Кошки - мышки

Глава 6. Ярость.

Весь вечер я думала про свою новую жизнь. Ну собственно, сама напросилась – сама расхлебывай. Что там Леша говорил про карму? Может есть такое специальное воплощение, когда рождаешься стремной женщиной и тебе для отработки прошлых грехов положено жить одной до старости в компании сорока кошек. А что? Одну я уже завела.

У меня есть Леша. Или нет его у меня? Как будут выглядеть наши отношения еще через пять лет? А через десять? А если он расстанется с Лерой, мы будем вместе, и я стану единственной? А если они поженятся и заведут детей? А если он решит, что ему нужна только Лера, и я останусь со стороны наблюдать за их счастьем?

Может, позвонить Кристине и пригласить ее на ночевку с коньяком? Уже схватилась за телефон, но увидев время, передумала. Одиннадцать вечера. Кристина может конечно и примчится из центра на такси спасать подругу в депрессии, но эта самая подруга тоже совесть имеет. Так что придется справляться своими силами. Пойду душ приму. Спа процедуры, как известно, расслабляют.

Но и тут меня ждал неприятный сюрприз. Душевая лейка отлетела и треснула меня по намыленному шампунем темечку как раз в тот момент, когда я мысленно рассуждала о том, что чистая голова это один из самых быстрых способов поднять настроение. Так что смывалась я под краном, принимая причудливые позы. Интересно, это можно засчитать за йогу?

Чувствуя себя бесхребетной неудачницей, я отправилась в постель. Завтра опять вставать раньше петухов. И я уже погружалась в сон, листая в воображении картинки прошедшего дня, когда почувствовала, что мне на грудь прыгнула Коза.

Я открыла глаза и встретилась с кошачьим мерцающим в темноте взглядом. Коза смотрела на меня очень серьезно, даже властно. Как будто я была ее питомцем, а не наоборот. А потом она замахнулась когтистой лапой и полоснула мне по лицу. Боль обожгла щеку.

Я вскочила, сбрасывая с себя кровожадную кошку и, вспомнив ругательства, произнесенные Лешей, без зазрения совести их повторила.

- Блин, Коза, что ты творишь?

Я уже мчалась в ванну к тому же зеркалу, в которое рассматривал свои повреждения Леша.

Вот так красотка! Царапина во всю щеку, да еще и нижняя губа задета. Я промыла лицо и отправилась на разборки.

Нашла Козу на кухне, восседающей на столе.

- Царапать людей нельзя! – заявила я ей категорично.

Распахнула окно.

- Если тебя не устраивает это условие – вперед! На улице веди себя как хочешь!

Коза поднялась на лапы, оттопырила хвост трубой, несколько раз обернулась вокруг себя и выпрыгнула в окно.

Ну вот и все! Недолгим оказался наш союз.

Через пять минут я пожалела, что практически выгнала кошку в ночь. Как она там, моя дикая пиратка? А еще через десять минут у меня опухла губа и щека.

Прелесть какая. Консилером такое точно не замажешь.

Сделала сэлфи и отправила Леше и Кристине.

Кристина видимо уже спала, а от Леши пришло сообщение: «Если не хочешь ее возвращать на улицу, можно отдать в какой-нибудь приют. Это не сделает тебя плохим человеком».

Ничего не стала отвечать. Мне было уже стыдно, за распахнутое окно. Печально осознавать, что даже кошке я не нужна.

С тяжелым сердцем легла опять спать, а в три часа ночи проснулась от того, что вся горю. Было неимоверно жарко. Во рту пересохло, и пить хотелось нестерпимо. Я ощущала, как от выступившего пота пижама стала мокрой и прилипла к телу. А еще было нечем дышать. Просто адская духота!

Я встала и обнаружила, что перед глазами все плывет. Открыла окно и вдохнула свежий воздух. Да! Так немного легче. Наверно, у меня температура. Я простыла? А может Коза, поцарапав, заразила меня какой-нибудь страшной болезнью?

У меня тут даже градусника нет. И лекарств никаких кроме зеленки и но-шпы. Вот так съехала из родительского гнездышка и отдала концы на следующий день. Мама скажет, что она была права.

Выпив стакан воды, пошла в ванну умыться. От прохладной воды тоже стало немного легче.

По ощущениям казалось, что внутри меня разливается раскаленная лава. Выжигает все внутренности. Я посмотрела на свое отражение и не узнала собственное лицо. Из зеркала на меня смотрела какая-то ведьма с горящими серыми глазами и пылающими красными щеками. Распухшая губа и расцарапанная щека придавали девушке в отражении дикий вид. Это я?

Я прониклась образом, и почувствовала себя угрозой. Почувствовала, что этот опасный огонь внутри меня – мое оружие. А пылающий в сердце жар позволит мне кинуться на врага и перегрызть ему горло.

Так. Либо у меня галлюцинации, либо бешенство.

Жар внутри меня все нарастал и переплавлялся теперь в какую-то беспредметную злость. Я ощущала, но не контролировала происходящее внутри меня. Сейчас я страшно злилась на себя и на весь мир вокруг. Ненавидела все. Без причины. Потому что мне плохо и больно. Потому что я страдаю. Опираясь руками о раковину, я ловила в отражении свои безумные, горящие яростью глаза.

Я схожу с ума.

Я чувствовала такую ненависть и силу сейчас, что готова была уничтожить и себя и планету, если бы могла пошевелиться. Я чувствовала себя богиней разрушения, не меньше.



Маргарита Казанцева

Отредактировано: 29.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться