Корпорация "Мира"

Эпилог

   К моему сожалению, в тот год и в следующий мне путешествовать по Терре больше не удалось.      Вахтанг взбеленился и потребовал от жены хоть годик посидеть в Фелисе, не мотаясь по сторонам, словно я кривой маятник.
   Да и все остальные категорически не соглашались брать меня с собой в поездки, мол, пока Марина, как мой врач, мне не разрешит.
   А Марина все находила новые причины. Но, в общем, я и правда была рада дома посидеть. Маргоша и Витя выросли, стали очень интересными и главное – крайне любопытными человечками. Ванечка Абашидзе, наш третий приемный ребенок, уже ходил в четвертый класс и проявлял большой интерес к машинам.
   Вдруг нашелся их с Витей дядя по матери, попытался детей забрать, но мальчишки ни за что не захотели уезжать из дома к незнакомому мужчине в семью. Тогда сеньор потребовал хотя бы передать ему семейное золото, которое его сестра, по его сведениям, везла с собой в день своей гибели.
   И тут Вано Абашидзе, наш Ванечка, молча встал, вышел из комнаты и через пару минут вернулся с охранниками. И очень вежливо попросил выставить из его дома этого незнакомого мужчину-шантажиста и никогда больше не запускать.
   У нас с Вахтанги просто челюсти поотвисали. Зато когда «дядю» вытолкали взашей, Ваня сказал, что как ни странно, но он помнит о золоте, и деньги принадлежали его отцу, а не какому-то «дяде по матери»!
   – Вы думаете, если мне было пять лет, я не помню, как было? Я все помню! Как мы собирались, и как папа продал наш дом, и как принес такие желтые палочки маме! Я даже помню, как ты нас нашла, мам. Я только не помню лиц мамы и папы… не могу вспомнить никак!
   У него было такое лицо горестное, что я не выдержала, протянула к Ване руки и сказала:
   – Родной мой, иди ко мне! У меня есть документы твоих родителей, сынок. Там есть фотографии. Я покажу тебе их, как только попросишь, хорошо?
   Пацан уткнулся мне в шею и тихо плакал. Мы долго сидели с нашими мальчиками, утешая и успокаивая. Это наши дети и мы их никому не отдадим. Ни этих, ни Маргошу, ни тех малышей и подростков, которые тоже носят фамилию Абашидзе. Это наши дети и точка. И пошли все… подальше в прерию без оружия.
   Жизнь потекла дальше, принося разные события и возможности.
   Да, скажу я вам, это раньше я думала, что мы состоятельные люди. Ха! Те деньги и эти с шахты… Никакого сравнения, если честно.
   Мы огляделись по сторонам и поняли, что неплохо бы у нас по территории Корпорации пустить поезд. Закипела стройка, с Земли закупили дизельные электровозики, проложили узкоколейку. Забегал трехвагонный состав, утром в одну сторону, вечером – в другую. Это даже не поезд был, а скорее трамвай.
    Маршрут Форт – Мира – Лос Лобос и обратно. В первое время катались все, кому не лень, тем более что жителям-то проезд вообще бесплатный.
   Георгий мой смеялся, что моментами чувствует себя прямо таки султаном Брунея, особенно, когда делает что-то массово-бесплатное для жителей Корпорации.
   Обзавелись мы и всякими юристами, финансистами, нотариусами и прочими чиновниками, потому что Гио был убежден в силе печатного слова, и разубедить его в этом не представлялось возможным.
Илья занялся любимым делом. На пару с Хаимом они организовали отряды добровольной полиции. До постройки тюрем дело не дошло, слава Богу, с преступниками обходились старыми способами. То есть – ошейник на шею и топай пахать на поля.
   Соня решила заняться светскими новостями и основала журнал, половина страниц которого печаталась на съедобной бумаге. Съедобными красками же.                                                                             Я сначала долго смеялась, глядя на первые номера этого «Мегезина», а когда при стоимости журнала в четырнадцать каратов в Фелисе число заказчиц журнала за месяц выросло до тысячи, поняла, что на всякую фишку найдется свой любитель.
   Два раза в неделю выходила газета «Новости Терры», которая сначала была только в Фелисе, а потом расползлась по всему СС. Никакой политики, только необходимые всем материалы и последние новости.
   Помпезно прошел первый выпуск старшеклассников, окончивших обучение в нашей школе-колледже.
Нашлись среди них и те, кто очень хотел учиться дальше. Нам пришлось озаботиться высшим учебным заведением. Ну не отправлять же детей учиться на Землю! Кроме всего прочего, призыв в местные земные армии никто не отменял, а нам это надо?
   Ох, я вам скажу, это была еще та головная боль!
   Начнем с того, что мэр Фелиса категорически отказал нам в разрешении на постройку университета в Фелисе. Сказал, что студентов ему в городе не надо!
   В Мартине к идее постройки такого здания сначала отнеслись благосклонно, но узнав, что принимать на учебу будут всех, кто захочет, тоже отказали. И тоже под предлогом нежелательности и даже не нужности студенческой вольницы в стольном граде.
   Тогда Георгий и остальные совладельцы Корпорации после серьезных дебатов приняли решение о строительстве университета в той же Мире. Университет планировался общеобразовательный, то есть обучались как врачи, так и инженеры. Было двенадцать факультетов, и приглашать преподавателей нам пришлось с Земли.
   Наши координаторы на Земле дали объявления в газетах об открытии нового учебного заведения и преподавателей пришлось ставить в очередь. Проводить собеседования, предлагать переезд на новое место в «Австралии» и подходящих перевозить с семьями на Терру.
   Смешно, но никто из преподавателей до последнего всерьез не верил, что они едут в Австралию, но все они всё же согласились переехать, потому что предложенные условия и выданный аванс перевесили любые сомнения.
   А тут на Терре их встречали наши охранники и отвозили прямо в Форт.
Там уже Алеко, как директор этого университета, проводил с собеседование с будущими преподами нашего университета.
  После той болезни, когда он заразился этими чертовыми крабиками, Алеко не мог заниматься физической работой. Он быстро уставал и, в конце концов, согласился на работу нефизическую – тянуть воз Университета. И тянул. Не один, конечно, был еще и ректор, и администраторы, и секретари. В общем, за два года университет встал.  Лекс и Соня в основном пропадали на Корпорации, найдя себе множество разных дел, и попутно управляя фазендой.
   Параллельно с университетом в нашей жизни было много изменений. В моей особенно.
   Умер Вахтанг, не пережив нервного напряжения во время похищения Шая и детей. Через месяц тихо угасла моя собачка Лаки. Вскоре, возвращаясь из Миры в Фелис, разбился на вертолете Павел Рабинович, оставив Марину вдовой. Погиб и пилот, новый парень, буквально месяц назад принятый на службу.
    Гиорги и Илико долго разбирались в катастрофе, но так и не нашли следов нападения или вредительства. Мы так и не знаем, что именно заставило вертолет упасть на землю, как кусок мертвого камня.
   Родились вторые дети у Георгия и Илико. Обе девочки.
    Лексо мотался между Лос Лобосом и Выселками, налаживая дорогу между двумя кусками территории Корпорации. В итоге решил продлить ветку поезда вниз, и пройти через сельву к шахтному городку.
    Иван Карлович подолгу пропадал на той самой «ферме Билла», которую он реконструировал и превратил в симпатичный особняк в колониальном стиле. Там же в расширенном дворе были построены дома для работников и обслуги.                                                                                                           Вокруг особняка расстилались поля пшеницы, и был заложен большой плодовый сад. Помещик, что с него, с Ивана, взять.
  Черный год траура по Вахтангу и Павлу подошел к концу.
   И как-то так получилось, что летом девятого года нашей жизни на Терре мы с Иваном Карловичем сошлись и стали жить вместе.
   Обоих нас подтолкнули к этому решению мои дети. Они решили, что отца уже не вернуть, а матери негоже закисать одной. Кроме того, двум таким неуемным старикам, как мы с Иваном, вдвоем будет легче жить. Наверно, они были правы.
   Кроме того, когда-то очень давно мы с Иваном по-настоящему любили друг друга. Никто не виноват в том, что жизнь нас развела в разные стороны. Разве что сама жизнь. Ну, может, еще и компартия. Но разве можно обвинять компартию, которой уже бог весть сколько времени и нет, в общем. Да и толку с тех обвинений.
   Да, Иван не проболтался Гиорги, что он не сын Вахтанга. Но этого и не понадобилось. Гио случайно нашел в доме Ивана старый семейный альбом с фотографиями. Увидел фото деда, сложил два и два, и понял все без посторонней помощи.
   Он действительно на деда очень похож.
   Но на отношение его к Ивану это не повлияло. Гио не стал относиться хуже к родному отцу. Он просто принял это как данность.
   Нам, конечно, пришлось с ним поговорить, объяснить – что и как, и, главное, почему все так случилось…
   Для Гиорги было главным то, что Вахтанг так и не узнал этой тайны.
Больше никому мы об этом не говорили, так что Гиорги был и есть для всех старший сын Вахтанга и Миры Абашидзе. И точка.
   Младшие наши дети, Марго и Витя, пошли в школу. Малыши очень дружны между собой и так же дружат со всеми остальными своими одногодками, которые носят фамилию Абашидзе.
   Каждой весной, когда Илико вывозит их в Лос Лобос, Маргоша и Виктор первым делом идут в «гости» к папе и несут ему на могилу цветы и конфеты. Я думаю, они никогда не забудут человека, который их так искренне любил.
   Я тоже никогда не забуду моего крикливого, но доброго мужа, с которым мы прожили вместе почти тридцать пять лет.
   Но жизнь продолжается.
   Не думаю я, что мы останемся с Иваном жить в Фелисе или Лос Лобосе. И даже в его новой латифундии мне постоянно жить не хочется.
   Я хочу путешествовать, а Терра такая огромная, прекрасная и манящая…
   И скоро мы отправимся в новое путешествие, вперед, к сердцу материка.
   А потом, может быть, может быть я расскажу вам об этом. Кто знает.



Елен Гагуа

Отредактировано: 10.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться