Кошки-мышки по-королевски

Размер шрифта: - +

Глава 21

— Раджин... — жалкий шепот.


Дальше все происходило как во сне. Единственная мысль крутилась в голове, определяя смысл моего существования. Она должна выжить, мы обязаны успеть.

Я не помню, как оказалась около пантеры, как упала на колени, зарываясь пальцами в короткую шерсть. Образовавшуюся пустоту внутри опутали ледяные щупальца страха, где-то в груди глухо ныло от нестерпимой боли сердце, горло сжало спазмом так, что невозможно было сделать вдох...

Я не помню, как нащупала бьющуюся жилку на шее кошки. Едва различимый пульс, дыхание с хрипом, вырвавшееся из кошачьей груди и...

Вдох. Мой.

Жива, еще есть время. Только бы успеть.

От шеи через грудь почти до задних лап тянулась рваная рана, кровь расползалась лужицей по полу...

Руки почему-то дрожали.

Не помню, как вокруг нас засуетились лекари. Не помню, кто их позвал. В этот момент мне было плевать на Элгвена. Моя душа лежала передо мной и умирала. Не существовало никого, кроме нее.

Пожалуйста, только не умирай.

Секунды растянулись в целую вечность. Я не знаю, сколько так просидела, когда почувствовала, как меня отрывают от пола сильные руки. Не видела чьи. Я вообще ничего не видела, кроме черного пятна. Глаза жгло, и все расплывалось.

Дариан — мне почему-то показалось, что это он, — открыл портал, поднял на руки Раджин и шагнул в окно перехода. Последовала за ним только потому, что знала — мне нужно быть рядом с моей душой.

Как в тумане осознала, что мы в ванной моих покоев. Зачем — даже не задумывалась.

Следующая вспышка в сознании: бассейн, Радж на бортике, бог рядом. Что он делал с пантерой не знаю. Я снова сидела возле нее на коленях и вливала силу. Всю, что была. Знала, что мне это дорого обойдется, но жизнь кошки ценнее. Вода окрасилась в красный. Слишком много крови, слишком много.

Кажется прошли долгие часы, пока рана медленно, сантиметр за сантиметром, начала затягиваться. Голубые капельки воды проникали внутрь, останавливали кровь и стекали обратно в бассейн, уже окрашенные в красный.

— Алекс, скажи ей, пусть обернется.

Я вздрогнула от голоса бога, в замешательстве посмотрела на рану — той не было, кровь больше не шла.

Дариан понял мое молчание по-своему и рыкнул:

— Я знаю, кто она! Пусть оборачивается, мне будет проще долечить.

Вытерев почему-то мокрое лицо и глаза, я наклонилась к пантере и прошептала:

— Милая, пожалуйста, превратись, — гладила кошачью голову, взывая к человеческой сущности. — Слышишь, родная моя. Яара...


Ничего не происходило. Передо мной все так же лежала большая черная кошка.

"Алекс, без паники, у тебя получится," — кажется, это была первая осознанная мысль за все время.

— Раджин, отпусти ее. Так надо. Ярочка, сестренка, пожалуйста, — всхлипнула. — Вместе навсегда, помнишь?

Эти слова всегда были сродни заклинанию. Они нас мирили, успокаивали, вселяли надежду.

Мгновение, и на бортике бассейна появилась девушка. Поздно спохватилась — нужно же чем-то прикрыть, а мой вариант иллюзии на Дариана не действует. Не успела подняться, как вошел водяной, неся в руках простынь.

Я даже не заметила, как он выходил.

Бог обернул Яару тканью, поднял на руки и опустился вместе с ней в воду. Мою попытку помочь сразу же пресекли. Несколько безумно долгих мгновений, и голубое свечение, окутывавшее тело сестры, постепенно угасло. После Дариан отнес Яару в комнату, уложил на кровать и только тогда повернулся ко мне. Внутри до сих пор все было сковано льдом. Даже не знаю, что сможет растопить эту безжизненную ледяную пустыню в моей душе. Потерять мою половинку, часть меня во второй раз я не смогу. Какой бы ни была сильной, это меня сломает. Разве может человек жить без своей души?

Замерла в дверях. Только и могла, что с надеждой смотреть в синие, цвета моря, глаза и ждать приговора.

Ну, не томи, скажи как есть!

— Она спит. Все в порядке, больше повреждений нет. Резерв исчерпан полностью, но с ее способностями, должна быстро поправиться.

Выдохнула.

Нужно было сказать хотя бы "спасибо", но язык совсем не слушался.

Медленно подошла к кровати. Простынь, в которую до сих пор была завернула сестра была сухая, но убрать нужно. Бросила взгляд на бога, тот кивнул.

— Посмотрю как там Элгвен, — проговорил он и вышел.


Когда Дариан вернулся, я сидела на кровати и держала Яару за руку. Как же соскучилась по ее человеческому облику. Она была похожа на маму, те же черты лица, каштановые вьющиеся волосы, только глаза не голубые, как в детстве, а уже привычные янтарные. Во мне больше от папы. Вот только волосы почему-то черные.

Зелье, что передала Верховная, я все-таки умудрилась влить в Яару, оставив половину на завтра, как и говорила ведьма.

Только сейчас, слыша размеренное дыхание сестры, могла спокойно вздохнуть. Богиня, я чуть ее не потеряла! Снова.

Мне на плечи легли теплые руки.

— Пойдем, с ней все будет хорошо.

— Нет, я останусь, — прошептала. С голосом совладать просто не могла.

— Алекс, она просто спит, — Дариан развернул меня к себе и заглянул в глаза. — Все будет хорошо, ей нужно отдохнуть. Ты сейчас ничем не поможешь.

Не помогу... Да я и не могла ничем помочь. Если бы не ты...

Не знаю, что отразилось на моем лице, но бог порывисто притянул меня к себе. А я... Я сдалась. Слезы хлынули из глаз, смывая всю тревогу, отчаяние, страх. Впервые за долгое время я позволила себе искать утешения у кого-то помимо сестры. Когда-то задушенное на корню желание опереться на сильное плечо возникло снова, и у меня не было сил ему сопротивляться. Я позволила себе обнять бога и рыдать у него на груди, позволила себе быть слабой, выплескивая напряжение последних дней.



Арина Зарянова

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться