ужас! Какой удар по карману! Ну таки просто страшно подумать!



Елен Гагуа

Отредактировано: 10.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться