Кошмарных снов, любимая

Размер шрифта: - +

Глава 9

- Кто вы? – нервно спросила Джесс, отчаянно дергая руками. – Зачем вы надели на меня наручники?

- Чтобы насладиться, - честно ответил мужчина, стоя напротив и заложив руки за спину. Он был высок и широкоплеч, и его голос можно было назвать приятным, глубоким, бархатным. Джесс показалось, что она когда-то уже слышала его, но страх мешал понять и разобраться, кому он принадлежит.

- Чем? – лишь спросила она, не оставляя попыток освободиться.

- Тобой, - сказал он как о чем-то самом собой разумеющимся. – Тебе не понравился мой подарок?

- К-какой? – спросила Джесс.

- Розы. Цветочный язык сложен и многогранен, но каждый знает, что значат алые розы, - незнакомец сел рядом с ней на кровати, коснувшись бедром ее колена, и Джесс тотчас убрала ногу, задрожав всем телом от ужаса.

Что происходит?

Где она?

Как она сюда попала?

Мужчина почувствовал ее страх и рассмеялся коротко.

- Я так хотел сделать тебе приятное. А ты уничтожила мои розы. Мою любовь.

Он произнес это с укоризной.

Выходка Джесс его обидела.

- Ты красива. Но я люблю тебя не из-за этого, - продолжал он, положив горячую ладонь на ее живот – даже сквозь тонкую ткань ночной рубашки девушка чувствовала чужой жар.

- Я люблю тебя из-за твоего прекрасного чувства страха. Чудесного. Обворожительного. Твой страх никто не любит так, как люблю его я.

Джесс поняла вдруг, что он – ненормальный.

Она попыталась отпрянуть, избавиться от его руки на себе, но мужчина надавил ладонью на ее живот, причиняя легкую боль, и ее тело послушно затихло, перестав подчиняться.

- Кто ты? – едва слышно проговорила Джесс. Губы ее тряслись.

- Твоя любовь, - весьма иронично ответил он. – Ты ведь любишь меня?

- Я не знаю, кто вы! – нашла в себе силы крикнуть она.

- Скажи, что любишь, - вдруг велел он. – Говори!

Он оказался на кровати, сжимая коленями ее бедра и упираясь руками об подушку, на которой лежала голова Джесс. От него пахло горькими травами и немного абсентом.

- Скажи. Мне. Что. Любишь, - прошептал мужчина.

Он смотрел на нее, но она не видела его глаз – лишь лиловые отблески.

Пугающие лиловые отблески.

Джесс зажмурилась и отчаянно замотала головой.

Она любит лишь Брента. И только его.

Вселенная над ней покрылась трещинами.

- Вот оно что, моя сладкая, - ласково прошептал мужчина, резко отстраняясь и садясь. Его колени упирались в кровать, крепко зажимая ими тело Джесс. – Вот кого ты любишь? А если я скажу тебе, что убил его? Если я скажу, что душил его, - он протянул к ее лицу руки, широко разведя пальцы в стороны. – Если скажу, что мучил его…

- Хватит! – закричала она.

Ей было мучительно думать о том, что Брент мертв.

- Ты шумная. И моя, - сообщил, довольно улыбаясь, мужчина. Он вновь нагнулся к ней, одной рукой упираясь о кровать около ее головы, а второй гладя по волосам, лицу. Руку его обтягивала черная перчатка из тонкой кожи, которая пахла железом.

Джесс затошнило.

- Какая ты нежная, - с умилением произнес мужчина, проводя указательным пальцем по ее губе. – Жаль, что неверная. Малыш Бренти говорил, как тяжело ему было после твоего предательства. Малыш Брент плакал, когда видела тебя с другим. Малыш Бренти просил меня убить его. И я это сделал. Он умер, а ты забыла малыша Бренти.

Наручники так туго сжали запястья Джесс так, что на тонкой коже появилась кровь.

- Ты должна ответить за содеянное, - сказал мужчина с любовью.

В его руке заблестел нож.

Мужчина поцеловал кончик лезвия сквозь маску и, кажется, улыбнулся, прижимая его к губам Джесс, которая боялась даже шевельнуться.

- Гадкая девочка, - нежно прошептал ее похититель. – Гадкая. Гадкая девочка. Ты должна быть наказана. Но что делать? – вдруг спросил он растеряно. – Я не могу тебя наказывать.

Его пальцы аккуратно погладил лезвие.

- Я приму твою боль, - сказал он.

И вдруг полоснул себя по предплечью ножом. Вскрикнул. Полоснул еще раз. Высоко запрокинул голову. Третий раз лезвие разрезало его кожу вместе с курткой.

Железом запахло невыносимо сильно, и Джесс обуял новый приступ тошноты.

- Я приму твою боль, - повторил он, сдерживая стон. – Приму. За тебя.

- Не надо, - прошептала едва слышно она. – Перестаньте…

Нож вдруг покрылся изморозью и треснул. Его осколки посыпались на живот и грудь Джесс.

В комнате стало ощутимо холоднее. Вместе с дыханием в воздух вырывался пар. Потолок-Вселенная потрескался еще больше. По стенам и даже, кажется, по полу забарабанили сотни пальцев, выбивающих один и тот же ритм.



Анна Джейн

Отредактировано: 05.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться