Кошки-мышки. Трудная любовь 2

Размер шрифта: - +

Глава 16. Прощальный вечер (часть 2)

В воздухе витала влюбленность. Парили разные ароматы, которые создавала магия фей. Шура чувствовала себя затуманенный, ее с огромной силой тянуло к Герману. Она мысленно надеялась, что он вот-вот появится откуда-нибудь так весело и неожиданно. Но вместо гонщика к ней лёгким ветерком подлетел Влад. Он видимо поймал взгляд девушки и сказал:

— Когда я успел тебя разочаровать?

Влад стоял перед Шурой в черном модном костюме и показался ей уже гораздо старше, чем при первом впечатлении. «Сколько же ему лет? Может, он правда Вихрь?"...» - подумала она и сказала:

— Когда мое письмо прочитал, — и отвернулась от него к вазе с цветами. Букет ее вовсе не интересовал. Шуру Ветер смущал. Она не понимала его.

— Это уже пройденная тема, — Ветер ее разглядывал с ног до головы, словно примерял под себя. Шура готова была спрятаться за ту самую большую вазу. Она вовсе не хотела с ним открывать вечер, и если была бы возможность, то уступила открытие бала Яне или даже Рэм! Но ни Николь... Николь сделала такое с Грацией...

— Ты танцевать умеешь? — вдруг спросил он.

— Я открывала бал на день влюбленных, — ответила Шура. — Никто не жаловался.

— По тебе и не скажешь, — Тут он ее взял за руку и подтянул к себе. — Давай, перед выходом порепетируем.

Поражённая Шура не знала как себя с ним вести. Отказаться? Но вдруг, он и есть Вихрь, он старше и лучше знает, что делает?... Шура совсем запуталась. А Влад кружил ее в танце. Его ритм набирал скорость, дурманящий аромат праздника и так кружил голову ... Шура чувствовала себя, будто совершает нечто против своей сущности. Ей хотелось вырваться из «воронки» Ветра.

«Все неправильно»- повторяла про себя она. Но не понимала, где и в чем подвох. На помощь пришла, как ни странно, Николь. Блондинка поставила Шуре подножку и закричала:

— Ты мне ногу отдавала неуклюжая бегемотина! — и обратилась к смеющемуся Ветру. — И как ты с ней танцуешь? Эта здоровая корова тебе все туфли испортит. А я знаю толк в танцах, — с этими словами Николь оттолкнула Шуру от Влада, и в этот самый момент в Николь попал цветок, посланный маленькой огненной феей.

— Ой, не той! — испугалась фея, увидев, что цветок упал на другую волшебницу.  — Ты сама виновата! — звонко обратилась юная фея к Николь и улетела. Шура с ужасом смотрела, как на голом плече блондинки красуется коварный лотос.

Ветер тоже заметил цветок и с холодным выражением лица сказал Николь:

— Мне очень жаль. Похоже, твоя музыка уже отыграла.

Николь ничего не понимая сняла с плеча проклятый бутон и со слезами убежала прочь.

— Не было счастья, да несчастье помогло, правда? — спросил Ветер Шуру. Но она ему не ответила. Ее колотило. Она чуть было второй раз не попала на это проклятье. «Эта пламенная фея, совсем маленькая, но такая жестокая! Почему она так поступила? Николь ужасно наказана...» - думала Шура. Несмотря на всю ненависть к однокурснице она не желала Николь такой печальной судьбы.

Ветер посадил Шуру на диван и надел ей на плечи свой пиджак. Пришла в себя Шура только когда увидела перед собой горячее какао.

— Не думал, что ты так впечатлительна, — сказал он ей. — А с виду не скажешь.

— Меня хотели проклясть ... — голос Шуры осип. А Ветер возразил:

— Не ты же проклята.

— Никто не заслуживает жизни без любви.

Ветер смотрел на девушку, словно не верил, что от нее эти слова услышал:

— Неужели тебе ее жалко? Ту, которая все эти дни только и делала, что поливала тебя грязью?

— Это другое! Как ты не понимаешь, она полюбит чужую половину? — с шоком произнесла Шура, осознавая всю плачевность положения Николь. Ее ещё трясло, хотя чашка хорошо согревала руки.

— Ты все эти проклятья близко к сердцу принимаешь. Возможно, это всего лишь пугалки глупых фей.

— Шафран...

— Шафран вообще непонятно кто, — перебил ее Ветер. — Тебе известно, что его отец черный маг? Шафран чудом, как и ты здесь учится. Ни один нормальный волшебник не станет с ним дружбу водить.

— Ты ужасен! — разочаровано выкрикнула Шура и вернула ему кружку. - Ты сам кто? Откуда? — Шура сняла его пиджак и кинула ему на колени. — Кто твоя семья?

Шура пошла от него прочь. А Влад ей крикнул вслед:

—Я  - Ветер! И этим все сказано!

 

***

Герман… Как ей хотелось сейчас встретить Германа! Вот он ни за что не стал бы судить о людях по их родителям или по глупым сплетням. И если бы верил в проклятия, то наверняка пожалел бы Николь...

«Хотя нет ... Он не верит в легенды и назвал бы это все чушью. И, конечно же, пожелал бы Николь утереть сопли, выкинуть эту ерунду из головы и верить в лучшее…» - рассуждала Шура.



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться