Космические приключения - 9. Чужая Игра.

Размер шрифта: - +

Глава 10. Госпиталь.

Время давно уже перевалило за полночь, и как ни боролся Евгений со сном, за последние неполные сутки произошло столько событий, что усталость, в конце концов, взяла свое, и организм полковника сдался.

Очнулся он от того, что Владимир, перегнувшись с водительского места, тряс его за плечо:

- Полковник! Власов! Проснитесь!

- Руки убери… - хмуро пробормотал Евгений, проведя ладонями по лицу в попытке отогнать сон. – Что, мы уже приехали?

- Нет, это лишь первая часть пути. Выходите из машины.

- Зачем?

- Не задавайте ненужных вопросов, Евгений Степанович. Шевелитесь.

Поняв, что спорить с командиром бесполезно, полковник, пожав плечами, с некоей долей сожаления открыл дверь автомобиля, впуская внутрь теплого салона пропитанный влагой ночной холодный воздух. Выходя из машины, он вновь бросил взгляд на часы, и отметил про себя, что из выделенного Гошей времени до начала установления связи осталось 12 минут.  

Владимир остановил их Мерседес недалеко от шоссе, свернув на проселочную дорогу и немного углубившись в чащу леса. Ливень идти перестал, сменившись на мелкий противный беспрерывно моросящий дождик. Окутавшую путников кромешную темноту разбивал лишь полукруг рассеянного света от работающих фар автомобиля, мотор которого командир не заглушил.

В отблеске огней блеснул ствол нацеленного на Евгения пистолета, заставив того невольно замереть на месте.

- Я попрошу вас, полковник, встать перед капотом и сложить на него свою одежду.

- Ты еще мотоцикл у меня попроси.

- Не понял? – напрягся командир.

- Терминатора не смотрел, что ли? – вздохнул Власов, начав расстегивать рубашку и невольно подрагивая от пронизавшего тело холода. – К чему этот ночной стриптиз? Не хочу тебя расстраивать, Володенька, но я женат.

- Я ценю ваше чувство юмора, Евгений Степанович, но необходимость данной процедуры обусловлена обычной проверкой «на вшивость». Это не займет много времени.

- От вшей меня избавила мама в далеком детстве, а за бородой я регулярно ухаживаю. – Скинув кроссовки и носки, полковник остался в одних плавках. Стоя на мокрой пропитанной влагой земле, осыпаемый колючей крупой дождя, он отчаянно старался не дрожать.

- Белье снимите тоже. – Беспрекословно произнес Владимир, вытаскивая из кармана портативный ручной сканер, и не опуская при этом оружия.

- Извращенец. – буркнул Власов, разоблачаясь полностью, не переставая при этом в уме вести обратный отсчет до того момента, как вживленный ему в ухо передатчик станет активен. – Давай только покончим с этим поскорее, а то вряд ли твой хозяин погладит тебя по головке, если накануне операции я свалюсь с температурой.

Не реагируя на словесные выпады полковника, и уперев ледяной ствол пистолета ему в бок, командир тщательно провел сканером вдоль его тела, хмыкнув лишь однажды, когда прибор пискнул, оказавшись напротив вживленного в предплечье Евгения маяка. Свежий пирсинг Владимир также не обошел стороной, и Власов едва не задохнулся, подспудно задержав при осмотре дыхание, но контора не подвела: устройство в автономном режиме для сканеров было не обнаружимо. Во время доскональной проверки Старик прокрутил в голове более десятка способов обезоружить и ликвидировать противника, но с трудом справившись с собой, все же лезть на рожон не стал. 

Понимая, что время у него заканчивается, он нарочито громко чихнул, и командир, наконец, убрал свой электронный прибор в карман, а затем, отдалившись, вернул пистолет в кобуру.

- Все в порядке. Проверка закончена.

- Доктор, я могу одеваться? – невинно повел бровью Евгений.

Хмуро кивнув, Владимир закурил, безразлично глядя на то, как порядком замерзший Власов, морщась, натягивает на себя успевшие промокнуть вещи.

- Сигареткой хоть угостишь?

В ответ на это командир щелчком отправил на землю окурок и, отрицательно мотнув головой, сел за руль.  

- Ты сегодня слишком серьезен, Володя. – Прокомментировал Власов, не без удовольствия возвращаясь в теплый салон автомобиля. – Рано или поздно, это тебя погубит.

Владимир, тихо рыкнув, резко рванул машину с места, и полковник, не удержавшись, упал на сиденье. Воспользовавшись этим гневным порывом командира, Евгений, нарочито обиженно кряхтя, сжал двумя пальцами мочку проколотого уха, и, услышав едва различимый писк, не сдержал лёгкой улыбки. Гоша его не подвел. Передатчик заработал чётко в условленное время. Выдохнув про себя с облегчением, Власов распрямился на сидении, и откинувшись на спинку с безразличием уставился в окно. 

***

Натужно скрипя тормозами, черный фургон, наконец, остановился.

Приехали… - подумал Персик, нервно прижимая ушки и открывая глаза. В лишенном окон салоне сквозь тьму невозможно было различить даже соседа, сидящего рядом. Но только не для кота: благодаря своему ночному зрению, он прекрасно мог ориентироваться, и, осмотрев тихо посапывающих во сне друзей, с облегчением выдохнул.
Когда они только сели в салон автомобиля и тяжелые двери закрылись, котенок почуял странный едва различимый запах, ранее ему не знакомый. В доли секунды пассажиры повалились на сиденья, погрузившись в глубокий сон. Все, кроме него, видимо, на животных этот газ не действовал. Всю дорогу Персик усердно притворялся спящим, опасаясь установленных в салоне камер видеонаблюдения. Возможно, его бодрствование и не вызвало бы никаких подозрений у врагов, но коту полковником была поставлена ясная задача: чем безобиднее он будет казаться, тем меньше на него станут обращать внимание. А для свободного передвижения по клинике это было необходимо. Поэтому, не желая никого подвести, Персик старательно посапывал, лежа на коленях у Эдса, и только сейчас позволил себе осмотреться.



Елена Рыбкова

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться