Корпус

Размер шрифта: - +

Часть 3

Потом появился Арудов.

  - Пойдём, парень, - велел он.

  - Что случилось?

  - Сейчас узнаешь, - хмыкнул он. - И не бойся, сокамерник твой больше не вернётся. Вообще не вернётся.

  Внутри меня что-то оборвалось.

  - Что с ним?

  - Приговор приведён в исполнение. Рутинная процедура. Ты не волнуйся, он умер быстро, ничего не почувствовав.

  Я шёл словно заведённый, голову сверлила одна мысль: как же так? Был человек и вдруг всё... нет его.

  - Да не переживай так за него! - плюнул на ходу Арудов. - Псих, убийца... Переживать надо за тех, кого он на тот свет спровадил. А он заслужил.

  Я кивнул. Двигала мной отнюдь не жалость, просто я не привык сталкиваться с такой запланированной смертью. И отнюдь не собирался отбеливать того, чьи руки по локоть в крови. Тем более, Арудов прав - он и впрямь псих. Легче всего на Чужих стрелки перевести, лишь бы себя оправдать.

  Мне казалось, что Арудов ведёт меня к следователю, на крайний случай к адвокату, но я ошибся и был безмерно удивлён, увидев в кабинете человека в военной форме.

  - Самойлов? - строго спросил он.

  - Так точно, - невольно вырвалось у меня уставное.

  Он бросил на меня одобрительный взгляд.

  - Ну что, парень, поздравляю тебя.

  - С чем, господин майор?

  Отличать воинские звания меня научил ещё папа.

  - С тем, что родина доверила тебе честь поступить на службу в русский военный корпус. На твоё счастье было принято решение о приведении корпуса к штатной численности. Нам нужны солдаты, сынок. Если ты соглашаешься, с тебя снимаются все выдвинутые обвинения, твоя семья получает денежную компенсацию, а ты становишься на денежное и прочее довольствие в рядах корпуса.

  - А что будет, если я откажусь?

  - Отсидка в тюрьме, крупный денежный штраф. К тому же, до моего сведения довели, что вчера твой отец был выставлен с работы. У него 'волчий билет', сынок. Тебе спасибо. Так что скажешь, Самойлов?

  Я сглотнул вязкий комок слюны.

  - Скажу, что согласен, господин майор.

  - Тогда ладушки. Сейчас я тебя оформлю. Поставишь парочку подписей - и всё, ты боец корпуса. Служба Родине - почётна и трудна. Пять лет будешь на полном государственном коште: обут, одет и накормлен.

  - А где именно служить-то, господин майор?

  - Куда направят, там и будешь, сынок.

  Майор вывалил на стол кипу бумаг, отобрал нужные и по очереди подавал мне для прочтения и росписи. В смысл я особо не вникал. Надо быть юристом-крючкотвором, чтобы сходу понять, где тебя 'обувают'.

  Покончив с формальностями, вербовщик пожал мне руку и пояснил, что я теперь человек казённый и потому без всяких яких должен отбыть в расположение учебной базы, где из меня сделают человека. И никаких свиданий с родственниками, включая отца и мать. 'Они от нас получат всю исчерпывающую информацию. А тебе, боец, на пустяки отвлекаться не стоит'.

  Напротив кутузки стоял видавший виды бортовой 'Камаз', в кузове которого уже сидела дюжина парней примерно моего возраста. Меня подвели к машине, велели лезть внутрь.

  Во время поездки я перекинулся парой слов с соседями. Большинство завербовали на бирже труда. Всё равно работы не предвиделось, и армия казалась многим палочкой выручалочкой.

  Наш 'Камаз' не был единственным, мы пристроились в хвост целой колонны, которая натужно урча моторами понеслась по старому шоссе.

  Я догадывался, куда нас везут. Километрах в пяти от города находилась воинская часть. Она была кадрированой, службу тащили десятка полтора офицеров и примерно столько же сержантов-контрактников. Окрестные пацаны наладили с контрактниками отношения, те с удовольствием выменивали на еду и выпивку остатки армейской амуниции. У меня самого дома были занычены противогаз, пистолетная кобура и парочка автоматных патронов.

  Немного погодя, догадки подтвердились. Мы въехали в открытые ворота части. Я уже привык к пустоте, царившей за высоким забором из бетонных плит, с пропущенной поверх них колючкой, к тому, что на КПП обычно дежурит какой-нибудь улыбчивый сержантик, охотно болтающий с детворой и жалующийся на выжившее из ума начальство.

  Но сейчас всё было серьёзно. Территорию охраняли увешанные с ног до головы оружием солдаты в касках и бронежилетах. Откуда только взялись эти терминаторы?

  По команде мы вылезли из машин, кое-как построились в три шеренги.

  К нам подскочил бугай сержант с белой повязкой на руке, на которой было написано 'инструктор'.

  - Слушай меня, воины. Вы теперь доблестный пятый взвод второй роты, я ваш непосредственный командир - сержант Рогачёв. Запоминайте сразу, второго раза не будет. А теперь на медкомиссию, за мной бегом марш!

  В узком и тёмном коридоре медпункта было тесно, скопилось несколько сотен раздетых до пояса молодых людей. Я настроился на долгое ожидание, но конвейер работал быстро и чётко. Не прошло и двадцати минут, как я уже стоял посредине большой комнаты, а напротив за столами восседали военные врачи в белых халатах, поверх мундиров, и офицеры с общевойсковыми эмблемами на рукавах. До этого момента меня успели поместить в какую-то капсулу, которая, очевидно, сняла с меня кучу медицинских показаний. Думаю, это была очередная разработка Чужих. С подобной техникой мне не то чтобы сталкиваться не приходилось, я о ней вообще не слышал.

  - Александр Самойлов, вы признаны полностью годным к прохождению военной службы, - вынес вердикт председатель комиссии.

  Интересно, как бы со мной поступили, если бы это было не так - ведь я уже заключил контракт на службу?



Дашко Дмитрий

Отредактировано: 23.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться