Кошки-мышки по-королевски

Размер шрифта: - +

Глава 18

Зашипела от ослепившей на мгновение боли, но тут же собралась и стала считать.
Взрослый истощенный вампир может выпить человека досуха и не насытиться. То, что я маг, давало преимущество. Моя кровь питательней, особенно отданная добровольно. Поэтому десяти глотков ему должно хватить, чтобы притупить жажду. Лишь на несколько часов, но этого будет достаточно. Все это мне когда-то рассказывал сам В'Алиан. После похожего случая.
На седьмом глотке голова начала кружиться, запястье жгло, я закусила губу, заставляя себя не дергаться и стоять спокойно. В основном, потому что рядом было двое наблюдателей, которым происходящее определенно не нравилось. Им обоим проще было убить вампира.
Девять. Десять...
Попыталась отнять руку, но вампир продолжал впиваться в мое запястье, судорожно прижимая ко рту. Тонкие пальцы железной хваткой удерживали мою руку, настолько сильно, что тут же начали проступать багровые следы. Ну вот, теперь еще и синяки до завтра залечивать.
Одиннадцать, двенадцать...
Перед глазами помутнело, но В'Алиан не отпускал. Пришлось сделать последнее, что было в моих силах, прежде чем Радж оторвет ему голову.
Второй рукой я обняла вампира за шею, приподнялась на носочки, вплотную прижимаясь к его телу, и на грани слышимости прошептала, почти касаясь губами его уха:
— Вал. Ты поклялся, что не причинишь мне вреда...
В следующее мгновение я покачнулась, лишившись опоры — вампир практически отлетел, с силой ударившись спиной о тяжелую дверь.
Да он ее выбьет такими темпами. Подумала и усмехнулась про себя: забочусь о таких мелочах, когда сама едва на ногах стою. Накатила дикая слабость, но, к счастью, донимать по этому поводу меня не стали. Раджин только подошла ближе, готовая в любой момент поддержать своей черной тушкой.
Пока вампир приходил в себя, все еще обводя безумным красным взглядом все вокруг и жадно принюхиваясь, я с неудовольствием осмотрела превращенное в кровавое нечто запястье. Зачем же кусаться надо было!
Направила поток силы в руку и слизала все еще сочившуюся кровь. Это движение не осталось незамеченным — вампир дернулся в мою сторону, но тут же остановился. В глазах начала проявляться осознанность мысли, кожа приобрела цвет, тени под глазами начали исчезать. Мужчина пару раз глубоко вздохнул, тряхнул головой и посмотрел на меня уже карими глазами. Красные всполохи еще продолжали мелькать, но вампир полностью контролировал себя.
— Ты как? — голос, несмотря на мои усилия, дрогнул. Мне бы прилечь ненадолго, но если скажу об этом пантере, она меня закроет в комнате на неделю. И так все еще испепеляет взглядом меня и вампира по очереди. Про Дариана даже вспоминать не хочется. Этот не только закроет, но и на Землю утащит для верности.
— Нормально, — кивнул глава клана Ночных, наконец отлипая от многострадальной двери.
Я продолжала стоять и мельком осматривала пострадавшую руку, прижимала к себе, больше концентрируясь на лечении, чем на происходящем.
— Дважды...
— Что? — не поняла я. Вскинула голову, пытаясь сфокусировать взгляд на вампире, но покачнулась. Наверное упала бы, но неожиданно для себя, почувствовала теплые руки на плечах и уперлась спиной в широкую грудь. В данный момент я была благодарна Дариану за поддержку. Прекрасно знала, что он бесится, и нам предстоит долгий разговор об излишнем контроле моей жизни, но сейчас просто наслаждалась странным чувством, охватившим от его близости.
Вампир стрельнул в нас глазами и пояснил:
— Я уже дважды обязан Вам жизнью, принцесса.
Я кивнула, не собираясь проявлять благородство. Такими долгами не разбрасываются.
— Надеюсь, Вы об этом не забудете, — перешла на официальный тон, давая понять что, когда придет время, плату я с него потребую.
— Не забуду. Клянусь, — глава клана Ночных серьезно смотрел мне в глаза, и я ему верила. Когда-то давно он поклялся, что не причинит мне вреда, сегодня он сдержал слово. Смог подавить свою сущность, отказаться от пищи, в то время как был полностью истощен, чего не сделал бы в любой другой ситуации.
И сейчас я была уверена, что нападение на деревню его клан не совершал. Хоть договор и не был клятвой, но В'Алиан его бы не нарушил. А если, как предположила пантера, ситуация была безвыходной, он пришел бы сам вот так как сейчас.
— Идем, нам есть о чем поговорить.
Я осторожно, стараясь не совершать резких движений, вывернулась из объятий бога и сделала шаг к лестнице, соображая как подняться наверх, придерживая юбку треклятого платья только одной рукой, но внезапно вампир оказался прямо передо мной.
Не успела отреагировать, как мое запястье снова взяли в плен. Где-то рядом зарычала Раджин, но вампир лишь с полным раскаяния видом осмотрел поврежденное место. Кровь я уже остановила, но рана даже не начала заживать, продолжала ныть, а кисть вообще онемела. Дернул же бес сунуть ему правую руку, а мне еще с бумагами до ночи сидеть.
В'Алиан поднес мое запястье к губам, и на миг у меня перехватило дыхание — думала не сдержится. Но тот, нахмурившись, медленно провел языком по ране, залечивая. Об этой способности вампиров я помнила, но побоялась его просить, пока окончательно не придет в себя. Дразнить лишний раз, пока тот голоден, все-таки не лучшая идея.
Мужчина посмотрел мне в глаза, не отрываясь от своего занятия, а меня будто током ударило. По телу пробежалась стайка мурашек, глаза удивленно распахнулись, а я невольно всхлипнула и перестала дышать. Настолько интимным смотрелся этот жест. Не знаю, как все выглядело со стороны, но я замерла как кролик перед удавом, не в силах ни вздохнуть, ни вырваться из темного с красными искорками омута.
Как в тумане вздрогнула, ощутив, что кожи касаются губы, и поморщилась, когда мужчина дотронулся до стремительно темнеющего синяка. Вампир перевернул мою руку, снова недовольно скривился, глядя на оставленные следы, и еще раз осторожно прикоснулся губами. А мне почему-то так не хотелось, чтобы он останавливался...
Тепло стремительно возвращалось в пострадавшую конечность, а пальцы, все еще утопавшие в мужской ладони, начало болезненно покалывать. Это вернуло в реальность. Вынырнула из странных ощущений и нервно оглянулась на Раджин. Мне тут же достался ехидный взгляд от пантеры, сердитое сопение бога за спиной, потому что смотреть на него не решилась, и щеки окрасило румянцем.
Ничего себе! Алекс, что с тобой такое творится? С каких пор ты стала так реагировать на обычный поцелуй в руку?
Хорошо, не совсем обычный и не совсем поцелуй, но все же! Богиня, как же стыдно! Даже не из-за случайных свидетелей, а из-за того, что я главу клана знаю практически всю свою жизнь, и вот так...
Не знаю, что у меня отразилось на лице в этот момент, но Радж быстро пронюхала мое замешательство.
"Алекс, ты забыла, что он вампиррр," — кошка, забавляясь, с намеком протянула последнее слово, и до меня дошло!
Это не моя реакция странная, а кое-то совершенно бесцеремонно использовал свою силу и нечеловеческое обаяние. Обычно вампиры так собственных жертв гипнотизируют. И зачем, спрашивается?
Хмурый взгляд исподлобья не подействовал. В'Алиан его напрочь проигнорировал.
— Еще раз спасибо, принцесса.
— Вообще-то уже королева, — буркнула я, все еще злясь на его выходку.
— Для меня ты всегда останешься принцессой, — вампир тепло улыбнулся и подмигнул.
Совсем как тогда, в детстве.
Мне было лет пять, не больше. В тот день весь двор выехал на охоту на Юго-Западную территорию в поместье какого-то лорда. Именно там проходит граница с вампирами и именно в тех лесах много дичи. Мы с Яарой остались на лесной опушке вместе со всеми дамами, расположившимися на пикник. Но, естественно, сбежали подальше в лес, чтобы поиграть в прятки. Был мой черед искать. Я бродила по лесу и не заметила как зашла настолько далеко, что шум с поляны перестал быть слышен. Тогда я и наткнулась на В'Алиана. Он еле держался на ногах, был голоден и ранен. И тут такая легкая добыча.
— Ты кто? — настороженно спросила я.
— В'Алиан.
Повторить его имя не получилось, поэтому придумалось более короткое. Вал.
— И что такая маленькая девочка делает одна в лесу?
— Я — Александрина, принцесса Аскорда, — до сих пор помню, как оскорбилась за то, что он назвал меня маленькой, и гордо вздернула подбородок.
С тех самых пор он и звал меня принцессой, почти всегда обращался на "вы" и никогда не сокращал мое имя.
— А, ну если так, — мужчина улыбнулся. — Прошу прощения, что не узнал Вас, принцесса, — вампир отвесил шутовской поклон, но тут же скривился от боли.
— Ой, у тебя кровь! — я схватила его за руку и потащила в направлении поляны. — Пойдем, тебе там помогут.
Но вампир уперся, сказал, что ему туда нельзя, иначе он всех съест. Сначала я подумала, что этот странный человек шутит, но потом он показал клыки и...
— Так ты вампир! — восхищенно выдохнула я. — А хочешь, я тебе крови дам? Это тебя вылечит?
В'Алиан тогда уставился на меня как на какое-то чудо. Еще бы! Мало того, что ребенок его не испугался, так еще и крови предложил. Мужчина отнекивался недолго.
Мне стало страшно, только когда вампир поднес мою ручку ко рту.
— Ты ведь меня не съешь?
Именно тогда В'Алиан произнес клятву, которая нас связала.
— Нет, принцесса. Я никогда не причиню тебе вреда, клянусь, — все это он говорил, уверенно глядя мне в глаза, и сомнений не осталось.
Какой же переполох мы устроили, когда вышли за ручку из леса. Папа хотел лично убить вампира, но я не дала. В'Алиан остался у нас. А Ярка дулась целую неделю, что я не позвала ее, когда нашла "живого" вампира.
Уже гораздо позже я узнала, что в то время в клане пытались совершить переворот. И все бы удалось, если бы В'Алиан не попал к нам. Спустя некоторое время он ушел и вернул себе власть. Отец по возможности его поддерживал. Так мы и познакомились с главой клана Ночных.
Теперь он снова, подставив локоть, стоял передо мной, ни на день не постаревший и все с теми же хитринками в карих глазах.
Но принять помощь вампира мне не дали. Мир внезапно закружился, вспыхнул портал, и я оказалась в своей комнате. Не одна. Дариан держал меня на руках. Он быстро сгрузил свою ношу на кровать и одарил ее, то есть меня, суровым взглядом. Настолько суровым, что захотелось прямо сейчас перенестись подальше отсюда. Дикие Земли вполне подойдут. А если вспомнить, что я его еще и каблуком... Ой, заберите меня пожалуйста!
Бог присел на край кровати и молчал. Смотрел и не говорил ни слова. Наверное, думал, что я проникнусь. А я... А мне было очень неудобно лежать, и смотреть снизу вверх на некоторых недовольных. И вообще, меня там дела ждут, с вампиром поговорить надо, выяснить, что у них в королевстве творится. Поэтому я попыталась встать, но меня вернула на место божественная ладонь, надавившая на плечо.
Дариан сокрушенно покачал головой и тяжело вздохнул:
— Не дошло.
А что, собственно, до меня должно было дойти?
— Я вот все чаще задаюсь вопросом, ты вообще думаешь, перед тем как что-то сделать? — и выжидательно посмотрел, что я даже растерялась.
О том чтобы тебе по ноге двинуть? Нет, это вышло спонтанно. А если про вампира, то... Я знала, что это правильно! Знала и все! Тем более, мы с В'Алианом уже это проходили. В прошлый раз все было нормально, поэтому и в этот ничего бы не случилось. Наверное.
— Что-то мне подсказывает, что нет, — продолжал обвинительный монолог Дариан, не обращая внимания на то, что мой честный взгляд утверждал обратное. — Ты какого демона сунулась к вампиру? Голодному вампиру, Алекс?!
Вот этого моя кошачья душа уже не могла вынести.
— Потому что так надо было! — вспылила я. — И вообще, что ты устроил? Зачем ты меня сюда притащил? Меня ждут! — я снова попыталась сесть.
— Лежать! — рявкнул бог, и я рухнула обратно на подушку.
Нет, так нет, сказал бы нормально, зачем орать-то? И вообще все крайне несправедливо! Я обиженно засопела и отвернулась.
— Ты на ногах еле стоишь, отлежись, — уже спокойнее произнес он, смеривая меня обеспокоенным взглядом.
— Но мне...
— Выйдешь, когда я разрешу! — отрезал бог, не дав даже возразить.
И вот чего это он раскомандовался? Об этом и спросила и тут же ойкнула, потому что лицо мужчины оказалось близко-близко, а он прожигал меня злым взглядом.
— Потому что слушаться надо было с первого раза.
— Это когда ты приказал мне сидеть в комнате? — прошипела в ответ.
Я уперлась ладонями в грудь Дариана, потому что тот склонился совсем близко и взвыла, когда бог перехватил мои запястья.
— Ау! Больно же!
Честно? Ради такого виноватого взгляда я согласна еще на пару синяков. Дариан отстранился и бережно приподнял мою правую руку, едва касаясь обвел четко проступавшие следы от пальцев вампира и рыкнул:
— Я ему голову оторву!
— И вся моя работа пойдет насмарку, — ляпнула я и тут же благоразумно заткнулась под тяжелым взглядом бога.
В следующее мгновение из вазы, стоявшей на туалетном столике в другом конце комнаты, протянулся маленький ручеек, окутал мою руку и, повинуясь ласкающим движениям пальцев Дариана, стер все синяки. Боль ушла мгновенно. Мужчина оставил дорожку из поцелуев на месте повреждений и с какой-то тихой грустью с синих глазах посмотрел на меня.
На фоне этого всего озвученный сухим тоном вопрос оказался крайне неожиданным:
— Ну и что у тебя с ним?
— С кем? — я растерянно моргнула, все еще находясь под впечатлением от действий Дариана, который, кстати, руку мою так и не отпустил, а продолжал наглаживать чувствительную кожу на запястье, что мыслительной деятельности никак не способствовало.
— А есть еще варианты? — бог зло сощурился.
И тут в моем мозгу щелкнуло. Вспомнилось, как я весьма недвусмысленно прижималась в В'Алиану, его проникновенный взгляд и...
Как же можно было такое придумать! Я знаю вампира с самого детства, да он же старше моей бабушки! И вообще, к чему эти вопросы?
Первой и самой бредовой мыслью было, что бог ревнует. Внимательно посмотрела на эту заразу и поняла: точно нет. А потому:
— Даже если есть, тебе какое дело? — выпалила и тут же осознала: зря, очень зря. Язык мой — враг мой.
Кто-то зарычал и так недобро на меня посмотрел. Ой, как недобро. Сразу захотелось провалиться хотя бы под кровать.
— И вообще, мне идти надо, — постаралась придать голосу бодрости.
— Я тебя еще не отпускал.
— А что ты сделаешь? Запрешь? Или на Землю опять утащишь? — я перекатилась на другой край кровати и шустренько вскочила, пока бог не придумал как меня задержать. К счастью, голова кружиться перестала, собственная сила быстро справилась с потерей крови. Или это тоже Дариан сделал? Задумываться не стала. Какая разница, главное, чувствую себя нормально.
— Практика показала, что и оттуда ты выберешься, — проворчал мужчина, но было видно, что он уже смирился с моим решением вернуться к делам. — Русалок к тебе что ли приставить для надежности?
Рука, поправлявшая прическу, так и застыла.
— Ну уж нет. Твоих богинь под носом я терпеть не буду, — мигом вспомнилась та зеленоволосая красавица по имени Вилена, ее раболепный взгляд и покорное "да, господин", и накрыла знакомая волна раздражения. Передернула плечами, век бы ее не видеть. От одного такого взгляда тошнить начинало, а то что смотрела она исключительно на бога, вообще бесило.
Сама себе удивилась, с чего бы это?
— Они русалки, а не богини, Алекс, — снисходительно отозвался бог, подходя ближе.
Я же бросив последний взгляд на себя в зеркало, убедившись, что выгляжу приемлемо, метнулась к двери, пока меня не перехватили.
— Я не то имела ввиду, — буркнула на ходу.
Еще бы, они такие красавицы, а я? Чисто женская зависть не даст мне покоя. Разве можно спокойно сносить такую конкуренцию в собственном окружении? Вот я и думаю, что нет.
Уже взялась за ручку двери, когда по обе стороны от меня уперлись мужские руки, а кое-кто проникновенно прошептал, склонившись к моей шее:
— Ревнуешь?
От такого предположения даже опешила. Ревную, вот еще выдумал!
Я мгновенно повернулась к забавляющемуся богу и только тогда осознала свою ошибку. Вот так легко поддалась на провокацию и теперь стою, прижавшись спиной к двери и уткнувшись носом в грудь Дариана. Вдохнула чуть сладковатый умопомрачительный запах кожи и пропала. На глаза попалась ямочка на шее, и мне так отчаянно захотелось прикоснуться к ней губами, что только низкий шепот вернул к реальности.
— Хотя бы себе в этом признайся.
С трудом вспомнила, о чем он говорит. Ах да, что я ревную. Со всем соглашусь, только стой так и не отходи.
Дариан провел пальцами по моему лицу, приподнял подбородок, а мне как кошке захотелось прикрыть глаза и потереться щекой о его ладонь. Так спокойно и уютно я еще себя никогда не чувствовала. А когда потемневший взгляд остановился на моих губах...
С той стороны двери поскреблась Раджин.
Все наваждение схлынуло моментально. Да что же такое сегодня происходит? Глухое раздражение снова подняло голову. Вот только не поняла, на кого я злюсь больше. На Дариана, за то, что не оставляет попыток меня соблазнить, на себя, за то, что перестаю соображать в его присутствии, или на Раджин, которая уже в который раз нас прерывает. Последний вариант оказался совершенно неожиданным.
Мелькнула шальная мысль, что когда-нибудь такое трио — дверь, я и бог — до добра не доведет. Кого: дверь или меня, — пока не определилась.



Арина Зарянова

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться