Кошки-мышки по-королевски

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1

Александрина

День начался как обычно. А главное, ничто не предвещало ни только беды, но и перемен…
Где-то что-то противно пищало. Не сразу дошло, что из сна меня безжалостно вырвал звонок будильника. Только осознав, кто я и где я, резко оторвала голову от подушки, попыталась разлепить глаза и сфокусировать взгляд на прикроватной тумбочке. Попытка не удалась, пришлось ориентироваться на звук. В итоге будильник с легкой подачи моей на удивление тяжелой руки был свален на пол. Проклиная весь свет, а это конкретное утро больше всего, свесилась с кровати и, наконец, отключила адское изобретение.
— Как обычно…
Я со стоном упала на подушку, протирая глаза. С трудом вспомнила, зачем именно ставила будильник, да еще в такую рань. Оказалось, что нужно на работу.
— Черт, зачем мне вообще туда ехать? Угораздило же…
Вопрос, конечно, риторический. Работа, она штука такая: прогулять как универ нельзя, а уволиться тоже не вариант. Чем я тогда заниматься буду? От скуки же повешусь. 
Медленно сползла с кровати, накинула светло-зеленый теплый халат и прищуренным взглядом начала осмотр своего утреннего отражения: глаза красные, синяки под ними уже почти фиолетового оттенка, средней длины волосы неопределенного серого цвета торчат во все стороны, образуя… хм… даже сложно сказать что. Напоминает гнездо. Наверное, в таком виде ведьмы с шабаша возвращаются. Точно, метлы только не хватает, а то бы пошла подрабатывать. Хотя…добрые люди, скорее всего, спутали бы с кем другим и сдали куда следует. А вот в полицию или в больницу — зависит от степени их фантазии.
В общем, налюбовавшись вволю, я направилась в душ — единственное, что спасало в таких ситуациях.
Через час, успев на ходу выпить только чашку кофе, уже ехала в офис на своей новенькой "шеви". Ничего, там что-нибудь перекушу. Все равно шеф явится не раньше десяти. А если доеду без пробок, то останется целый час в запасе. 
Но сбыться моим мечтам было не суждено.

Как меня вообще угораздило устроиться на работу? Сама не знаю. Чудом, наверное. Просто в самый нужный момент попалось на глаза объявление. Собеседование тоже прошло на "ура" — меня практически сразу взяли, даже несмотря на отсутствие опыта в данной сфере и несколько иную специализацию. И вот я уже второй месяц работаю личным помощником (читай: секретарем) гендиректора одного крупного рекламного агентства. 
Не знаю, причина это или следствие сложившихся обстоятельств, но шеф уже в первый день обратил на меня свои ясные оценивающие очи. Подчеркнутое внимание к моей скромной персоне (а я действительно старалась ей быть: исключительно застегнутые на все пуговицы блузки, юбки строго до уровня колена и неяркий макияж стали постоянными атрибутами моего внешнего вида) в течение всей недели вылилось в неприятный инцидент в пятницу вечером. 
Засиделись мы допоздна — шеф проводил совещание по поводу очередного тендера — соответственно, я на побегушках. Был уже девятый час вечера, все нормальные люди либо дома, либо на пути туда, а мы вдвоем как раз собирались уходить. Вот тут и произошло самое интересное.
Выжатая, как лимон, после долгого трудового дня, я чисто на автомате привела в порядок стол, разложила по местам все бумаги-папки, подхватила сумочку и… с присущей мне аккуратностью вписалась в угол стола. Стопка бумаг, которую я так старательно сортировала, плавно спикировала вниз, по закону подлости устелив все доступное пространство. Да что ж мне так не везет! Выругавшись сквозь зубы, я бросила сумку, скептически осмотрела свой наряд и поняла — ненавижу юбки. Нет, я к ним и раньше особой любви не питала, ни к длинным, ни к коротким, а в данный момент ощутила, можно сказать, весь спектр "пылких чувств", попутно перебрав в голове все известные мне нелестные эпитеты. Все еще ругаясь про себя от досады, я подтянула юбку повыше и… принялась на коленях ползать по приемной. Злополучные листы улетели даже под шкаф. К счастью, вытянутой руки хватало, чтобы до них дотянуться. Это была последняя партия, и я едва ли не с кряхтением медленно встала. Ну и видок у меня, наверное.
Да, так и есть. В стеклянной дверце шкафа мое отражение было видно преотлично. Посмотрела — ужаснулась. Весь вид говорил, нет, кричал, что занималась я тут чем-то… кхм… явно неприличным. Щеки покраснели, пучок подрастрепался, а про юбку вообще молчу — задралась в аккурат до середины бедра, даже края чулок видно.
И только я потянулась опустить это недоразумение, как мой взгляд выцепил фигуру на заднем плане. Именно так. Шеф стоял в дверном проеме, прислонившись плечом о косяк и скрестив руки на груди. Наблюдал за представлением. И похоже, давно наблюдал — черти в глазах танцевали победную румбу. Вот только не поняла: меня все же так оценивали, или он пытался не заржать?
Краска моментально бросилась в лицо, я повернулась к начальнику, на ходу одергивая юбку. Мои неловкие движения и смущение эффект-таки произвели: мужчина улыбнулся. Лениво так, с предвкушением. Еще раз проскользил взглядом по моей фигуре, задержался где-то в районе кружева чулок, потом скосил глаза под стол и направил туда указующий перст:
 — Вон там еще один остался.
Я проследила за манипуляциями шефа. Действительно, под столом сиротливо валялся один-единственный листок. Но вот проблема: туда иначе как на четвереньках пробраться нельзя было. Не буду же я при начальнике… 
И вот тут до меня дошло! То есть он… вместо того, чтобы помочь… Вот так значит?! Ну знаете! Сжала кулаки и попыталась испепелить кое-кого взглядом. Еще и глаза прищурила, раздумывая над жизненно важным вопросом: куда спрятать труп? 
Вдох-выдох... 
Честно пыталась сдержаться. У меня даже почти получилось. Но пока я боролась с собой, от моего внимания совершенно ускользнул момент, когда шеф успел приблизиться. Окончательно я пришла в себя только осознав, что он стоит почти вплотную. Пришла в себя как раз для того, чтобы снова выпасть из реальности. Просто он...
Короче, то, что произошло дальше, позже я объясняла себе не иначе как эффектом неожиданности. Нет, действительно. Я тут закипаю в праведном гневе, а он как бес из колодца! 
Я даже понять не успела, как рука мужчины оказалась в моих волосах. Он вдруг стал сосредоточенно поправлять пучок (подумала, что и правда смотрелось ужасно), а потом волосы просто рассыпались по плечам. 
Неожиданно.
Ну о-очень проникновенный взгляд, мой подбородок уже в плену его пальцев... А я... я даже сказать ничего не могу. Просто в шоке. Прижимаю к себе листы как родные и почему-то ничего не делаю, чтобы его остановить... 
Внутренний голос тоже молчит. 
 — Ми...мистер Риардан... — получилось наконец пролепетать.
 — Джеймс, — проворковал засранец и стал склоняться к... да, к моим губам. Вот в этот момент внутренний голос и проснулся, вернулся к своим прямым обязанностям и отвесил мне пару волшебных подзатыльников.
 — Мистер Риардан, — уже тверже произнесла я, упираясь руками в мощную грудь.
Ого, а у него под костюмом ничегошные такие мышцы... Здорово.
Так, о чем это я?!
Темная бровь взметнулась вверх, намекая на мое непослушание. А вторая рука скользнула на талию.
И вот тут я снова разозлилась. Да как он вообще посмел?! Вот так нагло приставать к собственному помощнику! Ну, хотя да, чего я ожидала?
Призвав на помощь всю свою храбрость и злость, все-таки оттолкнула зарвавшегося начальника. Отпустил. Но и продолжил настороженно следить за мной, как кот за мышью. В какой-то момент показалось, что он просто игрался — тест это такой на проверку моей реакции. И не знаю, было ли это ответом на мои мысли или на ситуацию в целом, но я разъяренной кошкой прошипела:
 — Не смейте! Ни-ког-да!
Круто развернулась, бросила бумаги на стол, подхватила сумочку и вылетела из кабинета. 
Сразу скажу, злилась долго. Всю дорогу до дома материла наглых и самоуверенных мужчин. А потом... потом просто обидно стало. Неужели я действительно выгляжу как женщина, которая... Ну, в общем, было очень гадко. Придя домой, тщательно осмотрела свое новое отражение и поняла — определенно у шефа спринт такой: домогаться исключительно всех своих секретарш. Не удивительно, что они так часто меняются. Почему всех? Да потому, что на данный момент не было в моей внешности ничего примечательного. Уж я об этом позаботилась. Чего стоило только этот грязный серый цвет волосам подобрать. Да по сравнению с этим, поменять цвет глаз с яркого зеленого на водянисто-серый — вообще пустяк. А одежда? Стиль "кому за сорок". А мне всего-то двадцать три. 
Вот после тщательной беседы со своим внутренним голосом мы (я и мое "альтер эго") решили, что: либо Джеймс Риардан идиот, либо это у него хобби такое. Почему-то, более реальным показался второй вариант.
Конечно, подобное "хобби" для такого человека, как шеф, весьма странный выбор, но чем только властители мира сего не тешатся. А Риардан, как владелец не последней в этом свете компании, именно к таким и относился. На вид лет тридцать, а точным возрастом я даже не интересовалась. И на внешность природа не поскупилась: высокий, с телосложением у него тоже все в порядке, как я сегодня успела убедиться, темные волосы, немного длинноваты на мой вкус, при этом жесткие и властные черты лица, чуть раскосые глаза цвета моря... Не знаю, почему мне в голову пришло именно такое описание, но они действительно глубокого морского цвета — синие-синие. 
А вообще, меня что-то на поэтику потянуло. Характер этого человека, а еще и вечно кривая презрительная усмешка перечеркивали все его внешние достоинства. Не знаю, что в нем находит вся женская половина компании? Терпеть не могу таких. Прекрасно осознают свою силу и власть и даже не пытаются скрыть распирающее изнутри чувство собственного превосходства. Фу! Просто фу!
К понедельнику я успокоилась, но честно боялась заходить в офис: как Мистер Превосходство поведет себя сегодня, не знала. Но все вышло как нельзя лучше. На меня просто наорали. Причем за дело. Совершенно забыла сказать ему о переносе встречи со спонсорами на попозже.
Ну еще бы! Как в такой ситуации не забыть?!
С одной стороны, да, он прав — это все-таки мои обязанности. Но с другой — чего вообще прицепился? Приехал на два часа раньше, что с того? Не опоздал же.
Против такого аргумента даже моя совесть возражать не стала. Она тоже все еще на начальника злилась. 
После обоих этих случаев жизнь понемногу наладилась. Ну как, наладилась... Шеф сменил тактику тяжелой артиллерии на попытку взять противника (то есть меня) измором путем долгосрочной осады. Да-да.
Сначала извинялся. И сделал это, я вам скажу, как последний трус. Ну, или донельзя официально — это с какой стороны посмотреть. К вечеру я на своей рабочей почте обнаружила письмо. Написал, что сожалеет о своем несдержанном поведении. Вот только к чему относилось сие послание — к инциденту на этой неделе или на прошлой — я так и не поняла. Тут же приглашал сходить в ресторан, чтобы загладить вину, так сказать. 
Когда Мистеру Совершенство стало ясно, что его великодушное предложение было самым наглым образом проигнорировано, он предпринял попытку добиться согласия лично. Теперь уже спокойно смогла объяснить, что ни в какие рестораны я с шефом ходить не буду, и письма извинительные мне слать не надо. Вроде бы к сведению принял.
А я и успокоилась.
Наи-и-ивная...
Весь следующий месяц этот наглец атаковал мой телефон, почту и даже рабочее место. В первых двух случаях забрасывал звонками и сообщениями, ну а в последнем... записки, цветы... Хорошо хоть до подарков не дошел. Тогда бы я точно сбежала. И наплевать на работу и прикрытие. 
Вот и сегодня приехала в офис и обнаружила на столе огромный букет кроваво-красных роз и записку: "Доброе утро, милая! Зайди ко мне в кабинет. Целую, Джеймс".
 — Докатились. Хорошо хоть не "любимая", — прорычала сквозь зубы и поставила букет в воду. Так хотелось этими цветами по одной наглой роже... Но они-то ни в чем не виноваты. Жалко. А вот шефа точно нет!
Я говорила, что хотела позавтракать? Ага, и кофе еще раз попила, и перекусила... Отсутствие в моем желудке хоть какой-то еды раздражало даже больше, чем вся эта ситуация с подобием ухаживания. Поэтому я быстренько собрала документы на подпись и, кипя праведным гневом, с четким намерением высказать ему ВСЁ распахнула дверь кабинета. 
И замерла в ступоре на пороге вместо того, чтобы этой самой дверью хлопнуть. Картинка, представшая моему взору, была определенно из ряда вон. Если бы мне кто-нибудь о таком рассказал — да я бы этого человека на смех подняла. Чтобы Джеймс Риардан, эта хваленая "акула бизнеса" и вот так... Но, как говорится, глаза не врали.
Сказать, что шеф был в помятом состоянии — ничего не сказать. Да за ним будто свора собак гналась. Волосы взъерошены, вчерашний мятый костюм, рубашка расстегнута почти до середины, пиджак и галстук валяются на столике у дивана, пустая бутылка из-под виски — там же. Сам Риардан восседал на этом же диване, откинувшись на спинку и, кажется, спал.  
Я вежливо постучала. Ответом мне был один приоткрывшийся глаз.
 — Доброе утро, мистер Риардан, - произнесла я чуть ли не шепотом. Ну, потому что явно видно — человек мучается похмельем. А мы, женщины, создания жалостливые...
Шеф скривился, поднял свои красные глаза на меня и еле слышно прошипел:
 — Лекси, ты чего разоралась с утра? 
Мелькнула мысль, что под столом определенно должна быть вторая бутылка. И с чего это он вдруг так налакался?
 — Извините, мистер Риардан. Я не кричала. И не называйте меня “Лекси”, — добавила все так же тихо, но уже сквозь зубы. 
Я, конечно, все понимаю, но и у меня терпение не безгранично. Я вообще-то ругаться пришла. А мое имя — отдельная тема. "Лекси" меня называют только близкие люди, и слышать это от человека, которого не только знаешь всего лишь два месяца, так еще и с трудом терпишь — по меньшей мере, как-то неправильно. А вообще, почему-то и неприятно. Просто из его уст звучит как оскорбление.
 — Ну вот опять, — прошептал он. — Кому говорят, не ори, — Риардан наклонился над столом и обхватил голову руками. — Лучше бы помогла. Найди мне алка-зельтцер хотя бы. 
Я тяжело вздохнула, пытаясь взять себя в руки и не шипеть, и подошла к рабочему месту начальника.
 — В столе в нижнем ящике, — донеслось приглушенное от Риардана.
Я быстро нашла таблетки (он так часто напивается, что держит их под рукой?), стакан и только потянулась к графину с водой, как наткнулась взглядом на фотографию на столе. Там был изображен Риардан рядом с очень милой девушкой лет двадцати шести или семи. Жена что ли? Хотя, я вроде бы не слышала, что шеф женат. Тогда кто? Сестра? Интересно...
 — Черт возьми, Алекс, ты меня убить собираешься?! — завопил мужчина и тут же застонал от головной боли.
Как ребенок, честное слово!
Подала ему стакан, а сама вернулась к фотографии. Что-то привлекло мое внимание, и я пока не осознала, что именно. Но точно могу сказать: с этим фото что-то не так. Риардан, женщина. Такие счастливые... Никогда бы не подумала, что шеф умеет так улыбаться. И вот тут я смогла лучше рассмотреть задний план. Парочка стояла на фоне огромного камина, а на нем было как раз то самое! Вот честно? Если бы не королевская выдержка, я бы прямо там на пол и села! Просто... это ведь невозможно! На каминной полке стояла совсем непримечательная статуэтка женщины. Наверняка стоила целое состояние, но на вид совсем безделушка, как оно обычно и бывает (да, я не ценитель). Так вот эта самая женщина держала на вытянутых вверх руках чашу, а в чаше был кристалл. Тот самый! Один из девяти.
Кажется, я онемела и приросла к месту. Сначала от радости — я его нашла. А потом... Потом резко накатило осознание всей глубины той дурно пахнущей ситуации, в которую я умудрилась вляпаться. Просто мне осталось достать четыре кристалла. Я точно знала, где находятся три из них. А вот про четвертый ходили самые разнообразные легенды, но все сходились на том, что камень утонул. Еще один мне должны были как раз сегодня передать. И никто иной как Темный. Холодок скользнул по спине, едва мысль успела оформиться. А что если... если Риардан — один из них? Ну а что, вполне подходит на эту роль.
Ага, точнее подходил, пока я не обернулась. И поняла — полный бред. Как вот ЭТО может быть Темным? Смешно же.
А на диване мой дорогой начальник продолжал страдать похмельем, к сожалению, я не сразу заметила, что показным. И упустила из виду, что за мной следила пара синих совершенно трезвых глаз.



Арина Зарянова

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться