Кошки-мышки по-королевски

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

Александрина

Я — боль...
Я умерла и попала в ад.
Нет, у нас такого нет... Темные. Точно, они пытают мою душу...
Тоже не то... Душу я заложила Духам... Душу. Духам... Смешно даже. Было бы... если бы не было так больно...
Меня пытаются зажарить. Однозначно... Я умерла не в своем мире, значит все-таки ад...
Демоны, даже думать больно.
Я выплывала из тьмы, но с каждым шагом к свету мне становилось все хуже. Разве так бывает? Разве не должен свет приносить облегчение? 
Непонятные мысли медленно и несвязно бродили в голове. Казалось, что они отдаются глухими ударами где-то в висках. Каждая клеточка тела горела огнем, а еще что-то нестерпимо давило на шею. На какой-то миг мне показалось, что кто-то удерживает меня за горло. Но думать об этом не хотелось, и я снова окунулась в спасительную тьму...

Вторая попытка имела тот же успех... И третья, и четвертая, и, кажется, пятая. Я плавала между тьмой и светом, не желая растворяться в черноте окончательно, но и не возвращаясь к жизни. Постепенно сознание стало проясняться, мысли связывались в цепочки, и думать их уже было не так болезненно. Тело я ощущала плохо, но тупая ноющая боль не отпускала.
Где-то недалеко послышался приятный мужской голос, и я почувствовала, как что-то большое и теплое осторожно коснулось моей головы. Кажется, это была рука. Большая. Очень...
Я решилась приоткрыть один глаз, чтобы выяснить, кому данная длань принадлежала, и замерла в ужасе. Сразу открылся второй глаз. Пожалуй, слишком быстро, потому что от резкой вспышки света голова заболела еще больше. Пришлось зажмуриться. А когда я снова осторожно взглянула на мир, видение не исчезло. Великан сидел прямо передо мной и скалился. Хотя нет, это я преувеличиваю. Он улыбался...
Плотина рухнула, и поток воспоминаний не заставил себя долго ждать. Хоть и не ясные, в сознании всплывали отдельные картинки. Темный переулок, некромант, боль, ошейник и темнота. К сожалению, это совсем не объясняло, где я, и что вообще произошло. Зато стало понятно, что передо мной обычный человек, а я до сих пор кошка. Но, главное — живая кошка. Это, несомненно, радовало.
Выяснив таким образом хоть немного информации, я решила разглядеть, собственно, человека. Парень, лет двадцать шесть - двадцать семь (по человеческим меркам), мускулистый, широкоплечий (эдакий "шкафчик", подвид "секьюрити"). Довольно симпатичный: темные короткие волосы ёжиком, серо-голубые глаза (добрые, что хорошо), прямой нос и очаровательная улыбка. Улыбался он, кстати, тоже тепло и по-доброму (что еще лучше). Хотя закралась мыслишка, что злодеи всякие тоже обычно милые и хорошие, но я ее от себя быстро отогнала. Короче, совершенно успокоилась и решила, что убивать, пытать и есть меня никто не собирается. По крайней мере, сразу. Остальное не важно. А парень продолжал гладить по голове.
Ммм.. так пррриятно. Может помурлыкать?
Про себя усмехнулась — лучше не надо, а то привыкну. Не хватало еще домашним питомцем стать. Хотя... А что плохого? Сидишь дома целый день, ничего не делаешь, только ешь, спишь, птиц за окошком считаешь. А тебе поесть дали, лаской-заботой окружили... Ни тебе войн, ни некромантов, ни прочих потрясений и нечисти. Не жизнь, а сказка!
На этом размышления о хорошей жизни пришлось прервать и все-таки осмотреться. Мое временное пристанище оказалось довольно уютным. Я возлежала на кресле рядом с диваном. Перед ним небольшой столик, на стене напротив — телевизор. Вот, собственно, и все, больше ничего примечательного не было, только пара шкафов у стен. Прямо по курсу была кухня, рядом, должно быть, ванная, слева — небольшой коридорчик и, скорее всего, там же входная дверь. Больше возможности осмотреться не было — поворачивать голову оказалось безумно больно, но, судя по планировке, за моим креслом должна находиться спальня.
Боль в спине ужасно раздражала. Я решила, что сидеть, сложа руки, в смысле лапы, нельзя. Комочек силы отозвался сразу. Чуть не подпрыгнула от радости — так я гораздо быстрей вылечусь. А как только парень отошел, отпустила силу, пытаясь найти повреждения и залечить. 
Разряд прокатился по телу совершенно неожиданно. Пытаясь стряхнуть оцепенение, не сразу поняла, что произошло. А когда осознала... 
Вот же демон! За что же мне это все! Зараза, обидно до слез стало. 
Чертов ошейник! Вот для чего он. Чтобы силу забирать. Очевидно, если пытаться применить силу, то он ее просто впитывает в себя. И уменьшается. Темный же сказал, что кошкой останусь, а мне не до того было, чтоб над его словами задумываться. Если попытаться перекинуться, эта демонова штука меня просто задушит. 
Дышать было трудно, я вытянула шею и положила голову на лапы. Сразу так тоскливо стало. Надеешься на одно, а выходит...
Если бы только кое-кто додумался его снять. Но на это не особенно рассчитывала. Хотелось закрыть глаза и снова провалиться в сон. Но в дверь позвонили.
Брюнет так и встрепенулся. Радостная улыбка приклеилась к губам, а сам он даже перед зеркалом покрутился, прежде чем дверь открыть. Пригладил волосы, стряхнул несуществующие пылинки с одежды, развернулся, весело подмигнул на мой вопросительный взгляд и доверительно шепнул:
 — Она классная.
Ах вот оно что! Девушка. Тогда понятно.

Девушка оказалась ветеринаром. Наверно, немногим младше меня, но на вид совсем девчонка.
Разговора в коридоре я не слышала, но блондинка вошла хмурая. Зато парниша мой сиял как медный чайник. Явно только потому, что девушка этого не замечала.
Блондинка обратила на меня свои ясны очи, улыбнулась тепло-тепло и пропела:
 — Ты уже проснулась! Как себя чувствуешь? — меня тут же погладили по голове.
Ну, ребят, так не пойдет! Я же так пррривыкну. Муррр.
 — Судя по глазам, тебе лучше, — сделала правильное заключение из моего блаженного вида врач. — Сейчас я сниму бинты, смажу ранки, а завтра уже бегать начнешь.
Бегать? Не смешите мои когти. Как бы я этого ни хотела, побегу я нескоро.
 — Мне можно поприсутствовать? — подал голос хозяин квартиры.
Ветеринар на мгновение нахмурилась. 
 — Да, конечно. Только можно мне кофе? Я не успела позавтракать сегодня, — милая улыбка, совершенно невинные глаза... 
Что-то меня здесь настораживает. Зато брюнет ничего не заметил и шустро ринулся на кухню.
 — Ну что ж, — серьезно шепнула мне блондинка, — думаю, это его немного займет. А у нас с тобой дела.
Вот тон ее мне совершенно не понравился. Или это я слишком подозрительная стала? Решила пока в панику не ударяться, а понаблюдать за врачом. И не зря.
Меня вместе с подстилкой осторожно переместили на диван.
 — Терпи, киса, сейчас будет немного больно. Но главное, не вертись, — девушка стала разматывать бинты.
Я стоически молчала, стараясь всячески помогать ветеринару — где-то полежать спокойно, где-то приподняться — но не двигаться слишком много. Когда я перестала выглядеть как мумия, девушка нахмурившись всмотрелась в мою спину. Знаете, это абсолютно паршивое ощущение — чувствовать, что что-то не так, но не видеть, что именно.
 — Да что же это такое, — проворчала блондинка себе под нос. — Почему они до сих пор не заживают? Никогда такого не было. Что с тобой не так? — и посмотрела на меня таким странным взглядом, что я сама заинтересовалась, что же не так-то со мной?! Вроде третье ухо не выросло. А вообще задалась вопросом, что значило ее "до сих пор". Это сколько же я в бессознательном состоянии провалялась? В связи с этим захлестнула волна паники: у меня же люди, у меня же война, а я отлеживаюсь. Как так?! Тем временем, не догадываясь о моих внутренних терзаниях, врач продолжила:
 — Я всегда все с первого раза залечивала. А тут... Конечно уже лучше, чем было, но еще сеанса два понадобится.
Ничего не поняла. От слова "совсем". Пока я пыталась переварить кашу из слов "сразу", "сеанса два" и "что с тобой не так", ветеринар времени даром не теряла. Она поднесла руку к моей спине, закрыла глаза и....
Ох, вы ж демоновы предки! Быть не может!
Если бы не слабость во всем теле, я бы, наверно, в одном прыжке перемахнула через диван, врача и половину гостиной сразу и ускакала в коридор в шоковом состоянии. То, что произошло, в моем сознании никак не укладывалось, и иначе чем разрывом шаблона названо быть не могло.
Мою черную тушку в мгновение окутал теплый желтый свет, исходящий из руки девушки. Боль сразу уменьшилась, и, насколько можно было судить по ощущениям, раны стали затягиваться. Невероятно! Маг-целитель на Земле!
Тепло внезапно прекратилось, а девушка заметно побледнела и тяжело дышала, но продолжала хмуриться. Вывод: либо не очень сильная, либо ошейник и чужую магию впитывает. Я на всякий случай повертела головой — сильнее эта штука давить не стала — уже хорошо. Но все это очень странно.
 — Ну почему? Ничего не понимаю, — недоумевала ветеринар.
Мне внезапно захотелось ее утешить. В порыве сочувствия положила здоровую лапу ей на руку и получила в ответ вымученную улыбку.
 — Сандра, тебе кофе какой? — из кухни высунулась голова брюнета.
 — Черный и побольше сахара, — крикнула она парню и уже тише добавила: — Сахар мне сейчас понадобится.
Значит, ее зовут Сандрой... Хоть что-то. Теперь бы имя моего спасителя узнать. В том, что именно он вытащил меня из переулка, сомнений уже не было. Даже ветеринара вызвал. Интересно, а знает ли он, кто на самом деле эта девушка? 
Словно в ответ на мои мысли, блондинка опасливо оглянулась в сторону кухни, лучше закрывая меня собой, и я поняла: нет, не знает. 
Мою левую лапу (хоть и не в курсе, что с ней было) залечить удалось. Сандра победно улыбнулась:
 — Хоть что-то.
Я пошевелила лапой, попробовала выпустить когти... Не болит! Вот что значит магия!
Заметив, что ветеринар за мной как-то настороженно наблюдает, взяла и стала вылизывать эту самую лапу. Брр... Не люблю шерсть. Но я же кошка! Надо соответствовать, а то накроется моя конспирация синеньким цветочком.
Однако, радость от обретения здоровой конечности была недолгой, потому что кое-кто про тайны бдил еще лучше меня.
 — Но все же придется забинтовать, чтобы у Макса вопросов не возникло, — мне заговорщически подмигнули, и Сандра взялась за правую лапу.
Тоже мне! Я фыркнула и подала левую.
До девушки дошло, она зависла на пару секунд, а потом испуганно прошептала:
 — Ты меня понимаешь что ли?
Как же мне хотелось кивнуть в ответ! Ой, как хотелось... И как же сложно было сдержаться! Но я взяла себя в руки, то есть лапы, и решила над врачом не издеваться — а то потом еще сиди успокаивай — и просто на нее уставилась. Не моргая. Так, на всякий случай.
А из кухни с двумя чашками выплыл, как теперь выяснилось, Макс. С очень загадочной улыбкой на губах.



Арина Зарянова

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться