Кошки-Мишки, или Ищите женщину

Глава 34

Вся гоп-компания находилась в весёлом расположении духа, а особенно Гребень. Его грела мысль, что он ещё не потерял нюх и сумел всё правильно рассчитать и спланировать. Теперь можно было подумать и о долгожданном покое где-нибудь на Алтае.

Они быстро ехали в сторону Подмосковья, не нарушая при этом ПДД. Француз снимал китайское обмундирование, от которого он весь взмок пока бегал, потому что непонятная ткань совершенно не пропускала воздух. Зуб мечтательно размышлял вслух, как он назовёт свой автосервис.

Переодевшись в свои вещи, Француз спросил, куда они сейчас едут. Счастливый Гребень ответил, что пока не закончат дела, будут в Купавне. Но, как только он получит новый паспорт, все разбегаются со своей долей по норам и забывают адрес дома, где они в последнее время скрывались.

Через некоторое время, когда все успокоились и отъехали на приличное расстояние от Москвы, Гребень, довольно улыбаясь и глядя в салонное зеркало, попросил Француза распаковать игрушку.

Делон-Француз не заставил себя долго ждать. Он быстро снял целлофан, достал из корзины мишку и разлепил липучку на его спине. Затем, сказав «не понял», он стал вытаскивать синтепон вместе с механизмом и ощупывать каждый сантиметр игрушки.

Гребень что-то заподозрив, торопливо спросил:

— Ну, чего ты там затих?

— Цацки пропали, — упавшим голосом произнёс Француз и громко сглотнул.

Гребень резко нажал на тормоз и машина, чуть не перевернувшись, встала на обочине.

— Повтори, что ты сейчас сказал? — голосом, не предвещавшим ничего хорошего, прошипел вор и убийца Гребнёв Виктор Сергеевич.

— Я говорю, что перстня и монеты здесь нет, — затравленно озираясь, произнёс стриптизёр и ловелас Игорь Савин.

— А может, их там и не было? Ты, гнида, всё это придумал, а цацки спрятал у себя дома. Представляю, как надо мной ржали, когда я требовал за девку отдать этого медведя. Последний раз спрашиваю, где цацки?

И тут произошло неожиданное. Француз открыл заднюю дверь машины и побежал в перелесок рядом с дорогой. Гребень нецензурно выругался и, выхватив ключ зажигания, побежал за ним следом. Зуб сидел, открыв рот, ни жив — ни мёртв.

Беглец петлял по редкому лесочку как заяц, а Гребень бежал напролом, поэтому скоро догнал подельника и повалил на землю. Француз даже не пытался защищаться, когда старый стервятник исступлённо бил его ногами в тяжёлых ботинках, не разбирая, куда.

Делон-Француз только закрывал лицо руками, всё время повторяя:

— Гребень, поверь, я не виноват!

Вдруг он затих, а разъярённый бандит никак не мог остановиться и несколько минут в запале продолжал пинать окровавленное тело без признаков жизни. Потом он опомнился и, тяжело дыша, вернулся к машине. Проехав некоторое время молча, Зуб осмелился и осторожно спросил:

— А Француз где?

— Кормит местную флору и фауну, — не отрывая злого взгляда от дороги, ответил убийца.

— Как это? — не понял Зуб.

— Лучше замолкни, иначе и ты к нему присоединишься, — огрызнулся Гребень.

Через некоторое время он сказал, почти не разжимая рта:

— Дай мне его телефон.

Зуб повиновался и передал Гребню мобильник Француза, который остался лежать на заднем сиденье. Бандит открыл окно и выбросил телефон на проезжую часть.

До самого дома ехали молча. Только что шкура пойманного медведя, превратилась в прах, не успев поделиться на части между подельниками.

Отперев ворота, и всё ещё не придя в себя от случившегося в парке и в перелеске, Гребень не сразу понял смысл слов, сказанных в спину:

— Руки за голову!

Он хотел повернуться, но не успел, кто-то быстро скрутил его и надел наручники.

— Вас Француз навёл? — удивлённо вскинув брови, спросил Гребень.

— Ага, вместе с итальянцем, — пошутил омоновец в маске.

Зуб при виде ОМОНа даже сопротивляться не стал. Он сам вышел из машины и протянул руки, на которых сразу защёлкнулись железные браслеты.

Без лишних слов бандитов, Гребнёва Виктора Сергеевича, шестидесяти двух лет и Зубова Андрея Владимировича, бывшего детдомовца, двадцати пяти лет, провели в машину, на которой приехал ОМОН.

Через некоторое время приехал следователь Морозов со своей командой. Сначала оперативники внимательно осмотрели дом и участок. А потом криминалисты сняли отпечатки пальцев на месте происшествия, сфотографировали дом, улики, а также комнату, в которой держали похищенную Светояру Казакову.

Наступил вечер, когда Морозов дал команду возвращаться в Москву. Гребень, который всё это время молча сидел, прикованный к решётке наручниками, вдруг хрипло спросил:

— Начальник, а мёртвую девку с нами повезут?

Уставший следователь не сразу понял, о чём говорит рецидивист. Но потом всё же ответил:

— Если вы имеете в виду девушку, которую вы похитили и силой удерживали здесь без еды и воды, то она жива и дала показания.

— Подозреваемый Гребнёв, тебе надо Бога благодарить, что девушке удалось бежать, и на тебе не висит ещё один труп, — сказал, не выдержав, оперуполномоченный Смирнов.

— А как же она смогла? Зуб же её спеленал как мумию. Я сам видел.

— Гребнёв, начинай писать чистосердечное признание, так как впереди тебя ожидает суд и много интересных открытий, о которых тебе расскажут свидетели, — закончил разговор следователь.



Милена Стилл

Отредактировано: 11.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться