кошки мышки

Размер шрифта: - +

1

Вечерок у меня всё ни как не заканчивался. Я в сотый раз пыталась просчитать алгоритм этого чёртового отчёта, но не тут то было, как на зло цыфры не сходились.

У меня всегда так после отпуска, Константин Александрович как будто специально берёт тупоголовых, длинноногих девиц. Он значит кудеснечеит с ними, а я как всегда крайняя остаюсь.  Катя как всегда всё просчитает и раставит всё по полочкам.

Ага, ему то хорошо, а я после отпуска вообще работать не хочу. А что, рабочая смена начинаеться в девять утра, а я здесь как на зло уже вторую смену сижу ему пофиг. И вот чёрт, я как самая нефортовая провинциалка вкалываю за свой счёт в своё личное время.

Мне было до чёртикав неприятно копаться в этой рутине, но я усердно пыталась добиться хоть малого совпадения. Надеясь на то, что, когда Надежда с пятым размером груди работавшая весь мой отпуск работала, она понимала что делает.

Но не тут то было, мои надежды с каждой менутой обрастали всё новыми подробностями с совершенно не тем результатом, кокой я хотела бы получить.

Оффис уже давно опустел, телефонные звонки перестали докучать. По хорошему, рабочая смена у меня до шести часов, но сегодня в виде исключения я похоже вообще не пойду домой.

Голова гудела не по детски, но я не позволяла себе портить пречёску, энтелегентная девушка должна быть во всём идеальна. Это мамино нравоучение не раз мне помогало по жизни. И сейчас я сидела с выпремленной спиной, с идеальной пречёской, и без молейшей косметике на лице.

Неготивное отношение к косметике у меня появилось давно, я никого не умела красиво наносить майкап, и а превращать себя в пуголо у меня просто не поднимаеться рука. Сколько бы я не пыталась научиться, но как не странно всё просто бесполезно.

На калькулятор смотрю в пол глаза, пальцы сами нажимают нужные кнопки. И о аллилуя, спустя каких то двенадцать часов с начала смены я наткнулась на тот момент, когда груди Надежды загородили последнии две  цыфры. По крайней мере более логичного объяснения  в моей уставшей голове как не старалась но не нашлось. Через какое то время я  нашла еще недостоющие цыфры и расчеты начали сходиться.

Через ещё два часа я уставшая, голодная и злая, наконец-то дописывала отчёт и выведя последнюю цифру ручка выпала из моих рук. 

Последний трамвай я пропустила и мне ничего не остаёться как остаться ночевать в оффисе, на коженном холодном диванчике.

Я бы не отказалась от контрасного душа, приятного запаха ели от геля для душа, мягкого ворсистого ковра под ногами. Но в место этого достаю телефон из сумки, аккуратно ставлю чёрные туфли возле дивана и забравшись на него с ногами нажимаю на кнопочку с боку для того, что бы включить телефон.

На работе Константин Александрович не разрешает пользоваться телефоном, он отвлекает от основной работы, ага, я заметила сегодня, что у Павла отвлекает сотрудников от работы.

Лучше бы он за другой трубкой почаще следил, что бы осечек в отчетах не происходило.

Ну ладно, я квалефецырованный бухгалтер, я еще и не на такие подвиги спасобна, как сегодня.

Телефон пропищал приветствующую меллодию, и я принялась ждать, что же за день произашло такого, что может меня сейчас отвлечь от сумерков кабиннета и холодного коженного дивана.

Сообщения одно за другим начали поступать на только что включившейся телефон и я нехотя улыбнулась, приятно же, когда ты нужен и мне даже стало чуточку теплее лежать на холодной коже.

Сообщения приходили одно за другим с нитервалом в пол секунды, но я не спешила их читать, я как заворожённая смотрела на экран и считала их. 

В другой бы ситуации я сразу же открыла первое, но сейчас мой мозг не готов был о чём то ёще думать. Он у меня как порядочный мозг порядочной пвадцати шести летней девушки вообще отключился.

Но прочитать что то мне не удалось, телефон завебрировал,  и на экране появилась одна идинственная буква Т.

Я глубоко вздохнула, нда, я же обещала, я клялась о том, что позвоню этой гаргульи ещё в обед, но сегодня даже и не до обеда было.

Нажала на кнопку принятия вызова, и отстранив трубку подальше от уха принялась слушать о том, какая я коза и с чем меня нужно в котёл бросать.

Как только гонору в трубке поубавилось, я решилась хоть что то сказать.

- Танюшь, ну прости меня, я правдо не могла сегодня разговаривать. Я выдохнула с досадой последнее слово, и поджав под себя ноги прижала телефон поплотнее. В трубке послышалось тяжелое дыхание подруги.

- Да я понимаю, твой тиран только и делает, что эксплуатирует, в хорошем смысле конечно, но ты, ты то моя свидетельница, я нуждаюсь сегодня в тебе,- подруга остановилась ожидая от меня ответа, но я молчала. Мне конечно было стыдно, но я же на работе, а не где то гуляю. Не дождавшись ответа Таня продолжила. 

- Хоть на девичник ты уже не успела, но я сегодня добрая, так уж и быть, можешь прегласить меня в клуб, отожжем, а то потом не до этого будет.

- Танюх, ну ты чего, такое чувство, что ты не замуж выходишь, а в другую страну переезжаешь,- в труббке повисло молчание. 

-Что, я не поняла вы переезжаете? Я что, что от пропустила,- мне прямо захотелось пищать от возмущения, но не сейчас, я не буду показывать что злюсь.

- Катюх не паникуй, давай так, ты сейчас свободна?, -говорить то, что я заваленна работой совесть не позволяла, а идти куда то нервы. Но я скрипя зубами подтвердила что полностью свободна. Вытянувшись на жёстком диване, я прижала трубку поплотнее к уху, сжала зубы, ну нет у меня никакого сейчас желания распивать спиртные напитки и слушать громкую музыку.

Я молчала, в трубке послышалось сиплое дыханее Тани и чуть слышимый всхлип, ну знаю я что поступаю сейчас не красиво, но всё равно молчу.

- Катюш, давай ты просто ко мне приедешь? Я одна, мне страшно, со мной сейчас всё как то не так, меня плохо, мне помочь можешь только ты.



Сумасшедшая

Отредактировано: 26.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться