Кошмар на улице Зелёных драконов

Размер шрифта: - +

Свиток 7 - Смех учителя - 3

     Я так и не понял, демон передо мною появился или дракон. Тем более, тот демон, которого видел, ауру имел чёрную, от которой волновалось и замирало всё вокруг. А у этого красная, да с примесью чёрного и голубого. И его статная фигура, миловидное лицо, с женской изящностью черт и немного пухлыми губами. Слышал, демоны все уродливые. А если встречаются порою человекоподобные, то им свойственно быть выше и крупнее тело, мускулы иметь, плечи широкие. Этот более походил на юношу-танцора. Демоны не бывают такими. Зато такими бывают боги.

     Он…. это странное существо с такою пёстрою аурой… он мог быть полукровкой? Когда-то небожительница могла спуститься в Срединный мир со скуки или по какой-то нужде, а её вполне мог заметить и поиметь демон или, хуже, похитить, и уволочь в своё логово в Преисподней. Или его отец мог изнасиловать мать, когда демоны прорвались на Верхний мир. Такого давно не случалось, но всё же… да и меч в его руках, неспешная отточенность его движений, насмешливый взгляд, бросавший мне вызов и в то же время цепкою паутиною окутывавший и изучавший меня… передо мною стоял воин. Небожители не все учатся драться, но вот демоны… демонам умение драться – это честь и глоток спасительного воздуха, чтобы выжить.

     И я никогда не видел его на Небесах, хотя путешествовать и открывать новые земли и уголки очень любил. Его не было на Небесах последнее столетие точно. Да и кто бы его с такою аурою пустил? Боги брезговали общаться с полукровками и их потомками, а вот демоны… у демонов главное было только лишь уметь драться, чтобы жить. Демоны принимали всех.

     Да и этого мальчика, толкнувшего его, он не убил. Толкнул лишь спрятанным в ножны мечом. Он не бросается на слабых. И своё украшение рыдающему маленькому торговцу подарил, не из камней драгоценных, но игрушкою, которая того утешить может. Он явно не был добрым. Но он точно не был слишком злым.

     А что он забыл в этом городе? Да моё ли это дело?! Поскольку полукровкам вход в Небо закрыт – разве что с воинством демонов и чудовищ раз в несколько тысячелетий прорвутся – то этому юноше оставались только Преисподняя да прогулки по миру людей.

     Тем более, сам он не спешил нападать на меня, хотя заметил. Я уверен, что он чётко разглядел и мою ауру и небесное оружие в моих ножнах. Даже если ножны я у отца попросил попроще – мне же главное честь сберечь семьи, а не блестеть изящными завитками узоров и гранями камней перед глазами завистливых противников – всё равно должен был оставаться какой-то особый след на небесном мече.

     Он, не дождавшись моего удара или обращения, торопливо голову опустил, пряча под шляпою лицо и глаза. И быстро пошёл вперёд, отступив влево, к компании рыбаков примешавшись. А потом вообще как будто исчез. Рыбаки прошли, но его с ними уже не было. И ощущение присутствия кого-то могущественного и опасного померкло. Он город покинул или закрылся.   

     Со мной общаться у него желания не было. Ну, что ж. Он интересный своею спокойною неторопливостью, но он сам не хочет со мною ни сражаться, ни говорить. Да, может, я – слишком жалкий противник для него? Это чудовища, да низшие демоны кидаются на всех подряд, им лишь бы убить и сожрать, а игры и схватки демонов высших поинтереснее.

     И вообще, те узлы…

     - Эй, с пирогами в приправе дорожной пыли! – окрикнул я.

     Мальчишка, собирающий уже предпоследний, исподлобья посмотрел на меня.

     Я поманил его к себе. Он, всё-таки подобрав последний пирог, полураздавленный, с оттиском лошадиного копыта, мрачно ко мне подошёл.

     - Покажи-ка мне ту игрушку, - попросил я.

     - Какую игрушку? – ненавидящий взгляд. – Вам всё шутки да игрушки, но это была последняя капуста с нашего двора! Нам теперь самим жрать их! – сердито на запачканные пирожки посмотрел. – Жрать их одних или подыхать с голоду!

     - У вас что-то сгорело? – сочувственно спросил я.

     Под взглядом его пристальным достал серебряный слиток и перекинул ему. Мальчишка ловко поймал.

     - Лавка, - он всхлипнул. – Лавка сгорела отца. Куриная. Только и можем, что продавать овощи со двора, - всхлипнул. - Кури все передохли вмиг, даже костей не осталось! – расплакался, прижал слиток сердцу. – Спасибо, молодой господин!

     Так та подвеска… мне очень хотелось посмотреть на узлы, но он так горько плакал, утирая грязным рукавом лицо…

     Вздохнув, сжал его плечо. По спине погладил. Подхватив вторую жареную рыбину со своей тарелки, протянул ему.

     Он, разрыдавшись ещё горше, принял, закутал в одежку. Сам же вспомнил про странный подарок. Выудил из рукава, мне протянул:

     - Я таких прежде не видел, но вам, кажется, надо.

     - Спасибо, - поблагодарил.



Елена Свительская

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться