Корпорация "Мира"

Глава тридцать вторая

Вторая наша зима на Терре выдалась короткая и очень теплая. Местные ученые заявили, что заканчивается холодный период на Терре и теперь нас ждет десять теплых лет как минимум. Дожди и то теплые идут. Зима называется, температура ночами ниже тринадцати градусов ни разу не упала. А днем так вообще народ бегал в легких кофточках. Жили как в тропиках – много теплых дождей и солнце поменьше жарит. Вот и вся зима.
Фермеры третий раз пшеницу засеивают, надеются, если не вызреет в срок, хоть на сено пойдет.
А у нас в городе новые неполадки. Неожиданные. Все же глобальная связь на Терре не дошла еще до уровня Земли. Сами понимаете, 47-й год – это не 2014-ый! Как бы не старались завозить технику с Земли.
Мы жили себе спокойно и не знали, что у наших соседей по другую сторону материка возникли серьезные неприятности. Началось все с элементарного просчета. Азиатских народов на старой планете много, и люд там, в основном, далеко не богатый. Естественно, что на Терру в основном рвались те, кому нечего было терять на Земле. И терять нечего, и найти тоже ничего не светило.
И если со стороны европейской и американской в год на Терру переходило несколько тысяч человек, то со стороны Китая, Филиппин и прочих сказочных стран за последний год перебрался миллион жителей. Что для них миллион? Они и не заметили.
А вот для Терры, где еще нет ничего и надо начинать с нуля практически, миллион растерянных новоселов оказалось примитивно нечем кормить. Казалось бы, в чем проблема? Вооружи народ и пусть они себе сами пропитание добывают. Вокруг всего полно!
Но инерция мышления штука страшная. Оружие давать в руки простому народу их власти, ой, как не любят. И никогда не любили. А жизнь человеческая на востоке ценится намного меньше, чем жизнь курицы. И власть «решила» проблему старым, испытанным вроде бы способом.
Безоружных переселенцев в целях защиты от динозавров и прочих хищников загнали во временные лагеря, практически необорудованные, детей, опять же под предлогом безопасности, изъяли из семей и вывезли куда-то.
Но это все же не шестнадцатый век. Возникли стихийные бунты. Пострадало много охранников, перепало и местным чиновникам. Потом власти прекратили снабжать бунтовщиков рисом, в качестве меры наказания. И голодный, обозленный народ, покрушив ограды и палатки, оттуда побежал. Большими и малыми группами. Пешком. По Терре. Через горы, в неизвестность, теряя людей, уничтожая в свою очередь все съедобное по пути. Травясь и погибая от неизвестной пищи.
В общем, местноустроенная стихийная катастрофа.
Сколько народу ушло с лагерей, никто не сообщал. Цифры назывались самые разные. Но глобальное правительство Терры забило тревогу. Не было даже известно, делали ли этим несчастным прививки при переходе на новое место жительства. Скрытные азиатские власти до последнего молчали о своих геноцидных действиях. А народ туда с Земли продолжал прибывать!
Высылать спасательные отряды навстречу беженцам смысла не было. Никто не знал, где они, сколько их. И как они вооружены. А попасть под пули испуганных беженцев никому не хотелось.
Нет у нас тут самоубийц-волонтеров Гринписа.
Первые «ласточки» прилетели в город Морген ночью. Утром в ворота пропускного пункта в Морген ломилась толпа исхудавших и замученных людей. Их не пустили внутрь, но вывезли для них пищу и палатки для жилья. Постояв лагерем перед хорошо защищенным городом, немного отдохнув и попутно обгадив всю округу, беженцы собрали скарб и двинулись дальше.
Фелис, который был следующим на пути, затопили горе-переселенцы. Как они попали на территорию города, понятия не имею. А попали они не только с сухопутной стороны, но и явно приплыли в порт! Потому что не все среди них были безденежными. Но наглыми и крикливыми – все!
Причем их было столько, что Мэрия Фелиса срочно издала постановление о том, что в Фелисе могут жить только те, кто в состоянии купить дом или построить его. И вложить деньги в процветание города. Сумма на вложение в городскую казну в размере до двадцати тысяч каратов быстро уменьшила напор желающих из стран с азиатским населением. Поселилось в городе всего несколько семей, и только.
И слава Богу, потому что население Фелиса таким нашествием было откровенно испугано. У нас живут преимущественно европейцы, народ спокойный, достаточно толерантный. И вдруг как повалило-о! Все мотели резко заполнились, в порту не повернуться, в центре не продохнуть.
Английского не знают, испанским не владеют. Во дворы ломятся, типа работу ищут. У кого-то собаку свели со двора, у кого-то другие животные исчезли…
Победнее кто, так те поселились цыганским табором в палатках у городской стены в бедном квартале… Короче, пошла веселуха еще та…
Народы с земной Азии на нашу сторону материка не попадают. Их пункты приема находятся на их же стороне. Так что до этого нашествия мы их если и видели, то редко. А тут! Как навалила толпа! Китайцы, филиппинцы, индусы… ой-ва-вой, что в городе началось! Они друг друга не переносят, войнушки с мочиловом устроили…
И такое впечатление, что с каждым днем их все больше!
Антисанитария, вонь с их лагеря идет… Они же где жрут, там неподалеку и срут, прошу прощения! Может им не хочется так, но по-другому-то не получается, ни воды, ни канализации в их лагере нет.
Да что там добропорядочные граждане, проститутки местные и то взвыли! Им же налоги с доходов платить, а тут узкоглазочки им такую конкуренцию устроили, что местным дамам полусвета работы не осталось совсем.
Горожане потерпели несколько дней и возмутились. Они же европейцы, опыт староземного существования с азиатским братьями у всех есть. Вот только либерализма и терпимости на грош не осталось. В условиях Терры либеральная шелуха быстро с народа сползает. Напрочь и совершенно безвозвратно.
Ну и пришлось мэру принимать меры… так сказать, под давлением общественности.
Увы, городским ополчением мы не смогли обойтись. Выселять гостей пришлось с помощью окрестных фермеров и гвардии Свободного Союза. Хорошо, что к этому времени гвардия эта уже существовала официально и насчитывала почти пять тысяч человек, штатных гвардейцев и добровольных помощников.
Ой, как гостей отлавливать пришлось, это же ж отдельная песня! Их же много! Они же с демонстрациями решили по центру Фелиса пройти, чтобы народу на совесть надавить. Нашли на что «присесть», придурки…
Тут не Земля, тут другая планета и уклад другой. Дикий Запад американский немного похож был. Только у нас тут народ еще проще к преступникам относится. Совсем просто. Нарушил, попался – получи в лоб незамедлительно. Обнаглел от счастья, когда пару раз не поймали? Объявят мобилизацию граждан и отловят. Причем гарантированно отловят. И тут же воздадут по заслугам.
Кроме того, у нас тут нет тюрем. Зачем нам такие заведения, спрашивается? Содержать и кормить кучу заключенных годами? Еще чего! Содержать же надо не только самих арестантов, но и обслуге платить. Жирно слишком, на Терре такое пока государствам не по карману.
Если преступление не уголовное – так работники нужны на всех фермах. Значит – оденут, как в сказке стальной обруч с датами «сел-вышел» на шею и продадут любому желающему, и будешь пахать лет пять или шесть, в зависимости от тяжести совершенного. Потом свободен, если за это время не совершил еще чего. Если проштрафился, то можешь остаться в «работниках» еще на пару-тройку лет.
Пока не поумнеешь.
А если уголовное и доказанное – тут совсем просто, вывезут подальше в степь и в распыл пустят. Говорю же, законы у нас, ну точно как на Диком Западе. Хотя суды есть и адвокаты имеются. Но стараются местные адвокаты не отмазывать настоящего преступника. Потому что и адвокаты смертны.
Представляете себе честного адвоката? Нет? Никогда не видели? Так переезжайте на Терру, познакомитесь. Так-то вот.
Так о чем это я? Ах да, о пришельцах-беженцах!
Ой, как вспомню, какой был трагифарс, когда летучие пираньи стаей пожаловали в этот палаточный городок наших гостей… Они же кусаются больно, на лету куски мяса из живого тела вырывают! От них прятаться надо и побыстрее. Желательно за каменной или деревянной стенкой под крышу. Минимум – хотя бы под крепкую сетку.
А тут палаточный городок. Палатки брезентовые, однослойные, у некоторых латаные-перелатаные от старости. Хорошо, что у наших восточных друзей в лагере детей не было. Там в основном мужчины и женщины работоспособного возраста жили.
И вот, дождей нет, гости нашего города готовят себе на кострах похлебки под открытым небом, и с этого неба на них сваливается огромная стая голодных пираний! Вау! У многих, конечно, было оружие, но вы понимаете, каждая пиранья летучая, она рыбка же! Она плоская и с крыльями. В нее попасть еще надо! Наши стреляют крупной дробью, потому что это наиболее действенно против стаи. А тут у народа пистолеты и автоматы. Ха! Они бы еще из пушек стрелять начали!
Короче, горожанам пришлось вмешаться и пираний отгонять. В суете пара городских жителей получила пулевые ранения. Ну, не туда стреляли гости, руки у них дрожали. И скажу вам, вот уже эти ранения были последней каплей, которая чашу терпения-то и переполнила.
Наутро прибыла гвардия и пришельцев из города вымели. Загрузили в грузовики вместе с барахлом и вывезли в неизвестном мне направлении. Потом пару дней собирали по притонам девиц восточных и тоже вывезли. Не знаю, вернули их обратно на их сторону материка или раскидали по другим городам СС, в Фелисе после этой истории осталось всего пять семей, корейских. Они себе дома прикупили и бизнесы открыли. Живут спокойно, никто их не трогает. Они тоже не стараются высовываться вперед лишний раз. Им и так хорошо.
Я Ивана как-то спрашивала, куда наших «гостей» городских дели, так он плечами пожал и все. А больше я и не интересовалась.
Не хочешь, чтобы тебе врали, не спрашивай.
Потом, с годами, в Фелисе осело еще несколько семей восточных, тоже, кажется, корейских. Занимались в основном шитьем и обувью. Купили дома, выучили английский и испанский, практически ассимилировались. Дети их учились в городских школах, и даже у нас в колледже было трое учеников из этих семей. Нормальные люди, не повернутые на своих фишках.
Правда, на земли Корпорации они не стремились. Ну и мы, в общем, не горели к себе их заманивать. У нас и без восточных граждан было много забот-хлопот.
К новому году благополучно родились дети Розы и Лекса. Тройняшки, по полтора кило каждый. Для тройняшек это неплохо. Всех троих Роза кормить не могла, поэтому у малышей была кормилица, их тетя Соня. Она у нас повернутая на естественном вскармливании, своего сына кормила грудным молоком почти до полутора лет. Ну и естественно, что стала кормить и Розочкиных. Тройняшки смешные, рыжие. Лекс назвал их Вахтанг, Симон и Шота. Это в честь дедушки и прадедушек Абашидзе. Эстафета поколений, блин.
У нас на Хоуп организовался кружок кормящих мам, под присмотром Марины Рабинович и моим. Это было что-то с чем-то! Такого количества новорожденных я, честно говоря, давно не видела. Все беременности, зачатые на Терре, вернее практически все, почему-то оказались многоплодными. Много детей – это же офигительно и замечательно, но их же надо еще вырастить! И желательно здоровыми!
А вы не забывайте, что у нас еще и другая малышня есть, привезенная Хаимом с Израиля. Они тоже крохи, возраст колеблется от года до полутора лет. И часть из них, конкретно четверо самых младших мальчиков, записаны на наше имя. Остальные получили фамилии Рабинович, Шеймович, и есть Санакоевы.
Я не говорю о тех детях, которым было больше пяти лет. Тех тоже давно усыновили, и они носят фамилии наших четырех семей.
Два брата из старших детишек пнимии, четырнадцатилетний старший и десятилетний младший, привязались к толстяку Шалве. Он сначала стеснялся своей проснувшейся отцовской жилки к мальчикам, а потом пришел и выдал, что хочет парней усыновить! Типа, у него у самого только дочки, а тут бог посылает ему в подарок сразу двух сыновей! И усыновил. Тем более что старший пацан обожал кулинарить, точно как его папа Шалва.
Мальчишки, счастливые и довольные, переехали жить в дом к новому папе и маме. С дочками Шалвы, Мананой и Русико, они общий язык нашли быстро, и так влились в семью, словно там и родились. Даже грузинский язык через пару месяцев стали понимать и немного говорить на нем.
Как-то так получилось, что стараниями Розы и Вахтанга, дети сироты, оставшиеся на Хоуп, прибились к семьям, живущим тут же на Хоуп. Не всегда это совпадало с фамилиями, которые дети получили, но в итоге, за первый год все устроилось, и детей разобрали. Даже шестеро самых старших, шестнадцати и семнадцатилетних, которые по закону СС считались совершеннолетними, и усыновлению не подлежали, и то стали частыми гостями в семьях братьев Санакоевых.
Нет, я пацанов, конечно, понимаю, у братцев полные дома оружия, они постоянно тренируются, стреляют, охраняют, и вообще самые крутые мэны среди всех нас! Не то что остальные, которые ну хоть и стрелять умеют, но в основном заняты скучными будничными делами… Нет бы, как Андрей и Антон, каждые два дня выезжать на охоту и там героически поражать всяких диких и страшных хищников! А еще затаривать всех мясом!
Вот пацаны и прибились в семьи к Антону и Андрею, не встречая никакого сопротивления. Хотя и у одного и у другого братьев свои дети тоже имелись.
Семушка Санакоев, наш бессменный радист и видеонаблюдатель за всем, неожиданно женился. На той самой своей подружке из Израиля. Им выделили комнату, и молодая семья приступила к совместной жизни. Мы надарили им кто, что мог, благословили и оставили по возможности в покое. Не устраивать же молодоженам жизнь под присмотром? Пусть живут спокойно нам всем на радость.
 



Елен Гагуа

Отредактировано: 10.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться