Корпорация "Мира"

Глава тридцать седьмая

   Короче, выехали мы по нашей привычке рано-рано утром. Весна, тепло, все вокруг свежее, умытое и нежное. По дороге зелень мешается с фиолетовым и лиловым цветами… Это земные травы и терранские растения воюют за место под крылом Кетцаля. А он себе знай проливает свои яркие лучи мощным потоком на все вокруг. Щедрый он у нас, наше светило.
  Окна у машин открыты, запахи со степи несутся, куда там элитным духам! Едем, кайфуем.
Новая местность вокруг, мы же не по дороге в ППЭ едем, мы прямо от Фелиса немного выше взяли. Напрямую гоним по бездорожью на Сан Хосе. И правильно, кстати.
   А чего мы на той дороге не видели? Машины свежих переселенцев? А они нам надо? Сейчас мы в новеньких не заинтересованы, нам бы стареньких обустроить да обеспечить. Хотя все равно новенькие прибиваются постоянно, ничего не поделаешь. Но специально никого не зовем и не ищем.
  Стоило отъехать от Фелиса на сотню километров в глубину континента, как кончились фермы, и пошли земли совсем дикие. Пару раз мы натыкались на развалины, но останавливаться и выяснять, что там за чудеса, не стали. Тем более, что развалины явно людского происхождения. То есть их земляне строили, да что-то у них не получилось. Или их сожрали, или они разорились, да мало ли что тут вдалеке от городов и соседей может быть? А вот все, что не хочешь, оно и может быть.
  И не всегда отмахаешься.
  Хотя в одни такие развалины мы все же влезли. Интересно стало, что там за хрень там построена была. Потому что башенка сохранилась, квадратная, довольно высокая и с зубцами наверху!
Издали точно как замок средневековый. Ну мы и не удержались. Попробуй тут удержись, если вдруг у тебя прямо по курсу возникает ирреальная картинка земного средневекового замка на другой планете!
  Мальчишки вообще обалдели, сидели, ахали и охали. Да и мы, честно сказать, тоже от такого зрелища чуть в осадок не выпали.
  С размаху подумали, что место жилое. Но потом подумали немного и решили, что если нет дороги к этому замку, то он вряд ли жилой. Да и тихо вокруг слишком.
  Подъехали поближе, посигналили. Побибикали. Ну точно придурки! А если бы кто с перепугу стрелять начал? Хотя кому тут стрелять, когда перед нами заброшенные развалины.
   Каменный, построенный из неровно сложенных крупных камней дом окружала когда-то высокая разрушенная ограда. Все было испещрено следами от крупнокалиберных пуль и ожогами от взрывов.
   Однако сражались тут неплохо! Хайме осторожно вышел из машины, сзади хлопнула дверца «Тойоты», Вита и Антон присоединились к Хайме.
  Троица, держа наготове оружие, двинулась вперед, и Хайме прошел через растерзанные остатки деревянных ворот. Вита прошла второй, а Антон остался стоять, оглядываясь по сторонам. Мальчишки в обеих машинах открыли люки и вылезли к пулеметам. Хм-м, они и из пулеметов стрелять умеют уже? Надо же…
  Тут из ворот показалась Вита и поманила нас внутрь. Я выскочила из машины, за мной рыбкой вылетел из задней дверцы «Хаммера» Сережа, через секунду к нам добавился Гурамчик.
  Иван и Андрей остались сторожить машины. На всякий случай, мало ли что?
  Мы с мальчиками вошли в ворота. И обалдели. Встали, как вкопанные перед замком из сказки, построенном считай в нигде.
  Ажурные балкончики и нежные арки, стрельчатые окна с когда-то прекрасными витражами, плющ, обвивающий замок, он словно прикрывал рваные дыры в стенах. Чудесный бассейн с каменной русалкой.   

  Лужайка перед входом, зеленая и заросшая. Резные деревянные двери, вышибленные видимо тараном, потому что снаряд пробил бы насквозь. Наверно. А тут они просто валялись на полу.
  И полный разгром внутри. Все, что можно было поломать – было поломано. Даже лестница на второй этаж была покорежена. Хотя подняться с некоторой осторожностью было можно.
  Мы и поднялись – я, Вита, мальчишки и Хайме. Наверху было четыре комнаты. Явно кабинет, судя по стеллажам с книгами, и три комнаты, две из которых были оборудованы, как спальни.
  Хайме, как лев, бросился к книгам! Он позвал мальчишек, и они втроем стали собирать разбросанные сокровища.
  – Выносим, выносим! Берите те, которые в окладах! Свитки берите! Осторожно! Женщины, не мешайте, идите смотрите дальше!
  Мы с Витой переглянулись, ну, мол, раз мужчина так хочет…
  Спальни были в полном хаосе.
  Большие кровати, разгромленные, разбитые, со сбитыми ножками. Сорванные шторы. Открытый гардероб, в котором вперемежку валялись остатки одежды и обуви.
  Я зашла в первую спальню, спугнула семейство животных, покрупнее наших мышей, соорудивших гнездо на подушках. Посмотрела на трельяж, зеркало от которого валялось кусками по всему полу вокруг. На полочке сохранился целым, но очень пыльным, изумительный флакон нежно-салатового цвета с окантовкой из белого металла. Судя по потемневшим местам, окантовка была серебряная.
  Честно говоря, я обожаю собирать всякие флакончики и флаконы, поэтому руки у меня сами потянулись схватить цацку. На полу нашла разбросанные тюбики помады, расчески и прочие принадлежности женской комнаты.

  Все было качественно грязным. Но, похоже, все было сделано из серебра или окантовано им же.
А вот за кроватью, под сорванной шторой, лежал великолепный чемодан, похоже, из крокодиловой кожи. Вита так удивилась, увидев совершенно целый чемодан в этом погроме!
  – Мира, глянь! Какая вещь! Может откроем?
  – А сможешь?
 – Ой, не смеши меня, что тут открывать? Секунду!
  Она отстегнула ремни, закрытые поверх чемодана и кончиком ножа, пару раз ковырнув, открыла крышку.
  – Вот это я круто зашла! Мирочка, посмотри, что мы нашли!
Я подошла к ней поближе и заглянула внутрь чемодана. Н-да, чтобы тут не происходило, главные ценности нападающие не унесли. Чемодан был набит пачками долларов. А у стеночки чемодана лежала большая шкатулка. Похожая на дорожный несессер.
  – Вита, а в коробке что? Посмотри и в нее, только осторожно, а вдруг там бомба?
  – Да ну тебя, какая еще бомба, ты что?
  И Вита снова воспользовалась ножом.
  Открылась крышка с нежным хрустальным звоном. Внутри лежали украшения. Потемневший металл, яркие камни. Ни одной золотой вещи. Только белый, похожий на серебро металл. Вита подцепила ножиком кончик цепочки и вытащила из кучи очень красивое колье. Многоцветное, с ажурными вставками между камнями. Что-то это колье мне напомнило, но мысль тут же хвостом вильнула и смылась.
– Я хочу его! Хочу! – с придыханием сказала Вита – оно такое красивое! И главное, посмотри, как оно будет смотреться на мне!
Я посмотрела и представила. Да, на эбонитовой коже Виты это серебряное колье с фейерверком камней будет смотреться точно по-королевски.
  – Так бери себе все. Тут оно все одно совершенно зря пропадает. Конечно, если не боишься духов этого места. Закрывай чемодан, и пошли во вторую комнату. И посмотрим, может найдем документы или фотографии, кто тут жил то?
  Мы перешли во вторую комнату, в которой была мужская спальня, судя по убранству. В ней тоже все было разгромлено, разбито, гардероб распахнут и вывернут буквально наизнанку. В ванной, совместной с женской спальней, стояла неплохая ванна из чугуна. На бортике сиротливо лежал засохший кусок мыла.
  В этом доме не было детской комнаты, но зато внизу была комната прислуги. У разбитых ворот стояла разгромленная сторожка, в которой лежали два скелета в странной униформе. Оба имели характерные дырки в черепах, прямо посреди лобной кости. Хм-м… интересно девки пляшут… кто ж тут жил то? И куда девался? И почему не забрали чемодан с деньгами и драгоценностями?
  Все страннее и страннее.
  Мы еще помародерили, забрав с кухни великолепнейшие наборы японских кухонных ножей. Ну конкретно мародерил Иван, а мы на подхвате стояли.
  Когда Иван, которого сменил на боевом посту загрузившийся по макушку книгами Хайме, перелез через завал у дверей кухни внутрь, я в первый раз за многие годы услышала молодецкое уханье, которым когда-то молодой Ваня сопровождал выловленную крупную форель в реке Боржомке.
  Мне туда залезть было ну никак, поэтому я просто умирала от любопытства, гадая какую рыбу на сей раз вытащил мой старый приятель.
  С завала в мою сторону покатился чайник, за ним два больших блюда с грохотом съехали вниз на пол.
  Прибежавшие пацаны с восторгом ловили кухонные предметы, которыми швырялся из-за завала Иван Карлович.
  Иван там что-то громил, что-то кидал, потом через завал перелетала очередная кухонная примочка. Наконец Шниппельзону надоело громить кухню и он, предварительно выкинув нам несколько разномастных деревянных пеналов, полез обратно.
– Ох, ну и кухня! Мечта! Посуда – серебро и медь! Ножи – японские! Столовое серебро! Жаль, фарфор весь перебили, гады!
  Я покрутила пальцем у виска. Никогда не понимала вот таких заморочек по поводу кухни. А это взрослый дядя стоит и слюной исходит от кухонных прибамбасов! Но он меня и тут добил! Взяв у Гурамчика из рук маленький деревянный пенальчик, Иван снял крышку и вытряхнул себе на ладонь хрустальные солонку, перечницу и два флакончика для масел. Вещицы, укутанные в серебряную филигрань, были так красивы, что у меня аж сердце затрепетало.
  – Я знаю, кто тут жил.
  – Да ты что? Откуда? И кто же?
  – А ты в руках держишь ответ. Дорогая! Этот набор хрустальных флаконов для кухни был создан по заказу для одного из Ротшильдов в 1930 году уникальным флорентийским мастером. Он был резчик по камню и вдобавок увлекался серебром. Набор был создан. Показан заказчику и в тот же день мастерская и дом мастера под Флоренцией сгорели. Кости мастера были найдены в его спальне, а вот серебра не нашли ни грамма. Ротшильд нанял частных сыщиков, они перекопали все доступные места, аукционы, даже музейные запасники. Но серебро найдено не было. И вот тебе, всплыло тут. И набор ножей для шеф-повара Миядзи, который застрахован был на три миллиона долларов! Я его вот, держу в руке! Тут жил Билл Мезон, самый ловкий вор в истории человечества. Были свидетели, которые видели у него многие из этих вещей, а уж на серебре Билл был просто помешан.
  – А куда же он делся, дядя Ивэн? – у Гурамчика от любопытства, от всей этой истории глаза горели таким восторгом, что Ваня усмехнулся.
  – Судя по всему, сюда он и делся. Но когда и под каким именем? И что с ним случилось потом? – Иван задумчиво пожевал губами, собрал пеналы с пола и пошел к выходу. – Идемте, какая уже разница, кто нашел Билла. А его явно нашли.
  – Почему же тогда не забрали все ценности?
  – А вот это уже загадка, малыш. Хотя, если Билл хранил тут картины, которые он спер с одной частной коллекции, то все что было и осталось на кухне – мелочи по сравнению с главным кушем. Там только одна картина стоила раз в десять дороже, а их было шесть… Мира, да возьми же ты эти чайники, это червленое серебро, они фиг знает сколько стоят! И пошли в машину, вечереет.
  Я нагнулась, собрала рассыпанные чайники, нашла их крышки и пошла следом за мужчинами.
Действительно, сумерки вот-вот должны были начаться, а мы все поисками сокровищ занимаемся. А ночевать где? Не в этих же развалинах.
  Да ну, еще привидения тут водятся. Не то чтобы я их боюсь, но с нами подростки…
  Ладно, боюсь. Да, честно признаюсь, боюсь привидений. Ну хоть когда-то я должна бояться?
  Мы решили не оставаться у разбитого замка Билла Мезона. Отъехали на пару километров, нашли впадинку между холмами и там, и поужинали, и переночевали. Прямо в машинах. В этих местах ночевать на земле пусть даже в палатке…
  Утром можешь и не проснуться. Мало ли кто придет в гости.
  Выспаться нам, в общем, не удалось, потому что слишком возбудились мы этими сокровищами господина Мезона.
  А Иван утром вдумчиво рассмотрел найденные кухонные цацки и говорит:
– Вообще-то надо бы смотаться на Землю, отнести находки приятелю в страховое агентство. Он неплохо заплатит, особенно за набор для специй и ножи.
  – Фиг тебе, а не наборчик! Я и сама не откажусь от такого! Посмотри, какая работа, какая красота! И не думай, считай, что мы их не нашли. Ножи можешь отнести, если сам попользоваться не желаешь. А флакончики я тебе не отдам!
  Уй, как меня мой хомяк придавил! С одной стороны мне стыдно, а с другой я просто не в силах расстаться с набором. Они такие красивые, такие изысканные! Да, в конце концов, чем я хуже Ротшильдов? Да ничем!
  Вариант сдачи найденного в страховую компанию не поддержал никто из нашей дружной команды. Хайме вцепился в книги, я во флакончики, Вита – в украшения, мальчишки с удовольствием считали зеленые бумажки из чемодана. Антон и Андрей любовались ножами.
  Иван Карлович побухтел, побухтел и согласился с остальными, что все это могло и не быть найдено никогда. И на этом все успокоились. Вещи уложили в машины, спрятав получше. На всякий случай.
Надо было двигаться дальше.
 



Елен Гагуа

Отредактировано: 10.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться