Кошки - мышки

Глава 7. Опоздание.

Я очнулась на полу ванной утром и поняла, что чувствую себя прекрасно. Жар спал и желания уничтожать все вокруг не возникало.

Поднявшись на дрожащие ноги, выглянула в коридор и обнаружила, что уже светло. А это значит, что я опоздала.

Вот же засада!

Побежала к телефону и увидела пропущенный от начальницы. Часы показывали десять тридцать утра. Перезвонила и объяснила, что ночью у меня был жар, поэтому я проспала. Уверила, что сейчас чувствую себя хорошо, и приеду на работу.

Пробежалась внутренним вниманием по телу. Ничего, вроде, не болит. Высокой температуры уже нет. Разве что слабость небольшая.

А на работу нужно – иначе могут уволить.

Наспех собралась и вперед.

В офисе меня встретили поджатые губы. Причем у всех. А на столе красовались такие завалы, что и ручку положить было некуда. Потом были расспросы и сочувствующие «Охи» по поводу моего пострадавшего лица. Советы пить витамины, чтобы не болеть (и не опаздывать). Как и вчера, мои очевидные бедствия немного смягчили их гнев.

Весь день я пыталась нагнать уходящий поезд рабочего графика. Ничего не получалось, и я то и дело ловила на себе сердитые взгляды Ларисы Макаровны. Быть мне в этом месяце без премии.

В обед забежала на кухню, рассчитывая поглотить свою еду минут за пять. За общим столом коллеги обсуждали какую-то постановку. Точнее Леночка рассказывала, как вчера сходила на балет. А остальные завистливо внимали ее экспертному отзыву. Есть чему позавидовать – билеты стоят прилично. Даже каждый месяц такое себе не позволишь. А Лена умудрялась позволять. С мамой я ходила один раз в сезон на оперу, с Кристиной тоже не чаще раза в год и исключительно на новые экспериментальные театральные постановки, изредка на мюзиклы. Балет никто из них не любил.

Запихивая в себя купленный по дороге сэндвич с рыбой, слушала нашу заядлую театралку.

- «Баядерка» – это, конечно, немного старомодно, но классика никогда не разочаровывает, - Лена отхлебнула из чашки, которую держала в руках. – Честно говоря, в первом действии была какая-то неслаженность, но Никия танцевала просто бесподобно.

- Лиза, а вы любите балет? – поинтересовалась Анна Игоревна невинным голосом.

Невозможно было не заметить блеск кровожадного предвкушения в глазах собравшихся.

Мне стало жаль заранее обреченную на унижение Лизу. Зла не хватает на этих женщин.

- Я никогда не была на балете, - смущенно призналась секретарь. – В прошлом году я с тетей ходила на спектакль по Булгакову.

- Хм… - Анна Игоревна словно маньяк искусно подводила жертву к обрыву. – А как назывался спектакль?

- Не помню… - щеки Лизы уже пылали. – Это была постановка одного актера. Он был молодым врачом.

Леночка демонстративно закатила глаза.

- Врачом говорите? – интонация Анны Игоревны вызывала у меня тошноту. – Серьезно? А в каком, говорите, театре это было?

Лиза покраснела целиком и полностью. Она прекрасно понимала, что над ней смеются.

- Театр «Мастерская» - тихо выдавила из себя бедная девушка.

- Да вы что? – Анна Игоревна в притворном изумлении выпучила глаза. – А вы не хотели бы сходить на балет? Вряд ли вам понравится, конечно, но вдруг?

- В каком театре можно посмотреть балет? – Я заметила, что глаза Лизы предательски блестят от готовых пролиться слез.

Анна Игоревна и Лена - обе растянули свои губы в глумливые оскалы.

- Куда же Вам сходить, дорогая?..

Ну все! Во мне вскипел праведный гнев. Ну сколько можно унижать человека?! Это их излюбленная тактика – превращать вроде бы невинный разговор в моральную расправу. Ведь и придраться не к чему – ни одного прямого оскорбления. Она им не игрушка, чтобы упражняться в плевании ядом.

Я вскочила с места, привлекая к себе всеобщие внимание.

- Лиза, может сходим куда-нибудь вместе? Я тоже давно не была в театре, – обвела злым взглядом ухмыляющихся кумушек.

- Было бы здорово, - почти прошептала Лиза.

Вот и славно. Хватит набрасываться толпой на одного. Я с недавних пор защитник попавших в беду и беспомощных. Надеюсь секретарь не сбежит потом, расцарапав мне лицо.

К концу рабочего дня я нисколько не преуспела в раскопках стола. Пришлось задержаться. Все разошлись по домам, а я осталась наверстывать отгулы. А сегодня пятница, между прочим.

Тоска.

Разгребая накопившуюся работу, все отчетливее ощущала протест в душе. Мне здесь не место. Я не хочу всю жизнь проводить счета и составлять отчеты. Я всегда понимала, что работа мне не нравится, но раньше терпеть было проще – я не привыкла что-то резко менять и идти наперекор. И вот сегодня почему-то стало сложно смириться с обстоятельствами собственной жизни. Почти невозможно.

Мои пальцы набивали нужные цифры в электронных документах, а голова думала совсем о другом. Я злилась на свою работу, и главным образом на себя. Когда-то давно я разучилась выбирать по зову сердца. Так давно, что и не вспомнить. А может, никогда и не умела. Мама не спрашивала, что подарить мне на день рождения или какую одежду я хочу носить, или на какой кружок ходить. И даже в какой институт поступать. Я словно пассажир в своей жизни. Кто все решает? И вроде бы уже не мама, но по-прежнему не я.



Маргарита Казанцева

Отредактировано: 29.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться