Кошки - мышки

Глава 4. Коза.

Нагулялась. Купила продукты и приготовила ужин. В ожидании гостя заняться было нечем, и я попыталась поиграть с кошкой. Отцепила от сумки брелок с розовым меховым шаром и подтолкнула его к лапам моей новой подруги. Кошка зашипела, шерсть ее встала дыбом, а рваные уши угрожающе встрепенулись.

Похоже игра ей не понравилась.

- Нужно придумать тебе имя, - предложила я.

Как же назвать такое чудо? Ласковые и милые имена точно не подойдут. Свирепое и опасное животное заслуживает боевой клички. Как разбойник или пират. Точно! Я включила ноутбук и поискала информацию об известных женщинах - пиратах. Мне приглянулась история про безухую и грозную Сейди Фаррелл по прозвищу «Коза». Решено.

- Назову тебя Козой, - объявила я кошке.

Та передернула усами и ушла в другую комнату. Будем считать, что она согласна.

На часах было уже восемь. Леша задерживается.

Я поймала свое отражение в зеркале, вздохнула и решила, раз есть время, можно потратить его на наведение красоты.

Переодела джинсы на юбку, а футболку на топ без бретелей. Потом подумала и надела футболку обратно. Подкрасила губы и глаза. Распустила волосы - Леше так нравилось.

Однажды он сказал, что мои длинные русые волосы – это глоток чистой воды среди ярких крашеных подделок.

В девять я написала ему сообщение. Знаю, что звонить бесполезно – он не ответит. Предпочитает говорить, когда ему удобно.

Я сидела на диване и разглядывала свои голые ступни на фоне протертого старого паркета, уложенного елочкой. Счастливой в этих отношениях я себя не чувствовала уже давно. Но отказаться от любимого сил не было. Что, если я порву с ним? Разве мне будет лучше? Нет. Будет все тоже самое, только без него.

Я останусь одна в старой квартире с кошкой. Заведу еще несколько и поставлю на себе крест.

В два ночи от Леши пришло сообщение: «Извини не смог. Когда приеду – обещаю, ты мне все простишь». Я отправила: «И когда же?». Но он не ответил.

Сидя на старой бабушкиной кровати скрестив ноги в обнимку со смартфоном, я глотала горькие слезы. А из угла на меня осуждающе смотрела Коза.

Вытерев щеки рукавом от пижамы, я поставила будильник на пять утра и попыталась уснуть.

***

Мне снился кошмар. Я бежала по пустыне от чего-то жуткого, упала на колени и стала погружаться в зыбучий песок. Ни закричать, ни пошевелиться не получалось. И вот я уже по самый подбородок в плену смертельной пустыни, а то от чего я бежала стоит сзади, и я понимаю, что мне конец. Либо я задохнусь песком, что сдавил мне грудь, либо мою голову оторвет подкравшийся монстр. И вот я уже чувствую когтистые лапы на своей шее и… просыпаюсь. И реально вскрикиваю в ужасе, когда вижу на своей груди Козу, злобно сверлящую меня желто-зелеными глазами.

Вот же чертовщина!

На часах без двадцати пять. С дрожащими руками иду делать себе кофе. В миску Козе выкладываю кошачьи консервы. Она воротит свой королевский нос, но ест. Я тоже запихиваю в себя бутерброд и морально готовлюсь к приятной поездке из пригорода в центр в час пик.

До работы я добралась вовремя, но еле живой. Целый час и сорок минут я сливалась воедино с совершенно незнакомыми мне людьми в общественном транспорте. Правда удовольствие от столь интимного общения едва ли кто-то получил. Разве что один парень в метро, который нашел удобным положить мне на макушку какой-то гаджет, в который он был погружен.

До обеда дела шли неплохо, если не брать в расчет стопки, выросшие на моем столе в Вавилонскую башню. Зато за этими бумагами я могла спрятаться от косых взглядов коллег.

Коллектив у нас сложился женский и этим многое сказано. Хотя подозреваю, что не в гендерной принадлежности дело. Половина сотрудниц казалась мне вполне нормальными людьми. Но вот несколько колоритных представительниц прекрасного пола, облаченных в деловые костюмы, казались мне иногда существами с другой планеты. А точнее пародийными персонажами из комедийных сериалов. Я никак не могла понять их внутренней организации.

Вот, скажем, бухгалтер Анна Игоревна – видная женщина сорока лет. На мой взгляд она вполне еще хороша собой, но только внешне. Столько тщеславия я ни в ком не встречала. А обратная сторона медали – непреодолимое желание осудить и унизить всех окружающих. Не знаю никого, о ком бы она не отзывалась плохо. Нужно отдать ей должное – делать это она не боялась прямо в лицо. Даже в адрес своей начальницы – главного бухгалтера, Ларисы Макаровны. Та в свою очередь активно не приемлет никаких человеческих, и уж тем более женских слабостей. Очень активно. Будь ее воля – она бы сделала из нас роботов. Полгода назад по ее распоряжению со столов работницы убрали фотографии близких. А когда однажды молодая секретарь Лиза расплакалась под ядовитым обстрелом Анны Игоревны, Лариса Макаровна лишила бедняжку премии за непрофессионализм. При том, что она не ее прямая начальница. К своему пенсионному возрасту главный бухгалтер так же относилась как к заклятому врагу.

А еще была помощница бухгалтера Леночка, которая очень гордилась тем, что она коренная петербурженка. Гордилась она на фоне все той же Лизочки, приехавшей из небольшого городка под Красноярском.



Маргарита Казанцева

Отредактировано: 29.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться