Кошки - мышки

Глава 10. Приоритеты.

Воскресным вечером я сидела с Козой на нашей шестиметровой кухне и пила горячий ароматный чай. Старые деревянные окна заиндевели. Я смотрела сквозь них на улицу словно на сказочную зимнюю картину. А там уже давно стемнело, и фонари высвечивали собранные дворником снежные сугробы.

Я позвонила Леше, но он не взял трубку. Тогда я написала ему сообщение в мессенджере. Просто спросила, как дела. Он не ответил. Может быть, еще не простил мне нападение Козы.

Сегодня спать голой не хотелось. Я достала из шкафа свою самую уютную пижаму – уродливый плюшевый китайский комбинезон. Полный антисекс и антистиль.  Смотрелась я в ней как облезлый телепузик. Но это неважно. Сегодня мне приятно было ощущать обволакивающую мягкость теплого синтетического облака. Как надежные объятия верного друга. Как безопасный домик, где можно спрятаться на ночь от всех проблем.

Коза пришла в комнату и запрыгнула на кровать, где я уже сидела, укутанная в одеяло. Свернулась калачиком возле моего бедра и позволила себя приласкать. Это был первый раз, когда я ее гладила. Осторожно провела ладонью по шерстке, почесала за ушком. Пальцы нащупывали тут и там бугорки шрамов. Я провела кончиком указательного пальца по ободранному контуру кошачьего уха. Приятно было, что дикая подруга мне доверяет. Что позволяет проявить нежность. Я больше не боялась, что она нападет. Кажется, так мы с ней и уснули.

Утром я проснулась выспавшейся и полной сил. Ночью кошмары меня не мучали. Вот и прекрасно.

Козы нигде не было видно. Напевая себе под нос какую-то прилипшую попсовую песенку, я в одиночестве быстренько выпила кофе и собралась на работу.

Утомительная дорога выжала из меня лишний энтузиазм. Но я помнила о своей ночной прогулке и о том, что больше так жить я не хочу. Нужно начать искать другую работу, и как только появится подходящий вариант, написать заявление об уходе.

В офисе все было по-прежнему: стопки, стук ногтей по клавиатурам, трели телефонных звонков и кислые лица. Бессмысленная суета. Я старалась работать в темпе, но постоянно выпадала в размышления о тщетности происходящего.

Ближе к обеду мне позвонила мать. Ее новости как ведро холодной воды пробудили меня от рабочей апатии. Оказывается, еще утром по дороге на работу, она поскользнулась и упала да так неудачно, что сломала ногу. В травме ей наложили гипс по самое бедро, и добраться домой самостоятельно в таком виде непросто. Пообещав, что сейчас приеду, я мигом собралась и рванула в кабинет Ларисы Макаровны.

Со скоростью света я изложила начальнице свои обстоятельства и уже приподняла попу со стула, намереваясь рвануть на выручку маме, но неожиданно услышала:

- Присядьте, Маша, - голос главного бухгалтера был сух и отстранен даже больше, чем обычно.

Я прижала мягкое место обратно к стулу.

- В последнее время на вас навалилось слишком много личных обстоятельств, занимающих рабочее время. Вы не справляетесь.

Чувствуя себя школьницей, заваливающей экзамен, выдавила из себя бесполезное:

- Я постараюсь все исправить.

А что сказать? Все так – я позволила скопиться завалам на моем столе, но неужели она не понимает, что невозможно не прийти на выручку в моей ситуации.

- Маша, я скажу вам прямо – или вы сейчас возвращаетесь на рабочее место и продолжаете трудиться, или работа в нашей компании для вас закончена.

Вот оно как. Похоже Лариса Макаровна уже все для себя решила на мой счет, и явно надеялась попрощаться сегодня с нерадивой сотрудницей. А я-то думала, что у меня есть время найти другую работу. Но так даже лучше. Нет места для сомнений.

Я улыбнулась.

- Значит, с этого момента я здесь больше не работаю.

Лариса Макаровна сухо кивнула.

- Завтра я приеду и напишу заявление. Извините, сейчас я должна идти.

И я ушла. Или меня ушли. Все к лучшему, я надеюсь. Здесь я только занимала чье-то место.

Пока ехала в маршрутке до поликлиники пыталась дозвониться до Леши. Нам с мамой нужен транспорт, а в моем кошельке пусто. После увольнения я так осмелела, что встреча этих двоих уже не казалась мне концом света. Но Леша трубку не взял. Ничего писать ему я не стала.

Маму я нашла сидящей в коридоре поликлиники на железной скамейке. Она сердито буравила взглядом белоснежный гипс во всю ногу, выглядывающий из-под серой деловой юбки.

Я села рядом и обняла ее за плечи. Мама обняла меня в ответ и вздохнула.

- Видишь, как глупо получилось? – она указала рукой на замурованную ногу.

Мы вызвали такси, и мне пришлось попросить маму расплатиться. Опираясь на меня, она добралась до квартиры. Там я помогла ей устроиться на кровати, принесла дополнительные подушки и пошла разогревать обед.

Вернулась к ней с тарелкой куриного супа на подносе. Мама поела, а потом потребовала объяснений:

- У тебя закончились деньги?

- Не беспокойся, похоже завтра я получу расчет, так что деньги будут.

Ой.

- Что? – мама явно хотела вскочить на ноги, но травмированная нога надежно поддерживала между нами безопасную дистанцию.



Маргарита Казанцева

Отредактировано: 29.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться