Кощей моей мечты

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18

ГЛАВА 18

— И что же было дальше? — выдохнула я в нетерпении. — В смысле… почему он не остался со мной? Что я сделала не так?

Яговская вздохнула и печально улыбнулась:

— Душа моя, да ты же была совсем крошкой! Ничего ты не сделала, это он у нас… Через несколько лет я всё-таки уговорила его тебе раскрыться, нужно было только подождать, когда ты немного подрастёшь. И он согласился! Но потом в твоей жизни появился Иван…, — её вздох стал тяжелее. — Даже в этом мире всё пошло по стандарту: на каждую Василису — свой дурак! Ну, Кощей и отчаялся совсем, решил, что опять проиграет, да и ушёл…

— Но он ведь даже не пробовал что-то изменить! Я же так искала Кешу, ждала его…

— Кешу! — вдруг захохотала рыжая. — Ох, милая, как же он поначалу бесился из-за этого имени! Кеша, ну придумала же!

— Но я же не знала, что он человек, — стала я оправдываться.

Вот, значит, почему ворон в начале нашей дружбы упорно отказывался отзываться на этом имя! Оно ему не нравилось!

Чёрт, ну это же не нормально, да? Я тут сижу и спокойно думаю об этом всём, слушаю продолжение истории Бабы Яги, принимаю это всё даже без единого намёка на истерику, как так и надо! Наверное, медиков всё же стоит посетить. Или, может, зря я беспокоюсь? Может, это вино помогает не рыдать от ужаса, рвя на себе волосы, а завтра меня догонит осознание всего этого кошмара? Ладно, завтра тогда и погляжу.

— А он и не человек, - хмыкнула Агата Альбертовна.

— А кто? — прошептала я испуганно.

Она пожала плечами:

— А чёрт его знает! Я же его встретила уже в таком виде. Он всегда Кощеем и был для меня.

— Он в вашем мире так же выглядел? Ну… просто в сказках он описывается не таким красавчиком, — смущённо улыбнулась я.

— Раньше не так, теперь одинаково, — тоже улыбнулась она. — Он красавчиком стал, когда тебя встретил. Ну… чуть позже, сначала он тебя изучил. Говорит, именно так в твоей голове выглядит идеальный мужчина. Вкус хороший у тебя, — одобрила рыжая.

— Саша знает, что в моей голове?! — изумилась я. Когда это я вообще успела составить этот идеал, интересно, если тогда, когда Саша стал таким — я была ребёнком, а потом влюбилась в Ивана?! Саша и Ваня абсолютно разные по внешности! Хотя… не спорю, черноглазый ведь меня сразу зацепил. Видимо, всё же угадал. — А каким он был?

— Милая, ну зачем тебе знать, каким он был? Главное же, каким он с тобой стал!

— Очень страшный, да? — поняла я.

Яговская на секунду поджала губы.

— Ну… скажем так, на любителя… своеобразный.

— Что-то не нашлось любителей, — усмехнулась я.

— Кроме тебя, — подмигнула она. — Глаза у него всегда такие были, душа моя.

А она знает, как ситуацию сделать правильной для себя! Что ж, если глаза у Саши всегда такими чарующими были, то мне, кажется, в общем-то, остальное и не важно.

— Так что было дальше? Почему он не стал даже пытаться? Почему решил просто исчезнуть? — на самом деле, обидно осознавать, что для других Василис он что-то делал, чтоб их завоевать, а со мной даже и пытаться не стал. Не то, чтобы я хотела быть украденной, но всё же…

— Душа моя, — вновь загрустила Яга, — да потому что всегда побеждает Иван! У них же чуйка, понимаешь? У всех Иванов! Они всегда умудряются смерть его отыскать, где бы ни прятал!

— Ту, что в яйце? Иглу?!

— Иглу. Только чудом всегда ему спастись удавалось. Иваны просто соглашались обменять иглу на Василис, поэтому он и жив до сих пор. Ну, и я тоже, — сглотнула она. — Уж проверять не доводилось, но, думаю, наши жизни связаны и так, поэтому в том яйце и моя погибель. Но в этот раз ему будет тяжело выбрать, ты, или игла, поэтому он и боится!

— И где оно сейчас? — прошептала я.

— А вот спроси у него! — воскликнула недовольно рыжая. Потом вздохнула: — Не знаю я… спрятал где-то…

— В нашем мире?

— Без понятия, — пожала она плечами.

— Вы не подумайте, мне просто интересно, — смутилась я под её подозрительным взглядом.

Рыжая вздохнула:

— Да и мне тоже интересно… Ты у Ивана своего поинтересуйся, он тебе яичко мигом отыщет, если оно в этом мире!

— Он не мой!

— Ну… это вам виднее. В общем, ничего у нас и тогда не вышло, потому что Кощей решил, что проклятие не снять в любом случае, раз уж Иван на горизонте замаячил, и что тебе жизнь портить всей этой историей тоже не стоит. Вот только не так это, милая! Ни к одной Василисе он не испытывал чувств! Но разве ж его переубедить, если решил?! Упёрся, что не нужен тебе, и всё тут. У неё, говорит, своя жизнь, я не стану лезть. Мы тогда разругались сильно, он умчался в Москву, а меня, как всегда, следом за ним закинуло. Пришлось смириться, а что ещё делать? Одна ведь я к тебе не могла приехать, так далеко от него не могу отойти. Это сейчас легче — мы все в одном городе. Но расстояние всё равно большое, поэтому, как обычно, часа через три меня снова к нему забросит, где бы он ни находился. Так что я, как Золушка, скоро домой убегу, — невесело усмехнулась она. — Этот упрямец не захотел меня у твоего дома подождать! В общем, купили мы тут два дома по соседству, чуть позже насовсем решили остаться, цивилизация, — улыбнулась рыжая. — Вот потом и решили Лукоморье построить.

— Откуда столько денег? — не смогла удержаться я от вопроса.

— Да у него ж золота завались! Магия, — пожала плечами Яговская. — Царь нечисти, как-никак, положено ему в роскоши жить, это я не привыкла к такому, мне и избушки достаточно. Так и стали существовать. Но он по тебе тосковал страшно, а появиться не решался, и когда совсем паршиво становилось — сбегал домой, в родной мир, от соблазна подальше.



Наталия Никульшина

Отредактировано: 14.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться