Кошки-мышки. Трудная любовь 2

Размер шрифта: - +

Глава 10. 23 февраля (часть 4)

Разумеется, ректор Даниил оставил ее после уроков. И разговор состоялся для Шуры вполне ожидаемым.

— Ты сегодня должна бы быть наказана. Надеюсь, тебе не надо объяснять за что? — спросил ее он, закрыв глаза, словно не спал несколько суток и сейчас едва сдерживал дремоту.

— Подозреваю, — неохотно ответила Шура. Ей поистине, было все равно, одним наказанием больше, одним меньше… — Но вы не правы!

— Первое правило школы… — сонно напомнил Даниил. — Я должен тебя наказать за столько нарушений, если бы не твоя успешно завершенная миссия.

— Вы мне не верите? — злилась Шура. — Как же я могу доказать вам, что она мышь?!

— Никак, — открыл глаза Даниил. — Время все расставит на свои места. В свою очередь, ты должна стараться и выполнять мои указания, и следовать советам ректора Силента.

— Это все впустую! Я лишь потеряю время, которое могу потратить на более полезные вещи и тренировки, — голос Шуры почти переходил на крик.

— В твоем случае, Силент - самое полезное для тебя… куда полезнее Руссаковского, который только и делает, что тебя балует.

Услышав такую нелепость, Шура не смогла удержать порыв души:

— Руссаковский? Балует? Он самый безжалостный учитель!

Ректор Даниил вяло потер руками глаза и тихо заметил:

— Особенно на день влюбленных. Такие безжалостные привилегии по отношению к тебе, что из-за них он чуть в камеру позора не угодил.

От несправедливости у Шуры даже дыхание сбилось. Она так много хотела сказать ректору, что не нашла, что ему предъявить вперед. В итоге он первый продолжил:

— Это бесполезный спор. Есть правила школы, надеюсь, у тебя достаточно ума, чтобы мне больше не перечить?

Шура поняла, что еще одно слово о несправедливости учителя может сгубить все ее мечты о двадцать третьем февраля. Она замолчала.

— Можешь идти, — устало вздохнул Даниил.

Шура сделала несколько шагов к выходу и перед самой дверью остановилась.

— Вы знали Вихря, — это прозвучало из ее уст утвердительно. Ректор поднял на нее сонные глаза. — Вы знаете кто он. Расскажите мне о нем, ведь я выполняла для вас задание… Вы меня сами познакомили с ним.

— Зачем тебе это? — непонимающе спросил Даниил, словно отбрасывая навязавшиеся, ненужные мысли.

— Все его знают… И вы… он зачем-то нужен был вам… Вы его ищите? Да?! — догадалась Шура. — Может, я вам помогу найти его?

Глаза Даниила испуганно расширились, и он поднялся с кресла.

— Ты всего лишь первокурсница, — напомнил он ей уже холодным тоном. — Твое задание давно закончилось. Ты получила трофей. А все вопросы про Вихря адресуй не мне. И лучше никому из учителей с этим не подходи. Вот тебе от меня добрый совет.

— Но…— Шура взглянула на браслет. С каждым взглядом на него, ее просто тянуло как можно лучше узнать об обладателе этого трофея. — Он, — показала она учителю на трофей. — Он зовет меня. Он хочет его найти.

— Тогда он тебя сам приведет к нему или… расскажет о нем, — заключил учитель и сам вышел из аудитории через другую дверь. Шура стояла и думала. Она душою чувствовала, что все учителя что-то ей про Вихря недоговаривают. Почему он резко стал для школы секретом, хотя раньше был популярным человеком?

На все эти вопросы мог ответить только один человек — Яна. Беда была лишь в том, что найти ее практически невозможно.

***

Еле отсидев оставшиеся уроки, Шура, с ноющим сердцем, отправилась в больничный корпус навестить Грацию. Душа ее терзалась. Она себя винила, что не искала ее и так поздно узнала о случившемся, а ведь должна была, как настоящий друг, навестить ее на день влюбленных! Она там одна, брошенная всеми… Из-за нее пострадала…

Дойдя до дверей больницы, Шуру обуял стыд. Она шла к пострадавшей из-за нее подруге с пустыми руками. Ничего не подготовила в знак извинения! Шура решительно повернулась назад. По дороге к своему корпусу она в голове перебирала, что можно подруге подарить, но к несчастью, у нее ничего подходящего для подарка не было. Но тут она издалека заметила Чайника. Парень шел из своего корпуса в главный.

— Пироженки! Самые эксклюзивные пироженки можно подарить! — Осенило ее, и Шура рванула догонять юного повара. Она почти его поймала, но тут парень повернул не на кухню, а в другой коридор. В самый темный и знакомый… Чем дальше передвигался Чайник, тем понятнее Шуре становилось.

Повар шел в запретную библиотеку.

Шура за ним брела медленно и неуверенно. В ее сердце закралось сомнение. Шагая за ним, она мучилась: «Стоит за ним идти или нет», ведь если ее поймают второй раз, она точно вылетит из школы. Все же, любопытство взяло верх над самосохранением. Шура оправдывала себя: «А вдруг он хочет навредить школе или помочь врагу? Надо выяснить его планы».

Конечно, здравый разум говорил ей, что Чайник настолько труслив, что вряд ли свяжется с врагом… Разве что…из-за страха. Но из-за страха ведь он мог перейти на черную сторону! Она подбадривала себя, что узнает все и расскажет учителям, как полагается честной ученице.

«Честной, порядочной ученице» - от последних мыслей Шуру передернуло. Она вспомнила Рэм и ей резко не захотелось поступать как она. «Я сама справлюсь с Чайником!»- решила она. – «Если надо, то помогу ему выбраться из темного омута. На предателя он не похож…» - рассуждала она.

К удивлению Шуры, парень прошел мимо центральных библиотечных дверей. Это обстоятельство еще больше ее заинтриговало.



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться