Космос. Становление

Размер шрифта: - +

21 - 25

 21.
   Тряска продолжалась. Трещали настенные панели, скрипели привинченные к полу кресла, в которых "колбасило" космонавтов, странно завывало всё здание станции целиком; помехи бежали по телестенам, экранам планшетов, барахлили другие приборы. Но всё это несравнимо было с наружным рёвом двигателей, от которого, казалось, крошатся мелкие кости...
   Разговоры смолкли. Никто не мог сказать ни слова.
   Анжелика кричала, не слыша своего голоса. Сначала она беспокоилась за слух - придётся тратиться на восстановление слуховых перепонок. Потом молила бога о том, чтобы отделаться только глухотой. Ей уже абсолютно не нравилась идея о репортаже с кометы. Она хотела покинуть это адское место, пускай бы её уволили за это с телевидения. На Марсе нужны фермеры, она бы завела собственный сад, ухаживала бы за ним, как это делают многие другие. Она даже готова была стать биологом-терраформером, как настаивала ещё пару лет назад мать.
   - М-м-м-ма-а-а-а-ам-м-м-ма-а-а! - вскричала Анджи от боли в лопающихся зубах. Она на секунду открыла глаза, не сумев ничего вокруг себя разобрать.
   НАСА просчиталось. Учёные врали ей в лицо. Всё повернулось против неё. А она, дура, сунулась неведомо куда.
   Периодически раздавались крики со стороны Брайана. И скрежет его расшатавшегося кресла. Его остервенело мотало то вперёд, то назад. Ремни прорезались сквозь комбинезон, кожу и покров мяса - теперь пилили кости. Консультант от каждого рывка выплёвывал на Анджи кровь.
   Включилось аварийное освещение. Что-то испорченным голосом бормотал центральный компьютер. Скорее всего, рассказывал про многочисленные неполадки. Вскоре притих и он.
   "Помоги мне! Помоги мне! Светоч! - силой мысли пыталась вытолкнуть журналистка из разбитого рта слова. Она не ощущала нижней челюсти. - Светоч! Ты видишь меня? Помоги!"
   Она тянулась к свету ярких фонарей над собой. Робот-оператор "Светоч, версия 2.4", который находился в относительной безопасности от трясущихся поверхностей благодаря парению в воздухе, подплыл ближе, слабо осознавая своими скромными наборами алгоритмов, как можно помочь человеку. Из последних сил Анджи вцепилась в робота, того затрясло вместе с ней. Он отпрянул, вкладывая всю мощь в миниатюрные турбины, и - о, чудо - легко выдернул девушку вместе с её расшатавшимся креслом. В воздухе проплывали открутившиеся или сорванные болты, куски металла и стекла.
   - Шкаф... Шка... Шкар... - плевалась кровью Анджи, едва держась. Её продолжало трясти из-за остаточного эффекта.
   Робот не понимал её, вися в воздухе. Станция продолжала разваливаться.
   - Шка... ндр... Шкаф... ндр...
   Теперь робот понял. Он понёс Анжелику в отсек, где она оставила свой розовый скафандр на высоких каблуках. Она старалась удержаться, благо на комете она почти ничего не весила, но сознание улетучивалось. А времени оставалось мало.
   Мимо пролетело кресло Брайана, унося консультанта НАСА с собой. Оно врезалось спинкой в телестену, та покрылась паутиной трещин. А наполовину распиленного Брайана разорвало при ударе на четыре куска: голова с торсом отлетели в одну сторону, руки с боками - в другие, а ноги с бёдрами остались сидеть в кресле, торчащем из стены. В воздухе закрутилась вуаль алых капель. В кишки, протянувшиеся сеткой, угодила Анжелика. Выпустив робота и отмахиваясь руками, она случайно резанула остро заточенными ногтями по "мешку" и выплеснула себе в лицо горячий жидкий фекалий Брайана. Часть попала в невольно распахнутый беззубый рот, Анджи начала захлёбываться...
   Лицо Брайана нависло над ней. Ещё не умерший от болевого шока и непоправимых повреждений, консультант что-то пытался сказать, растягивая окровавленные губы, будто улыбаясь. Если бы журналистка с Марса присмотрелась и прислушалась, возможно, разобрала бы: "Это конец!". Но она мотала изувеченной головой, пытаясь выплюнуть дерьмо, одновременно с этим запутываясь в чужих кишках...
   И тогда командный центр восточной электростанции медленно накренился и сложился, словно карточный домик, раздавив всмятку ещё живых строителей, ещё живую Анджи, ещё живого Брайана... и робота "Светоч".
   Который только теперь прекратил снимать происходящее в прямом эфире.
   Русские учёные сидели и стояли с раскрытыми ртами, поднятыми рюмками и бокалами, мужчины и женщины, пьяные и не очень - все вылупились на почерневшую телестену. Возникла надпись "Нет сигнала".
   - Это какой-то розыгрыш? - спросил кто-то.
   - Это чья-то шутка?
   - Господи, какой ужас!
   - НАСА обосралось... - сказал Микаил.
   Торн сидел почти в кромешной тьме, глядя на надпись "Нет сигнала" и красный значок "М1" в углу экрана. Член в руке за последние минуты незаметно обмяк.
   "Надо будет обязательно уточнить в архивах насчёт родственных связей..." - подумал он, тряся бутылкой возле уха и слушая, сколько осталось коньяка.
   - ... это тоже немаловажная стадия освоения ближнего космоса, - продолжал ворковать Майкл Крайтон по "Евроньюс". - Но НАСА к ней приступит чуть позже, когда наладит ситуацию на Марсе. Вот будет готово хотя бы десять кислородных куполов. Тогда можно искать братьев по разуму. А пока мы ничем не располагаем, кроме микроорганизмов с Европы, Титана, Софии и ледяных шапок Марса...
   Телеведущая Стейси Фесс держалась за ухо и быстро моргала. Подняла взгляд на Майкла и жестом приказала ему молчать. Немного оторопевший от такой наглости сотрудник НАСА, оборвался на полуслове, нахмурившись.
   - Э-э... У нас срочные новости... Уважаемые телезрители, на ваших экранах сейчас покажут комету... э-э... восточную электростанцию... на ней сейчас... так... происходит сильная сейсмическая активность...
   Майкл поднялся из кресла, держась за ухо. Он быстро побледнел.
   Канал "Евроньюс" показывал станцию с высоты птичьего полёта. Столбы пламени всё ещё вырывались из сопел в космос, но почему-то нестабильно, рывками. Самой электростанции не было видно - она затянулась клубами то ли пыли, то ли дыма. Внутри облака мелькали вспышки взрывов.
   - Мы только что получили сообщение, что... на комете возникли серьёзные неполадки... Электростанции западная и северная тоже испытывают проблемы. Нам докладывают... анонимные источники... что рабочие покидают комету... эвакуируются! Они спасаются бегством!
   - Что мне делать? - воскликнул Майкл, стоя спиной к камерам. - Нет, что делать мне? Алан! Алан, ты меня слышишь? Ты на комете? Алан!
   Он обернулся. Бледный, как мел.
   - Покажите северную электростанцию! Включите ту камеру!
   Режиссёры "Евроньюс" повиновались, показав нужную картинку и ему, и телезрителям.
   По серой поверхности кометы расползался грибовидной формы взрыв. В течение следующей минуты ещё две ярких вспышки озарили небеса Земли. Ядерные реакторы взорвались - один за другим. Комету Свифта-Туттля окружили три расширяющиеся оранжевые полусферы. Ближайшие беспилотные камеры затрясло от ударных волн, выброса энергии и осколков; у некоторых тоже пропал сигнал.
   Трой Прохоров позвонил Екатерине Сафроновой сразу после Яна Треско. Она боксировала грушу в скупо освещённом спортзале. Несколько её знакомых - из охраны аэродрома и другие боевые лётчики - качались на тренажёрных снарядах рядом. Двое парней занимались в спарринге на ринге посреди зала. То и дело вокруг звучали армейские шутки, военные подкалывали друг друга. Вспыльчивую Катьку не трогали, зная, что она может хорошенько накостылять. Однако не освобождали её правильные формы от жаждущих взглядов.
   - Слушаю, - сказала она коммуникатору, остановившись и борясь с отдышкой. - Да. Да. Так точно. - Она медленно пересекала тренажёрный зал. - Хорошо. Разрешите поинтересоваться: а что стряслось? - Она остановилась, вытирая пот с лица полотенцем. Оглядела товарищей.
   - Завершил вызов? - спросил один из ребят с ринга, повиснув на канатах.
   - Сказал посмотреть на небо. - Катя вышла из старого ангара на широкую площадку аэродрома. Вокруг на несколько километров в три стороны пролегали посадочные полосы. Солнце уже давно закатилось, но из-за северной позиции аэродрома, спряталось недалеко.
   Лётчица огляделась. Увидела комету Свифта-Туттля на бледно-голубом небе над юго-восточным горизонтом. Вместо привычно белого свечения - она окрасилась в багровый цвет, а "хвост" почернел.
   "Не надо быть специалистом, чтобы понять... - подумала Катя. - ...что с кометой творится неладное..."
   - Костя!
   - Да? - отозвался один из парней.
   - Поднимай тревогу. У нас срочный вылет.
   В это время на частном корабле "Бетти" велась борьба у телестены в центральном зале.
   - Папа, я хочу посмотреть! Дай мне посмотреть! - ругалась Лиззи.
   - Нет, - обнимал малышку Тарас, закрыв ладонью её глаза. - Хорошо, что вы с Евгеном не видите этого кошмара.
   - Я хочу посмотреть! Я столько ждала!
   - Нет, не надо, Лиз. Давай посмотрим мультики.
   - Комета взорвалась? Почему? Почему она взорвалась, пап?
   - Я не знаю. Давай посмотрим мультики. Какие у тебя любимые мультики?
   - Почему она взорвалась? Папа! Стой! Переключи назад! Ну прошу тебя!
   Барон начал лаять из-за накаляющейся обстановки.
   - Тебе не надо это видеть. Так, что тут у нас есть?.... "Трусливый пёс" тебе нравится? Или, может, новую серию "Женских Звёздных Войн"?
   - Ты плохой папа!
   - Я замечательный папа. Только не заставляй объяснять почему. Ну что ж, давай посмотрим "Трусливый пёс"...
   - Ненавижу тебя!
   - А я тебя люблю.
   Барон рычал, глядя то на Лиззи, то на Тараса.
   - А я тебя ненавижу! Я столько смотрела вместе с тобой! А Евгеша нет! А теперь мы оба "в пролёте"!
   - Кометы больше нет. Прости, что заставил тебя смотреть эту... необязательную передачу. Давай посмотрим что-нибудь более...
   - Я хочу посмотреть, как она взорвалась! И ты тоже хочешь! Я знаю!
   - Так, Елизавета. Ты отправляешься спать, маленькая непослушная девочка. Видишь, как ты нервничаешь от того, что поздно ложишься! Теперь будем всегда ложиться в девять часов по корабельному времени. И свет выключать будем. Ланс, выруби телестену!
   - Будет сделано, хозяин.
   - И не позволяй её никому кроме меня включать!
   - Так точно.
   - Пап! Ну, пожалуйста!
   - Я сказал - спать! Марш в свою каюту! Бегом! Пока я не приказал Лансу отшлёпать тебя!
   Барон зашёлся громким лаем.
   - Молчать! - рявкнул на него Тар, и пёс присмирел, понурив голову.
   Отец семейства направился в уборную. Лиззи, рыдая и причитая, карабкалась в каюты. У двери Евгена она остановилась, и начала истерично биться в его дверь.
   Тарас заперся в туалетной кабинке, включил маленький, выдвигающийся из стены экран. Начал щёлкать каналы, до боли кусая нижнюю губу и зажимая рот рукой.
   Везде творилось одно и то же. Телеведущие неуверенно описывали происходящее. Сотрудники НАСА, у которых в данный момент брали интервью, хватались за головы и не знали, что делать. Майкл Крайтон всё ещё сидел в кресле студии "Евроньюс", отрешенно пялясь в телестены. Стейси Фесс, пользуясь ситуацией, пыталась задавать ему вопросы, но он почти ничего не говорил, вяло отмахивался. На Земле показывали огромные толпы людей на пляжах восточного полушария, ошарашенных верующих в Ватикане, скандирующие массы народа в крупных городах. "Первый марсианский канал" вновь заработал, миловидная телеведущая, едва сдерживая слёзы, тараторила те же догадки и возможные причины катастрофы. Кто-то говорил о террористическом акте, кто-то об ошибке НАСА, кто-то о воле божественной...
   Единственный факт, которым оперировали все без исключения, и который являлся истинной правдой, это то, что три сокрушительных взрыва произошли на поверхности кометы Свифта-Туттля.
   И теперь она многократно ускоренная, окутанная непроглядным пламенем и дымом, разбрасывая во все стороны раскалённые осколки...
   ...падала на Землю.
  
   22.
   Проснулся Евген2111 только один раз, когда часовые подняли панику из-за волков, блуждающих и рычащих вокруг лагеря. Десятники приказали всем держаться поближе друг к другу, чтобы согреться и чтобы оголодавшие хищники не утащили кого-нибудь во тьму. Евгена2111 волки не сильно волновали - он уверен был, что такому отряду нечего бояться.
   В темноте здесь и там зажигались красные глаза. Но волки не могли отхватить даже маленького кусочка от такого аппетитного блюда.
   Каждый раз, засыпая тревожным сном среди снегов, Евген просыпался в реальности, в полутёмном отсеке. Включая генератор снов, сразу же засыпал по-настоящему.
   - Подъём! - голос сотника Эда пролетел сотни тысяч километров от Земли и разбудил рядового Евгена2111 через внешнеигровую систему оповещения.
   Утром волки ушли. Начался сильный снегопад. Следов не осталось.
   Сегодня предстояло взобраться на самую высокую точку перевала, после чего начинался быстрый спуск.
   Люди связывались верёвками; в каждой связке - по пять-шесть человек. Евген2111 с опаской разглядывал своих напарников: зрелище было печальное. Судя по их оценивающим взглядам, думали они о том же. Самый бородатый, несущий на спине огромный щит и двуручный меч, выглядел крепче и сильнее остальных. Его звали Инклэйв. Он сразу стал командовать "товарищами по верёвке".
   - Ты вроде выглядишь получше других, - сказал он ещё одному плечистому воину, который, тем не менее, хромал на одну ногу. - Помоги остальным, возьми пару их сумок.
   - Вот ещё! - с недовольством крикнул Торк10. - Пускай сами тащатся. А коли не нравится, никто не мешает им выйти в оффлайн!
   "И начать потом переход с самого начала" - подумал Евген2111.
   - Послушай меня! - рявкнул бородач. - Я не первый раз хожу через горы. Как только пройдёт час или два, кто-то из них сломается под тяжестью своего добра. Но он не выйдет, а будет ещё много времени тащиться с нами, не желая покидать игру! Это снизит скорость группы до минимума, а мы и так едва плетёмся! Ты же хочешь ступить когда-нибудь на твёрдую землю?
   Недовольно причитая, Торк10 взвалил на себя три дополнительных сумки, включая сумку Евгена2111 с лечебными эликсирами, водой и остатками свинины. Это зарыло его в снег по пояс, но бодрый и сильный воин всё равно двигался рывками быстрее остальных, постанывая от боли в ноге.
   Ветер крепчал буквально на глазах. Рои льдинок беспрерывно накатывали на бредущих через снежное пространство людей. Евген2111 снова задумывался о том, чтобы сбросить лишний груз, освободиться от невыносимых тяжестей. Но у него не было ничего лишнего, ни у кого не было лишнего и даже наименее важного. Без спальников и одежды окоченеешь, без еды и воды ослабеешь, без оружия и доспехов вообще нет смысла покидать родные земли. Поэтому, стиснув зубы, Евген2111 продолжал зарываться в снег, считая шаги, и, сбиваясь со счёта, начиная заново...
   "В любом случае, лучше так коротать время, чем это делает Лиззи... Небось, смотрит сейчас тупые клипы или сама пытается петь, фу, фу, фу..."
   - Подтягивайтесь, не отставайте! - ревел сотник Эд, наблюдая за бредущим отрядом с возвышения. - Ветер усиливается! Нужно пройти Перевал раньше, чем начнётся буря!
   - А это что ли ещё не буря? - задал кто-то риторический вопрос.
   Но никто не спорил. Опытные игроки нервничали, зная, что такое буря в горах. Ветер и холод тогда становятся наименьшими проблемами, погибнуть можно гораздо быстрее по другим причинам. Новички так обессилели, что им было не до переживаний.
   Эд провёл перекличку. Недосчитались одной связки из пятерых человек. Метель становилась всё сильнее и непрогляднее, следы исчезали в мгновение ока.
   - Отстали.
   - Искать не пойдём. Будем ждать.
   За считанные минуты отряд замело снегом по подбородки. Людям приходилось постоянно двигаться, чтобы не быть похороненными заживо. То и дело раздавались вскрики, и кто-то бежал кому-то на помощь. Волновались не за потерявших сознание и силы солдат. Волновались за себя: быть в связке с утопающим трупом - не лучшая перспектива.
   Где-то далеко позади отряда завывали волки. А может, это бесновался ветер в скалах и пещерах.
   - Время вышло, - объявил Эд. - Собрались. Продолжаем.
   "Людей всё меньше. Но не так всё плохо, мы почти перешли эту чёртову гору. Потери несущественные."
   На небольшом отрезке пути пришлось преодолевать овраг, почти цепляясь за стены. Евген2111 тихо радовался тому, что его команда ещё стоит на ногах и способна соображать. Сам он чуть было не сорвался, но его вовремя подстраховал молчаливый игрок с ником, состоящим из нескольких точек. Евген2111 удивился: "точки" казался самым слабым и нерасторопным в их связке. Он был маленького роста, худощавый, рыжий, с румяным лицом, напичканным веснушками. Такому место в подмастерьях кузнеца, никак не на поле брани. Впрочем, как и Евгену2111, который тоже вырастил далеко не самого сильного персонажа.
   С трудом, кряхтя и матерясь, отряд преодолел овраг, не потеряв ни одного воина. Это многих воодушевило. Следующий час, несмотря на завывания ветра и волков, солдаты напевали военные песни, подбадривали друг дружку.
   - Мы нагнули эти горы! - усмехался Инклэйв, хлопая товарищей по спинам и наплечникам. - Уже почти достигли верхней точки Перевала. Дальше только спуск.
   Буря разыгралась не на шутку. Белая пелена скрывала всё дальше кончика носа. Изредка Евген2111 натыкался на сумки впереди идущего Торка10. Никто не ругался и, тем более, не пел. Каждый берёг силы.
   Ноги застревали под коркой затвердевшего снега. Евгену2111 казалось, что он до крови исцарапал ноги через штаны об острые куски льда. Малейшая рана при таком холоде могла привести к очень печальным последствиям.
   Метель становилась всё сильнее, ветер бил прямо в лицо.
   - Подъём кончился! - прохрипел кто-то. - Мы не взбираемся больше!
   "Если б не чёртова пурга! - Евген2111 кутался от холода в меховую куртку. - Если б хоть чуточку было видно! Стоит только Инклэйву по неосторожности провалиться в какой-нибудь овраг на пути связки, этот бугай утянет остальных за собой и ничего их не спасёт".
   Главной фобией Евгена являлись звонки от секретарей отца. Мальчишка всё ждал, когда какой-нибудь из них сообщит о "пробоине" в одном из семейных счетов Тараса Ковалёва. Ещё одной смерти персонажа он очень боялся, хотя и не уверен был, что больше не будет после этого играть. Что не убивает, делает сильней, а что убивает - намного сильнее.
   "От скуки на звездолёте сдохнуть можно. А игра действительно феноменальная, очень реалистичная и атмосферная. Я буду в неё играть, во что бы то ни стало".
   "Точки" всё время кашлял позади. Заходился каким-то приступом, долго не мог остановиться. Дурной знак. Верёвка, опоясывающая Евгена2111, то до боли натягивалась, то резко ослабевала, но тогда "..." натыкался на мальчишку, чуть не падая, поспешно извинялся. Евгена2111 начинали бесить его извинения. Лучше бы тот чертыхался, проклинал богов...
   Связка пробрела мимо Эда. Сперва могло показаться, что он обессилел и отстал. Но он стоял на небольшом валуне, всматриваясь вперёд и внюхиваясь. Несмотря на жуткую метель, невыносимый холод и ранящий ветер с осколками льда, переносимый им запах чутко улавливался полководцем. И вызывал недоумение. Бить тревогу без причины он не собирался, хотя по мере продвижения запах только усиливался.
   Запах жареного мяса и костров.
   Вскоре он дошёл до остальных, с менее развитым обонянием. Люди восторженно переговаривались.
   - Тёмная магия? Ловушка?
   - Нет! Это новый блокпост наших! Я слышал, что его собирались возводить на Перевале из-за удачного стратегического местоположения!
   - Да это другой отряд наших, двигающийся через Перевал в противоположную сторону!
   Евген2111 тихо радовался. Любая встреча, безусловно, будет означать остановку, небольшой привал. Ремни сумок и связующая верёвка уже больно натёрли кожу. Хотелось всё с себя снять и никогда больше не надевать.
   Отряд начал останавливаться, люди толпились, путались из-за этого в верёвках. Вяло покрикивали десятники, сами не разобравшиеся в ситуации.
   По цепочке из передних рядов передали короткое предложение: "Наткнулись на людей". Воины начали подбираться ближе к месту события, чтобы взглянуть, кого они нашли в такую непогоду и какие будут дальнейшие приказы Эда.
   - Наши! - крикнул кто-то впопыхах, хотя разглядеть силуэты за стеной снега не представлялось возможным.
   - Наши! Наши! - подхватили того и ждавшие солдаты.
   Сотник Эд топором рыхлил перед собой толщу снега, подбираясь к идущим навстречу тёмным фигурам.
   - Наши знамёна! Это наши! - радовались люди вокруг.
   Похоже, новость долетела и до противоположного отряда, оттуда донеслись приветственные возгласы.
   "Слава богу, - подумал Евген. - Не хватало ещё встретить каких-нибудь..."
   - Муммаи! - донёсся вопль Эда. - Тревога! Муммаи!
   - К оружию! - среагировали десятники.
   Командир отряда вступил в схватку быстрее, чем сообразили противники. Из-за плеча Торка10 Евген2111 мало что мог рассмотреть, но видел, как яростно двигается фигура Эда. Лезвие топора металось то в одну, то в другую сторону, фигуры перед ним отступали прочь.
   - К оружию, черти! - ревели командиры, сами доставая мечи и топоры.
   - Лучники! На изготовку!
   Евген2111 стянул зубами перчатку и освободившейся рукой схватился за первую попавшуюся стрелу в колчане за спиной. А выдернуть не смог. Примёрзла.
   - Дерьмо! - почти хором раздавалось в отряде.
   Эд, похоже, срубил одного из противников, но по неосторожности оставил в нём свой топор - юркнул в снег за телом, уходя от вражеской стрелы. Но над ним появилась могучая тень, заносящая палицу для удара. Ветер донёс боевой клич воина.
   Евген2111 потянул стрелу, что есть силы, и, наконец, с треском выдернул. Но были люди, которые среагировали быстрее - сразу несколько стрел направилось в сторону вражеского бугая. Какие-то из них впились в него, фигура пошатнулась и осела в снег.
   - Как муммаи взобрались так высоко? Они что - захватили наши блокпосты на той стороне?
   - Вперёд! Мочи их! - заревел Инклэйв, наконец, сняв с себя меч и щит. Он ринулся в бой, верёвка натянулась, четверо, включая Евгена2111, попадали. Силач потянул их к драке сквозь толщу снега.
   - Стой! Стой, дурак!
   Стрела Евгена2111 вырвалась из ослабевших пальцев куда-то в совершенно неправильную сторону, сердце его йокнуло. Убийство своих хорошо бы подпортило его статистику.
   - Горацийцы! - донеслось издалека. - Бейте тревогу! Оружие наизготовку!
   - Стой же! - кричал Торк10, сопротивляясь Инклэйву. - Остановись же! Надо отвязаться от лучников!
   - Режьте верёвки! Быстрее!
   Из непроглядной пелены появлялись тени с копьями и щитами. Душа Евгена2111 ушла в пятки. Теперь он мог кое-как различить вражеские знамёна - красные рваные тряпки. Он не видел, но точно знал, что на каждой из них красуется изображение сфинкса.
   Муммаи - воины южных песков. Что они забыли в горах?
   - Нам конец! Нам конец! - твердил "...". Оружие в его дрожащих руках тряслось, зубы стучали.
   Торк10 перерезал верёвку ножом, освободившись от Евгена и ещё двух товарищей.
   - Лучники! Залп! - почти одновременно донеслось со всех сторон.
   Евген2111 натянул тетиву и отправил вторую стрелу с неудобного присеста. Над его головой прошмыгнули стрелы союзников, а с противоположной стороны прилетели вражеские. Раздались первые крики боли, Евген2111 повалился в снег, надеясь, что его не заденет. Люди падали и больше не вставали.
   Фигуры приближались с воинственными кличами и улюлюканьем. Навстречу ветру бросились также и солдаты Эда.
   Первого противника Инклэйв и Торк10 сбили натянутой между собой верёвкой. Другие воины тоже схлестнулись в битве, зазвенела сталь, гулко громыхали щиты. Кровь отчётливо брызгала на белое полотно. Отрубленные головы катились по склону, собирая на себя всё больше снега.
   - Попал в кого-нибудь? Попал? - взволнованно вопрошал "...".
   - Не знаю! - Евген2111 пустил ещё одну стрелу навесом. - Проклятый ветер!
   - Нам конец! Значит, нам конец!
   - Соберись! - прошипел пятый воин в их связке, ник которого звучал как Соломон. Он тоже стрелял из лука, более мощного и надёжного. Стрелы его летели дальше и, казалось, метче.
   Битва разгоралась. Почти все воины ближнего боя из отряда Эда уже подключились к сражению. Но с другой стороны - войска всё прибывали и прибывали. Муммаи уступали горацийцам в телосложении, но были ловки и хитры. С другой стороны, по пояс в снегу они себя чувствовали не в своей тарелке, "белая смерть" стесняла их движения, не давая увернуться от тяжёлых ударов северян.
   - Залп! - скомандовал десятник, ревя почти на ухо Евгену2111.
   Две волны стрел схлестнулись в воздухе и рухнули на слабо защищённых людей. Десятник повалился на Евгена2111, брызжа кровью из пробитого горла. Его толстые пальцы зацепились за нагрудную броню мальчишки и потянули его вниз за собой. Лучнику пришлось вырываться из цепкой хватки умирающего, покуда тот пытался что-то сказать, но слышалось только бурление крови в его горле. В итоге он уставился неподвижными широко открытыми глазами в белое небо.
   Инклэйв размашисто ударял то одного, то другого противника огромным мечом. Торк10 едва поспевал за ним, прикрывая его с флангов с помощью двух клинков средней длины.
   Раздался протяжный вой. Тяжёлый, отчётливый, на слишком низких частотах - точно не волки. Кто-то из муммаев дудел в рог, подавая сигнал своим.
   - Срань господня, вы только посмотрите туда!
   Евген2111 и не заметил, как пурга ослабла. Белая пелена отступала в сторону, позволяя увидеть, что находится за Перевалом. И зрелище отнюдь не радовало.
   Перед отрядом, стоящим на возвышении, открылся вид на широкое наклонное плато, на километр или больше усеянное шатрами и кострами. Вокруг них быстро копошились фигурки муммаев, все их многочисленные силы стягивались к месту сражения.
   - Их больше! - упавшим голосом заметил "...". - Намного больше! В разы!
   Евген2111 и сам видел. Страх смерти схватил его за горло ледяными костлявыми пальцами. Захотелось выйти в оффлайн, несмотря на то, что это будет сопровождаться десятиминутной задержкой.
   Северное сияние словно танцевало в небе над битвой в проясневшем небе.
   - Стреляйте по готовности!
   - Нужно отступать! - "..." воткнул меч в снег и принялся развязывать узлы на поясе, чтобы освободиться.
   - Смерть горацийцам! - раздались крики южан, взбирающихся на склон. Они обогнули основное место сражения и ринулись к незащищённым лучникам, потрясая ятаганами и глефами. Их было немного, но сверкающее незнакомое оружие и колючие доспехи навевали ужас, не давая как следует прицелиться.
   - Дерьмо! - "..." развернулся и бросился наутёк. Евген2111 успел выпустить стрелу, но результата уже не увидел, вновь повалившись из-за верёвки.
   - Проклятье! - ругался Соломон, стрельнув в снег перед собой, когда падал. - Чёртов дезертир! Проклятый "нуб"! Чтоб тебя! Твою мать! Урод!
   - Нужно бежать! Они убьют нас! Вдумайтесь!
   Но многие лучники продолжали стрелять, подкашивая наступающих муммаев. Некоторые из врагов прикрывались причудливыми щитами, сделанными из бамбука.
   - Куда собрались! - заревел вражеский воин, набросившись на Евгена2111. У него в плече торчала предыдущая стрела мальчишки - он узнал её по оперению. Муммай сильно ткнул мечом перед собой, лезвие пронзило куртку и хилые доспехи Евгена2111, но прошло мимо плоти и зарылось глубоко в снег. Чернокожий навалился сверху, вглядываясь в лицо поверженного и гадая - задел его или нет. Егену2111 даже не нужно было прикидываться, он и так кричал от страха. Кривясь от боли в плече, враг начал тяжело подниматься, медленно вынимая меч. Оставалось одно мгновенье до того, как он увидел бы, что на лезвии нет крови.
   Евген2111 чудом успел перед носом муммая достать и натянуть новую стрелу, нацелить тому прямо в лицо, вглядеться в расширяющиеся глаза и отпустить древко с оперением. Но ловкий враг вовремя дернулся в сторону, норовя избежать смерти. Фактически ему это удалось. Стрела вонзилась в зазор между шлемом и левым виском, оцарапав кожу. Яркие алые капли побежали по щеке и густой бороде южанина.
   - Аргх! - плюясь хлопьями слюны, подпрыгнул он. Евген2111, понимая свою неудачу, вскочил следом, цепляясь за щит противника. - Ты... жалкое... ты у меня сейчас...
   Евген2111 схватился онемевшими пальцами за стрелу, торчащую из головы врага, и за его шею, сдавив её. Мальчишка помнил, что загнутые концы наконечника стрелы при выстреле были расположены вертикально. Теперь он резко повернул стрелу набок. Услышал скрежет, когда один из загнутых острых концов прошёлся по внутренней стенке шлема. Воин заревел от боли в виске, выронил меч со щитом, схватил руку Евгена2111, сжал её в мольбе. И тогда лучник изо всех сил потянул на себя стрелу, крича от натуги. Загнутое остриё наконечника вырвало левый глаз противника. Кровь забрызгала лицо Евгена2111. Муммай запрокинул голову и заорал. Не теряя ни секунды, Евген2111 ударил стрелой прямо в раскрытый рот врага - почувствовал, как лезвие протыкает мякоть ротоглотки. Крик чернокожего прекратился.
   Соломон отстреливался из положения лёжа. Похоже, пока Евген2111 дрался врукопашную, другой лучник успел положить три или четыре бегущих на них муммая. Парень с ником из точек грёб руками снег, пытаясь уползти, но так и не отвязавшись.
   - Его нужно прикончить! - пробормотал Евген2111, пьяно покачиваясь. Он также чувствовал, как колкий ветер находит брешь в его одежде и холодит тёплую кожу.
   - Оставь безумца! Помогай стрелять! - бросил Соломон. Пальцы его покрылись кровью от натяжения тетивы.
   Ситуация на поле боя ничуть не исправлялась. Наоборот, горацийцев теснили назад за Перевал. Вокруг валялось уже довольно много кровоточащих трупов. Горячая кровь растапливала снег, превращая его в багровую грязь. Мертвецы и раненные проваливались всё глубже, а живые попадали случайно в эти ямы и с трудом выбирались.
   Муммаев и вправду было много. Похоже, что горацийцы всё ещё сражались только с караульными отрядами на краю большого лагеря. В самом лагере поспешно строились войска, раздавалось оружие, звучали приказы. Обычно южане уступали по организованности северянам. Но сегодня был какой-то день сюрпризов.
   Из сечи появился измученный и окровавленный с ног до головы сотник Эд. Его поддерживал один из подручных. Похоже, Эд не был сильно ранен, но уже не мог сражаться.
   - Что делать, командир? - толпились вокруг него испуганные лучники. - Их слишком много!
   - Нужно отступать! - вторили издалека остальные.
   - Мы долго не сможем их сдерживать!
   - Две связки дезертировали! Многие убиты! Некоторые пытаются выйти в оффлайн, чтобы не терять персонажей!
   Эд отпил воды из фляги и, несмотря на лютый мороз, облил себя, омывая лицо. Ему было ужасно жарко. Он оглядел поле брани.
   Инклэйв и Торк10 сражались спина к спине, вокруг них росло количество изрубленных трупов. Крики раненных не утихали, заглушая всё остальное. Рядом сражались другие горацийцы, но дураку было понятно, что преимущество не на их стороне. Евген2111 пускал стрелу за стрелой вдаль, но комок страха встал поперёк горла, он чувствовал бессмысленность своих действий. Он хотел, чтобы быстрее закончились стрелы в колчане.... И тогда бы он всерьез задумался о бегстве. Никакой всплеск адреналина не помогал бороться со страхом неминуемой гибели, или того хуже - плена у кровожадных южан.
   - Нам нет смысла возвращаться! - промолвил Эд. - У нас не хватит запасов. Да и муммаи, как это ни странно, намного лучше подготовлены к переходу. У них столько людей, столько шатров и еды! Они быстры! Они нас настигнут, перебьют до последнего! Мы не можем отступить.
   - Что тогда делать?
   - Можно попробовать прорваться через их лагерь, обогнуть его по вон той дуге, там довольно чисто. Многие погибнут, но кто-нибудь доберётся до форпостов Пшеничной равнины.
   - А что если крепости пали? Откуда столько муммаев в горах? Не с неба же свалились! Они шли с юга к Святым Морям, сметая всё на пути!
   - У нас есть приказ, который нужно выполнить во что бы то ни стало! А это единственный путь! - Эд снова нацепил шлем и с трудом поднялся. - Если вы дезертируете - имена ваши покроются позором! Вас больше не возьмут ни в один клан! А люди, чьи аккаунты пострадают из-за вашей трусости, потом найдут вас за новых персонажей и убьют, всадив нож в спину, как поступают с предателями!
   - Это безумие, командир. Мы проиграли.
   - Проиграли? - Эд схватил за шкирки говорившего воина. - Я не вижу крови на твоём оружии, солдат! Ты забыл, для чего тебе нужен меч? Пошёл! - Он толкнул его со склона в сторону бойни. - Приказ тебе лично: принеси мне десять свежих муммайских голов, иначе я отрублю твою собственную!
   Воин поплёлся к битве, волоча за собой меч. Над его головой появился отсчёт до выхода в оффлайн.
   - Комета взорвалась! - неожиданно крикнул кто-то из раненных, на время вырубившись и придя в сознание снова. - НАСА нафейлило! Ах-ха-ха-ха!
   - Я тоже слышал! Ядерные реакторы взорвались!
   - Она горит в небе! Выходите в оффлайн, не пропустите зрелище!
   - Ну почему во время битвы!
   Евген2111 сначала подумал, что люди вокруг шутят. Потом заметил, что муммаи тоже нажали "выход в оффлайн". Многие остановились, ничего не делая.
   - Я так и знал! Так и знал! - захлёбывался кровью раненный. У него были рассечены живот и грудь. - Тупые американцы! Запороли свою дурацкую миссию! Я так и знал!
   - Пацаны, это эпик фейл.
   - А почему она взорвалась? Ответьте кто-нибудь!
   - Не отвлекайтесь! - приказал Эд, поднимаясь и хромая к месту сражения. - Мы на поле боя! Пользуйтесь тем, что многие южане тоже пошли смотреть комету! Бейте стоячих!
   - Хомо сапиенс облажались на всю Вселенную!
   "Я не хочу терять очередного персонажа из-за ошибки НАСА! Чёрт. Что же делать? Проклятые горы!"
   Евгену стало стыдно. Отец, наверное, очень злится на сына.
   Играть в игру вместо наблюдения за таким масштабным историческим событием - не лучшее решение. Скорее всего, в будущем Евген не раз об этом пожалеет, вспоминая.
   "Бездарная трата времени. Ох, что я делаю?"
   Он хорошенько прицелился и пустил стрелу в спокойно стоящего муммая, над которым тикал отсчёт до выхода из игры. Она воткнулась в сердце, воин изрыгнул кровь и упал лицом в глубокий снег.
   "Но деньги за воскрешения персонажа тоже немаленькие!" - убеждал себя Евген, хотя и не уверен был: обманывает он себя или нет.
   Действительно, фейл.
  
   23.
   Входящий вызов!
   Снова и снова открывая глаза, он видел белый потолок, который будто медленно наклонялся непонятно в какую сторону. Моргнёшь - иллюзия не пропадает - только меняется крен. Вселенная сгибалась то туда, то сюда, неустойчивая, несбалансированная, вращающаяся, волнующаяся. Безумная.
   Входящий вызов!
   Компьютерное оповещение не позволяло уснуть опять. Безжалостным, бездушным металлическим голосом - вырывало из мира грёз и забытья. Сколько не пытайся уйти от действительности, закрываясь подушками, выпивая ещё "огненной воды", употребляя любые вещества... пронзительно громкий сигнал телестены, дублируемый ушными коммуникаторами, словно камень, привязанный к шее, утаскивает с берегов сновидений в холодную, грязную, опасную реальность.
   Входящий вызов!
   Ганза сопротивлялся долго. Обливался виски, разбивал бутылки, намереваясь вырезать себе осколками ушные чипы, но не успевал - забывался, снова проваливался в дрёму. Тихо ругался, шептал проклятья всему и вся, но...
   Входящий вызов!
   ...всё же поставил его на ноги и повёл к телестене. Он знал, что это не космический корабль угодил в шторм, а у него самого в мозгу разыгралась буря. Похмельная буря свинцовой тяжести с хаотичными периодом усиления и ослабления. Ганза шёл, Ганза падал, Ганза проваливался то ли сквозь пол, то ли сквозь собственные ноги. Подскакивал и маршировал пару шагов, пока сосредоточенность не испарялась, оголяя апатичную неряшливость. Встречался головой с полом чаще, чем останавливал падение руками. Нащупал стену... Неправильную стену! Промазал. Как же его занесло в этот конец комнаты? Нужно возвращаться...
   Входящий вызов!
   Он наткнулся на тело мёртвой девочки. Увяз в нём руками, уткнулся носом, пуская слюни. Давненько он так не напивался. Опёрся на её тело, чтобы подняться. Мертвячка произнесла "космоибанавт Ганза". Это правда? Это неправда. Это глюки. Башка ведь ещё варит. Не верь никому. Не верь ничему. Не доверяй новостным каналам. Вставай. Ползи. И выключи, наконец, этот...
   Входящий вызов!
   Путешествие подходит к концу. Это нужная стена. Ганза уверен, хотя и не видит точно. Упёрся головой и размышляет, как он тут оказался. Почему не окончил университет. Осталось ли ещё спиртное. Где его жена. Он женат? Слава богу, нет. Одним вопросом меньше. Но нужно ещё столько других ответов.
   Входящий вызов!
   Да-да! Единственный будильник. Единственный отрезвитель. Для Ганзы это и Бог, и Дьявол в одном флаконе. Он карабкается по стене, медленно поднимаясь с пола. Возможно, так воскресал Иисус Христос. Это ведь непросто так сделать - взять и воскреснуть, ребята. Надо ведь, как минимум, подняться на чёртовы ноги. Евангелие от Ганзы.
   Входящий вызов!
   "Принять" - нажимает на сенсорную панель Ганза окровавленным пальцем с пятой попытки. Хитрая кнопка пыталась ускользнуть, улететь, изловчиться, зайти с тыла, дислоцироваться.... Пожалуй, хватит приключений. Пора и отдохнуть. Краем сознания, словно лассо, музыкант цепляет надпись - "39 пропущенных вызовов". Не дают... поодиночствовать... бедному... мьюзишону. Спать...
   - Ганза! Ганза, ты тут? - вопрошает стена.
   - Я тут, моя любимая, - целует Ганза мерцающий экран и хихикает.
   - Ганза! Ты нас слышишь? - спрашивает его группа.
   - Слышу. И вижу! - смеётся Ганза, отступая на шаг и с трудом удерживая равновесие. На экране трое музыкантов, сидят в скафандрах в тесном помещении. - Вас показывают по телевизору!
   - Не дури, Ганза! Сосредоточься! - Лидер группы машет рукой. - Ты нас слушаешь? Информацию усваиваешь? Или уже никак?
   - Я не так пьяный, - старательно бормочет Ганза, но слишком тихо, как не старается. Кто-то крутит регулятор громкости его голоса то до упора в одну сторону, то в другую. Он кричит: - Я не пьянь!
   - Оно и видно. Возьми себя в руки, - говорит один.
   - Да без толку всё это, - отмахивается другой. - Ничего не выйдет!
   - Тише. Ганза! Ответь нам на вопрос!
   - Только если не личного харакататртарва... - неразборчиво отвечает поп-рокер, понимая, что стоять ровно чрезвычайно тяжело. Ему приходится обратиться к искусству настоящего ниндзя, чтобы пройти это непростое испытание.
   - Не получится ничего из этой записи, - шепчет чернокожий белым братьям. Ганза слышит это, но ничего не понимает. В голове у него нацисты, индейцы и японские лётчики-камикадзе водят хороводы вокруг новогодней ёлки.
   - Всего один вопрос, Ганза! Ты зачем убил девчонку?
   - Зачем я убил девчонку... Зачем... - Он снова терял сознание, опускался на колени, роняя голову. Указательным пальцем важно указывал вверх.
   - Стой! Стой, Ганза! Сосредоточься!
   - Для него это сложный вопрос, идиот!
   - Хорошо. Ганза! Слушай! Ганза! Ты меня слушаешь?
   - Слушаешь! - кивнул музыкант, корча лицо, чтобы силой разомкнуть тяжёлые веки.
   - Ответь на вопрос! Что ты с ней сделал? Она выглядит как отбивная. Скажи нам, нам очень интересно!
   - Как отбивная! - рассмеялся Ганза, оборачиваясь. Осмотрел уродливый труп. - Точно, как отбивная! - Хохочет. - Кусок дрянного мяса, ха-ха.
   Его группа улыбается. Его группа понимает его. "Отбивная" - повторяют они. Смеются над его шутками. Смеются вместе с ним. Он любит их. Своих друзей. Но ему нужно прилечь, ему нехо...
   - Ганза! Так как ты сделал эту отбивную? Расскажи нам!
   - Да, расскажи!
   - Ты такой крутой!
   Крутой. Они называли его крутым. Ганзе это нравилось. Он гордо вдохнул полную грудь воздуха, улыбаясь до ушей. Потом показал костяшки пальцев. Окровавленные, сильно повреждённые. Он не мог разогнуть пальцы. И не мог больше согнуть их в кулак. Они напомнили ему кисти у человечков из конструктора "Лего".
   - Ох, молодец, - улыбались люди в скафандрах.
   - Какой молодец!
   - А теперь скажи, пожалуйста, это точно ты так круто её обработал? Или кто-то другой? М?
   Они что - не верят Ганзе? Не верят его разбитым, горящим болью кулакам? Не верят, что это было так просто? Думают, что ему, полурослику, такое не под силу? Да как они смеют!
   - Это был я! - восклицает Ганза. Слюна свешивается с его губ. - Это я её убил! - Он подходит к трупу и показывает, как это делал. Корчась от боли в руках, ударяет несколько раз, стонет. Падает.
   Его друзья аплодируют. Смеются. Говорят, что он молодец, признался. Говорят, что верят ему.
   - Это сделал я! Смотрите! - Он поворачивает тело девчонки к экрану, чтобы они видели его подпись маркером на животе. - Это был я!
   - Ты молодец, молодец! - смеётся команда.
   - Это был он, это был он! - пищал Ганза, дёргая за окровавленную нижнюю челюсть девчонку. - Я готова клясться на Библии!
   - Мы записали этот разговор, идиот! - хохотал негр, не выдержав. - Мы теперь не при делах. Ты всё нам рассказал! Мы передадим его в Звёздный Флот!
   - Ну и ладно, - вздыхает Ганза, собираясь снова отрубиться.
   - К тебе уже летят солдаты Звёздного Флота. Мы вызвали их, рассказали правду. Тебя закуют в цепи и посадят в космическую тюрьму, маленький паршивец!
   - Будешь петь песни и играть музыку зекам!
   - Космическим пиратам!
   - Головорезам!
   - Наслаждайся последними минутами свободной жизни, урод!
   - Там таких, как ты, любят! Ой, как любят!
   Люди в скафандрах затряслись. Экран исказило помехами.
   - А вы что там... дрочите друг другу? - спросил Ганза, не видя их руки.
   - Мы входим в атмосферу, ублюдок. Прощай, Ганза. Больше мы с тобой никогда не увидимся. И никому ты больше жизнь не испортишь.
   - Ты уволен. - Это было последнее, что донеслось с экрана, перед тем, как он погас. Лидер группы завершил вызов.
   - Точно дрочите... - помахал пальцем Ганза экрану, ехидно ухмыляясь. Его повело в сторону, он распластался по полу. Покатился по ровной поверхности, будто со склона горы. Ударился о стену, разбил локоть, застонал.
   Он уставился в прозрачный потолок номера - на звёздное небо.
   - Боже, - сказал он, чуть не плача. - Пускай будет мир во всём мире. Пускай не будет голода и болезней. Пускай всё поглотит огонь. И, если не затруднит, пускай все тёлки будут принадлежать мне.
   Огромная тень заслонила звёзды. Ганза быстро заморгал, нахмурившись. Расплывающееся изображение перед глазами, наконец, собралось в цельную картину на секунду - он сумел рассмотреть эмблему Звёздного Флота. Корабль с космическим десантом собирался пристыковаться к станции-отелю. Они знают, где находится Ганза, они найдут его. Ему не скрыться в ограниченном замкнутом пространстве даже таких размеров: десять обширных этажей с сотнями номеров, столовых, конференц-залов...
   - Ну и ладно, - сказал Ганза, не собираясь никуда вставать. - Ну и ладно, - повторил он, поспешно поднимаясь. - Ну и ладно, - бормотал он, стоя на четвереньках и думая, что делать.
   Труп. Он убил девчонку, изуродовал её, поглумился над ней. Есть запись, которая практически подтверждает это. Но если избавиться от тела... То и запись будет не так ценна. Притом опознать девчонку на видео не так легко.
   - Нелегко, - согласился Ганза со своими мыслями.
   Пускай всё поглотит огонь. Пускай всё поглотит огонь. Пускай всё поглотит огонь. Пускай всё поглотит огонь. Пускай всё поглотит огонь.
   Ганза открыл бар, открыл все морозильники в номере. Вывалил всё оставшееся пойло. Подхватил бутылки и потащил к телу мёртвой девочки.
   - Вот так, вот так! - радостно шептал он, поливая девчонку горючим. Сознание играло с Ганзой в злые шутки - он проливал спиртное также на себя и куда угодно, но на труп реже всего. Он шёл за новыми бутылками. Откупоривал, отпивал, рыгал, выливал. - Вот так уже лучше...
   Концентрация спирта в воздухе росла. На стене-оповещателе высветилось новое судно в списке пристыковавшихся. Солдаты уже внутри. Времени осталось мало. Как и водки.
   - Прометей! - сказал Ганза, откидывая крышку зажигалки. Длинный язык пламени плясал и потрескивал. - Тебе бы памятник поставить, брат! Такую вещь придумал! Что бы без тебя я делал?
   Он поджег труп и начал отступать от разрастающегося пламени. Огонь с шипением остервенело хватал одну область за другой - перекинулся на пушистый ковёр, скользнул на простыням, подушкам и одеялам неподалёку - охватил весь пол и кровати.
   - Моя промашка, - признал Ганза, отступив к ванной комнате. - Переборщил. Нужно как-то это остановить...
   Он начал тушить огонь мочой. И вот неожиданность - пламя рвануло вверх по струе и подожгло его член. С члена перекинулось на ноги и живот. Всё было залито спиртным.
   - Никуда не годится! - выкрикнул Ганза, пятясь. - Оу, оу! Фу-у! Фу-у-у! - пытался он дуть на собственное тело. Добрёл до ванны, врезался в неё, опрокинувшись внутрь.
   Волна огня проползла волосатую грудь и перекинулась на щетинистый подбородок. Ноги горели уже до колен.
   Надо уснуть! Точно, надо скорее уснуть! Во сне люди умирают безболезненно!
   Нет! Бороться надо!
   - А-а-а-а! - заревел музыкант, корчась от нарастающего жжения. - Стоп! Стоп! А-а-а-а-а-а!
   Он каким-то чудом догадался включить душ. Его залило ледяной водой. Он подставлял под струи горящие области тела.
   Спустя несколько секунд огонь был погашен. Бёдра и живот сильно раскраснелись.
   - Чуть не принёс себя в жертву Перуну, - хихикал Ганза, блаженно подставляя под холодную воду обожжённый пенис.
   Пара в воздухе было слишком много. Откуда он?
   - О боже, нет! Нет! - Ганза поспешно выбрался из ванной. - Нет! Нет! Выключись! Нет!
   С потолка номера из нескольких появившихся разбрызгивателей лился обильный дождь. Пламя быстро присмирело. Труп девчонки стал ещё уродливее - кожа исчезла, оголив чёрное горелое мясо.
   - Проклятье! Ах ты, тупая сука! - Музыкант бессильно опустился рядом с телом. - Что ж мне за проклятье такое!
   Ганзе конец. Его посадят в тюрьму. Он не сможет оправдаться.
   - Меня изнасилуют, - в ужасе шептал Ганза. - Меня сделают "петухом"! Мне придётся каждый день оставшейся жизни удовлетворять всяких уродов!
   Он покосился в выключенный экран телестены - на своё отражение. Он маленький, щупленький, почти с внешностью девушки.... У него нет шансов.
   Погоди-ка.
   Постой-ка.
   Ну-ка, ну-ка.
   Ганза провёл рукой по длинным патлам на голове.
   - Так я ведь мастер маскировки! - воскликнул он.
   Вскочил на дрожащие от жжения ноги. Оглядел своё отражение.
   Волос на груди не осталось. Щетина исчезла с лица. Ноги выглядели чистыми. Только кожа везде раскраснелась, будто он обгорел на Солнце.
   - Я ведь мастер маскировки! - гордо говорил Ганза, проводя рукой по гладкой коже рук. - Мастер маскировки!
   Времени нет! Он развернулся в поисках вещей девчонки и - слава господу! - они лежали нетронутыми у входа в номер. Раздевал он мелкую бестию впопыхах, ещё в коридоре отеля. Конечно, она сопротивлялась...
   - Порвалась, - вздохнул Ганза, рассматривая майку с логотипом группы "Школьные монстры". - Но пойдёт и так.
   Он также натянул рваные сетчатые чулки, кожаные сапожки с высоким каблуком, миниатюрную юбку, у которой ремень был и то больше, с гигантской бляхой, усеянной бриллиантами.
   Нужно спешить! Быстрее. Он сбегал в ванную комнату, запихал два полотенца в майку, сделав неровные, но большие груди. Ещё раз взглянул в зеркало.
   Лицо! Оно его выдавало! Солдаты явно знали, как он выглядит.
   А сумочки у девчонки не было... Может, она потеряла её ещё при сопротивлении в коридоре. Или куда-то завалилась.... Ганза не мог её найти, метался по комнате, переворачивал вещи, но всё было тщетно.
   - Дерьмо! Несправедливо! - ругался он. - Так нечестно!
   Время, время! Солдаты уже, небось, выходят из лифта на его этаже!
   Ганза склонился над трупом. Провёл рукой по его горелой поверхности. Пальцы покрылись чёрной жижей. Он мазанул ею свои веки и брови.
   Потом отковырнул сочащийся кровью глаз девчонки. Воткнул пальцы в алую дыру. Кровь была такой горячей, она кипела, вода из неё испарялась.
   Ганза провёл красным по своим губам. Причмокнул.
   Трансвестит Ганза.
   Поглядел в зеркало, кивнул, и, не теряя ни минуты больше, подхватил свою гитару и бросился в коридор отеля.
   Солдат в этой части станции ещё не было. Но они были где-то рядом, он не сомневался в этом.
   - Ла-ла-ла, всё будет хорошо, - почти вприпрыжку вышагивал Ганза, спотыкаясь и чуть не падая на каблуках.
   Редкие люди в коридоре косились на него с отвращением.
   - Кожа моя, кожа, - напевал Ганза.
   Повернув за угол, в другом коридоре он увидел отряд солдат. Десять человек быстро двигались ему навстречу с автоматами.
   - Я люблю мальчиков в униформе! - пропищал Ганза, игриво пряча лицо за копной волос. А тонкую гитару за спину.
   - Уйди с дороги, шлюха! - бросил один из солдат.
   - Как это некультурно! - дыхнул перегаром рокер.
   Они почти сбили Ганзу. Тот прижался к стене, согнул одну ногу в колене, выпятил грудь. Пробегающим мимо десантникам он раздавал воздушные поцелуи, махал руками, строил глазки.
   Когда они скрылись за углом, Ганза снял сапожки и припустил прочь.
   Но все пути отступления заблокированы. Со станции некуда бежать. Вскоре по всем внутренним экранам - в номерах, в коридорах, в холлах, в лифтах, на лестничных пролётах - показали его лицо с оповещением об опасном преступнике. За информацию полагалось вознаграждение.
   Ганза остановился в ресторане на первом этаже. Забился в уголок, заказал пива, притих. Искоса наблюдал за взрывающейся кометой по всем телестенам. Люди реагировали на это чересчур сильно.
   Подумаешь, комета.
   Но именно из-за неё никто не обращал внимания на сообщение о его розыске. Всем было плевать.
   Ганза сделал глоток пива. Он уже значительно протрезвел после всех стрессов, ледяного душа и крещения огнём. Теперь он затравленно оглядывался, понимая, что солдаты так просто не оставят дело с обгоревшим трупом. Они будут искать убийцу. Они вызовут подкрепление. Они обыщут каждое помещение, каждый метр отеля. А он отсюда никак не убежит, если ничего не придумает. Они проверят видеозаписи с коридорных камер! Узнают, как он замаскировался...
   Слушая новости о возможном столкновении кометы Свифта-Туттля с землёй и неудаче НАСА, Ганза засмеялся, закашлялся от пива.
   Да уж.
   - И было сказано: "Гравитацию" ждёт сокрушительный успех.
  
   24.
   Отбивая очередной удар противника, Торк10 громко матерился. Силы покидали его; накидка сбилась на бок, оголив бледную кожу, сверкающую от пота и крови. Блок, уход в сторону, скользящий удар и, наконец, укол в горло - ещё одним недругом меньше. Но муммаи всё прибывали и прибывали. Едва горацийцы справлялись с одной толпой, накатывала новая волна, более свежая, более подготовленная. И воодушевлённая слабеющими северянами. Опять всё сначала - уворот, блок, уворот, попытка ударить, блок, уворот, боль...
   - А-а-ах, чёрт! - вскричал Торк10, отпрянув. Под его правой ключицей торчало древко стрелы. Его нынешний противник недолго радовался, получив стрелу в затылок от своих же. - Ох, чёрт. - Торк10 опустился в снег и уже подумывал прикинуться мёртвым. Но он знал, что южан так легко не обманешь. Они любили после боя глумиться над трупами, не говоря уже о том, чтобы просто обобрать. Да и снегопад, хоть и слабый, всё же продолжался, быстро скрывая тела. Скоро не останется следов битвы, будто ничего и не было. Не будут слагать песни о павших на Переносице, не будут возводить здесь памятники. Эта не та битва, в которой хочется погибнуть достойным воинам. - Нужно трубить отступление! Нужно отступать! Инклэйв! Обернись!
   Его напарник по связке почти не слышал его и, тем более, не оглядывался. Он сошёлся в схватке с рослым и сильным воином, они держались за оружие и щиты друг друга, топчась на месте и бессильно рыча один на другого. Пышные бороды спутались, а сами они могли показаться сладкой мужской парочкой, при других обстоятельствах. Их танец продолжался уже довольно долго, они толкались шлемами, но всё было без толку, пока кто-то не уступит. Или если не вмешается кто-то из...
   - Инклэйв! Обернись! Сзади! - Торк10 воскликнул что есть силы, перекрикивая ветер и пытаясь встать. Но жгучая боль из-за стрелы, словно пригвоздила его к воздуху, не давая подняться.
   Могучий воин обернулся, но поздно. Ещё один муммай, подобравшийся сзади, уже заносил топор для удара. Но одновременно с этим падал, запутавшись в полах собственной накидки - южане любили носить длинные одежды, что было разумно в пустынях, но лишено смысла в глубоком снегу. Чернокожий с криком рухнул, вонзив топор куда-то под Инклэйва. Тот взревел от боли, да так, что юнец у его ног, покосился вверх с ужасом. Инклэйв оттолкнул от себя громадину, отдав тому свой меч и щит - не ожидавший такой любезности противник, продолжая тянуть всё добро на себя, опрокинулся и утонул в снегу. Горациец подхватил вопящего шкета и уже хотел как-то прикончить того, но подоспел новый ублюдок, очень быстро размахивающий ятаганом. Лезвие с воем рассекало воздух - из стороны в сторону, снова и снова.... Не найдя ничего лучше, Инклэйв не стал отступать, а поймал ятаган в воздухе огромной рукой. Он сморщился от боли, но сумел выдернуть из рук оторопевшего муммая страшное оружие, а затем оглушить его - той же рукояткой. Погребённый под двумя щитами и мечами воин выбирался из снега, шумно пыхтя. А перепуганный муммай у ног Инклэйва поднимал свой топор для нового удара, но уже слишком поздно. Инклэйв подхватил юнца и бросил на гиганта, похоронив того в снег ещё больше. С сумасшедшим воплем на горацийца бежал очередной противник, и тогда пришлось метнуть в него отобранный ятаган. Лезвие не убило, но сбило с ног недруга, заставив умолкнуть. И тогда, в короткую передышку, Инклэйв устало опустился в кучу шевелящихся тел, небрежно ломая рукой шейные позвонки молодому муммаю.
   - Сукин сын отрубил мне пальцы! - Инклэйв держался за ногу, зарывая её глубже в снег. - Теперь я не выживу в горах! Придётся возвращаться к контрольной точке и залечивать рану!
   Он включил таймер до выхода в оффлайн. Евген2111 с этим ещё медлил, постреливая из лука по откатывающей волне муммаев. Но чуть вдалеке они построили стену из щитов и копий, которая медленно двигалась к полю брани.
   - Зато очков мы заработали с тобой немало! - пытался удерживать улыбку Торк10, выдирая из себя стрелу. - Муммаи слабо дерутся по пояс в снегу!
   - Да они и так... - начал Инклэйв, осматривая изуродованную ступню, как вдруг спереди из-под него выскользнуло широкое лезвие меча. Его конец вонзился воину в бороду. Но длины для смертельного удара не хватило - возможно, лишь оцарапало подбородок или пригвоздило язык к нёбу. Инклэйв прорычал, отталкивая от себя лезвие израненной ладонью, перекатился через плечо назад, хватая топор убитого южанина, и приготовился к драке с недобитым силачом. Тот прорвался сквозь толщу из снега, двух щитов и мёртвого товарища, весь в ледяных хлопьях, словно горное чудище, выбравшееся из норы. Он раз взмахнул огромным мечом вокруг себя, не давая Инклэйву подойти. Второй раз - лезвия оружий встретились. Кинетической энергии у меча при долгом взмахе было больше, а рука горацийца ослабела, поэтому грубо сколотый топор вылетел из его рук и улетел далеко, исчезнув в белизне. Со стоном противник начинал новый взмах вокруг себя, выбираясь остальными конечностями из ловушки. Тогда обезоруженный Инклэйв прыгнул ему навстречу, сшибая с ног. Они покатились с холма под ноги к Торку10. Верёвка, которой он был привязан к Инклэйву, обматывалась вокруг горацийца и муммая.
   - Держись! Давай его сюда! - вскричал Торк10, отбрасывая стрелу и подбирая свои мечи. Два грузных тела накрепко привязало друг к другу. Они бодались головами, пытались раздавить друг друга, удушить в снегу. Но, завидев нависшего над ним Торка10, муммай вдруг перестал дёргаться, сдавшись. Опытный игрок всё понял, лишь улыбнулся, широко открыв глаза. Наверное, он не раз умирал в игре. И теперь готов был снова взглянуть в лицо смерти, не моргая. Торк10 ему это лицо показал, хмыкнув, и ударив со всей силы. Лезвие меча вошло рядом с носом, ближайший глаз закатился, из него прыснула кровь, другой не моргнул, оставшись смотреть вверх навсегда.
   Инклэйв, который лежал сверху, но чуть ниже головы оппонента, не видел его смерть, поэтому продолжал остервенело бороться, пиная тело врага, насколько позволяла верёвка.
   - Не надоело обниматься с трупом? - спросил Торк10, извлекая меч из чёрной плоти и оглядываясь в поисках новых нападающих.
   - Я бы справился... - сдавленно вымолвил Инклэйв. Кровь измазала его бороду. - Развяжи меня.
   - Что бы ты без меня дела...
   Торк10 повалился в снег со стрелой в глазнице, затрепыхался, как умирающая птица. Слышалось нарастающее улюлюканье муммаев. Новое плотное облако стрел опустилось на ряды горацийцев, подкашивая почти всех. Инклэйва ранило в колено, он громко взревел.
   Евген2111 чудом избежал губительного попадания. Издалека он убил несколько наступающих муммаев, как вдруг понял, что колчан опустел. Парень развернулся, намереваясь спасаться бегством. Но почти упёрся в Эда, который смотрел прямо на него.
   - Стоять! - рявкнул тот, плюясь. Лоб у него был рассечён, кровь заливала всё лицо - от неё шёл заметный пар.
   - Стрелы! - развёл руками Евген2111.
   Эд бросил взгляд на нарастающий шум. Муммаи оголтело неслись с холма, бряцая оружием о щиты и напевая песни на своём визгливом, неприятном уху языке. Трубили в рог их командиры, призывая к решающему наступлению.
   "Всё" - подумал Евген2111.
   По горстке выживших горацийцев пронеслись ругательства и молитвы. Почти все включили таймер до выхода из игры.
   - Стоять! - взревел сотник Эд, глядя на убегающих подопечных. Евгена2111 он твёрдо держал за наплечник. А вместе с ним и обезумевшего "...", и неуверенного Соломона, которые находились всё ещё в одной связке. - Держать строй! Убъём их всех! До единого! Лучники! Обнажить клинки! За Легион!
   - За Легион! - крикнули несколько смельчаков. И кинулись навстречу надвигающейся волне врагов.
   - Сумасброд! - вопил "точки". - Нужно бежать, бежать! Господи!
   Соломон медленно пятился, но короткий меч всё же достал. Евген2111 извлёк из-за пояса два кинжала. Они казались ему крохотными. Что сделать ими против ятаганов, глеф, топоров и прочего оружия со щитами, он не представлял.
   - Стоять насмерть! Умрём героями! - крикнул сотник, а потом изо всех сил затрубил в свой рог, командуя наступление.
   В ответ ему с перевала ответило множество вражеских рогов. Тяжёлый низкочастотный гул пронёсся по горам. Евген2111 заметил, как в стороне один булыжник свалился с другого. Задрожала под ногами, там, в глубине под снегом, твердь земли.
   - Чи-чи-ха-ха! Чи-чи-ха-ха! - маршировали муммаи, подбадривая себя южными песнями. Они отбивали ритм, ударяя оружием о щиты.
   И тогда раздался гром с небес средь ясного неба.
   Евген2111 обернулся. Соломон остановился, повернувшись. "Точки" перестал вырываться из связки, подняв голову.
   На вершине одной из гор, примыкающих к Переносице, - на Восточном Оке Севера случился обвал. Большой кусок древней скалы откололся и рухнул на снежный склон, разбился, осколки покатились, наращивая мощь и размеры...
   - Лавина! - крикнул кто-то.
   - Лави-и-ина-а-а-а! - закричал что есть мочи Евген2111.
   Другие воины подхватили нерадушную весть.
   Эд, идущий навстречу врагам, обернулся. Поник в плечах, опустил меч.
   Инклэйв всё ещё выпутывался из верёвок. Заметив приближающуюся с широкого склона горы лавину, на секунду оторопел, нахмурился и начал высвобождаться ещё быстрее. Яростно причитая.
   "Вы заработали новое достижение: Призыв лавины" - оповестил компьютерный голос в ушных коммуникаторах каждого из игроков.
   Игровое событие запустило секретную музыкальную композицию: заиграла торжественная музыка, слышался далёкий неразборчивый хор, будто пели ангелы на небесах.
   - Обвал! - выдохнул "...". - Мы все умрём, мать вашу! Я же говорил!
   - Спасайся, кто может! - вскричал один из десятников, разворачиваясь и прорываясь сквозь труднопроходимый снег. Он срывал с себя шлем и доспехи, чтобы облегчить бег.
   - Лавина! - хрипло повторял Евген2111. Он смотрел прямо в центр приближающейся массы. От такого вала нельзя было убежать.
   - К расщелине! - Соломон схватил Евгена2111 за плечо и потащил куда-то. - Быстрее, мы успеем!
   - Нам конец! Нам всем конец! - истерически хохотал тащащийся за ними по снегу "точки". - Мы все умрём от чёртовой лавины! Мы умрём в этих горах! Я же говорил!
   - Лавина! - рассмеялся Евген2111, ступая туда, куда его вёл Соломон. - Мне даже стыдно подумать! Я буду платить за то, что персонажа убила лавина! Я установку кометы пропустил из-за... виртуальной лавины! Я не увидел, как она взорвалась из-за чёртовой лавины!
   - Быстрее! - торопил его Соломон.
   Впереди снег заканчивался чернотой бездны. Расщелина была небольшой, локтей пятнадцать в ширину. Она пронзала Переносицу с западного края. Глубоко уходила в гору. Из неё тянуло сквозняком, ветер тревожно завывал в темноте.
   - Вбивайте колья от палаток! - приказывал Соломон. Похоже, он единственный соображал в отряде. Кто-то пытался убежать от неизбежности, кто-то, как Еnbsp;вген и "точки", топтался на месте, глядя на комья снега, несущиеся с горы с огромной скоростью. - Вы слышите меня, пустоголовые? Вбивайте колья в снег! Закрепляйте верёвки! Мы свесимся вниз!
   - Не выдержат! - говорили воины, которых тоже занесло к расщелине. - Мы все умрём!
   Но к делу приступили, доставая колышки. Кто-то вонзал поглубже своё оружие - мечи на всю длину лезвия, люди пытались проломить топором валуны на краю обрыва.
   - У меня нет верёвки! - кричал один из солдат. - У меня нет верёвки! Можно я с вами?
   Он пытался обнять трясущегося от страха "...", который ничего не делал.
   - Да! - кивнул он, обнимая незнакомца. - Можно, конечно.
   А затем, исказив от злобы веснушчатое лицо, несколько раз всадил ему нож в живот. Подобрался к обрыву с обвисшим телом на руках и кинул союзника в яму. Умирающий закричал, падая вниз и скрываясь во тьме, и крик его долго не стихал. Дно было слишком глубоко. Если вообще существовало.
   - Дурацкая затея! - заметил "...". Не было времени его винить. Все возились с верёвками и поглядывали на лавину. Она уже почти сошла с крутого склона.
   - Вы закрепляете верёвки? - спросил подоспевший Эд. - Думаете, выдержат нас всех?
   Никто не ответил командиру. Грохот заглушал слова, раскачивал камни под ногами. Евген2111 закрепил два колышка, хотя и не был уверен, что они выстоят под напором снега, а теперь сжимал кинжалы, собираясь цепляться ими за стены. Только думал о том, отрезать ли от своей связки "точки" или оставить его - вдруг ублюдку повезёт больше и за счёт него можно будет удержаться. Тот тоже держал в руке нож, поглядывая на Соломона и Евгена2111, нервно покусывая губы.
   Некоторые муммаи продолжали наступление. Неслись на столпившихся горацийцев, будто собираясь столкнуть их в пропасть. Может, они не замечали лавины? Так увлеклись битвой...
   - Я задержу их! - рявкнул Эд. - Спускайтесь!
   - Командир... - окликнул его кто-то. - Стойте...
   - У меня всё равно нет связки!
   Стена камней и снега шла уже по Переносице, накрывая трупы и тех, кто не успел уйти. Инклэйв выпутался из верёвок, поднялся во весь рост, глядя на несущуюся погибель. Уйти он не успевал. Опёрся на широкий длинный меч, вонзив в снег перед собой, закрыл глаза, наклонив голову. Лавина поглотила его.
   - Белая смерть! - кричали муммаи, указывая на катаклизм. - Белая смерть!
   Кто-то из них покорно стоял, ожидая смерти. Кто-то убегал. Кто-то зарывался в снег. А кто-то вступал в последнюю схватку на смерть полный сил, но обречённый.
   - Я не посрамлюсь перед богами! - пафосно рычал Эд, нанося удары. Вот он срубил одного врага, вот отбил удар другого и тоже угостил северной сталью. Сцепился с третьим.... Силы покидали его, лезвия будто затупились, скользили по коже и одежде, не оставляя ран, пот щипал глаза...
   Пелена снега была уже слишком близко.
   - Уходим! - крикнул Соломон, утаскивая с собой Евгена2111 куда-то вниз.
   - Держимся, держимся!
   - Спокойно! Так! - бормотал "...", цепляясь за каменную стену.
   Евген2111 вонзал кинжалы в горную породу. Пальцы он не чувствовал. Перчатки потерялись. Рукоятки быстро пропитались кровью.
   - Держимся, парни! - крикнул кто-то в последний момент.
   Тьма отрезала небесный свет. Рёв ненастья ударил в слуховые перепонки со всех сторон, даже пронзая изнутри. Всё затряслось, посыпались камни, комья снега, острые осколки льда. Закричали люди на верёвках. Завопил "точки", сорвавшись и повиснув позади Евгена. Заскользили кинжалы, кроша камень. Один кол точно не выдержал, свалился. "О боги игры, пожалуйста! - подумал Евген2111. - Я пожертвую вам в храмах столько...". Второй кол сорвался, а лезвия кинжалов сломались под его весом. Евген решил, что теперь ему точно конец, но всё ещё висел, а не падал: его вместе с "..." удерживал Соломон, который либо надёжно уцепился, либо надёжно застраховался колышками.
   - Держитесь! Держитесь, черти! - кричал снизу "точки". - Держитесь, пожалуйста!
   Повсюду в наступившей темноте слышались возгласы боли. Сверху кто-то упал на Евгена2111. Кто-то очень тяжёлый. Успел зацепиться за броню парня.
   - Отцепись! - шепнул Евген2111, стесненный верёвкой.
   Муммай на ухо зашипел что-то в ответ. Он вонзился в горло парня холодными мокрыми пальцами. Больно сжал, перекрывая кислород. Евген2111 захрипел, выгнулся и всадил с размаху оба наполовину сломанных кинжала в бока противника. Тот печально взвыл, отцепился и канул во тьму.
   Вокруг слышались стоны и вскрики, скрежет лезвий о кости, вопли умирающих и раненных. Немало муммаев повисло на спасающихся горацийцах.
   Колышки Соломона не выдержали, он предупреждающе закричал. У соседей тоже пошли дела неладно: люди начали падать почти одновременно. Кричали северяне, визжали южане.
   Евген2111 стремительно полетел вниз, маша кинжалами в надежде за что-нибудь зацепиться. И ему это удалось, когда он врезался в кого-то. По шипящему голосу понял, что это тот самый поверженный муммай. В сужающейся расщелине воин остановился, растопырив руки и ноги. Другие упавшие тоже цеплялись за две близкие друг к другу стены.
   - Никому не дёргаться! Все замрите! - скомандовал Эд, которого волной забросило в расщелину.
   Горацийцы замерли, но плохо знающие английский муммаи продолжали дёргаться, если не спасаясь, то атакуя окружающих их врагов.
   - Не двигайтесь! Не сражайтесь! - продолжал выкрикивать командир. - Закрепляйте стропы! Цепляйтесь! Мы не должны...
   Раненный в бока муммай не выдержал, отпустив стены. Евген начал падать вместе с ним, в панике размахивая руками, роняя кинжалы, и вдруг снова в кого-то уцепился. Поглядел вверх. Скупой синий свет, едва пробивающийся через снежные завалы сверху, осветил тело "...". Оно дёргалось в предсмертных конвульсиях, голова была неестественно наклонена вбок. Во время падения он угодил ею в образовавшуюся петлю, повесился, ломая шею.
   - Поделом! - шепнул Евген2111, у которого самого были проблемы с горлом. Он подтянулся, цепляясь за нагрудную броню и всяческие цепочки доспехов. Глянул вниз, ничего не увидел, осмотрелся.
   Горацийцы пытались закрепиться в узкой части расщелины - вбивали колышки, распутывали верёвки и закрепляли их. Многие, как Евген2111, висели под ними, не зная, как помочь. Пара выживших муммаев тоже возилась с верёвками. Но один из них, наконец, найдя хорошую опору - удобно торчащий камень из склона - извлёк кривой кинжал и ударил ближайшего горацийца в висок.
   - Они продолжают драться! - взревел кто-то. - Мочи муммайское отродье!
   - Закрепляйтесь! Сначала закрепляйтесь! - говорил сотник Эд, держась руками за одну стену, а ногами за противоположную.
   Некоторые горацийцы ввязались в схватку, но муммаи были ловки и хитры. Неудобные условия и тесное пространство было им на руку. Ещё два союзника Евгена2111 сорвались в пропасть. Один из них бесполезным куском мяса и железа повис на верёвке, лишив своего товарища по связке возможности передвигаться, тот медленно съезжал с наклонного склона. Муммай подбирался и к нему.
   - Закрепляйтесь! - кричал Эд. Руки его тряслись от натуги. Другой муммай, почти не видевший в темноте после яркости снега, прыгнул с кинжалом на голос. - Вот дрянь! Снимите его с меня! - Эд задёргался, пытаясь сбросить южанина. Тот визгливо хихикал, крепко цепляясь за обессиленного сотника. - Закрепляйтесь тогда! Постарайтесь выжить и добраться до форпоста!
   Муммай ударил его ножом в сердце, лезвие прошло сквозь звенья кольчуги и погрузилось вплоть.
   - Ну что ты? - простонал Эд, отпуская стену и хватая противника за шкирку. - Ну что ты, доигрался? Идём, я покажу тебе дорогу в ад!
   Муммай завизжал от ужаса, попытался отпрыгнуть, но хватка горацийца была сильна.
   Их тоже унесло во тьму. Южанин долгое время повизгивал.
   - Осторожно! Осторожно! Камни! - указывал кто-то вверх.
   С образовавшегося потолка донёсся протяжный грохот: посыпались огромные глыбы льда.
   - Держись!
   Последнего повизгивающего муммая расплющило. Его нога запуталась в верёвках и утащила за собой в бездну связку из трёх горацийцев.
   Обвал сбил со стен и других. Соломон держался дольше всех. Он крикнул:
   - Евген, пригнись!
   Вместо этого Евген2111 покосился вверх, выгнувшись. И поэтому его зацепило верёвкой, протянувшейся между двумя падающими горацийцами. Она ударила в грудь парня, приняв вес союзников, затем съехала на живот.
   - О, господи! Держитесь! Пожалуйста, держитесь! - донеслось снизу.
   - Вытащите нас! - молили горацийцы. - Эй там, наверху!
   "Кинжалы, - подумал Евген, краснея от натуги. - Зря я избавился от них..."
   - Я больше не могу! - воскликнул Соломон сверху. Он единственный, кто удержался на стене. Все остальные упали вниз, в глубину расщелины, откуда поднимался ледяной воздух. - Я не могу! Осторож...
   Он сорвался, растопырив руки в поисках опоры. Колышки вырвались из камней вместе с ним. Началось свободное падение, наполненное криками обречённых солдат.
   Соломон падал по дуге, чуть в сторону. Он пролетел с другой стороны какой-то естественной арки, верёвка перекинулась через неё. Горациец врезался в неровную стену, попытался зацепиться, но не сумел. Верёвка натянулась, и он остановился на краю небольшого утёса, уткнувшись лицом в сугроб. Евген2111 и два других горацийца повисли по другую сторону арки, сильно раскачиваясь. Верёвка протяжно скрипела.
   - О, боже! Мы ещё живы! Все успокойтесь! - доносилось снизу. - Держимся, держимся!
   - А-а-а! - кряхтел Евген2111, в поисках кинжала у себя в ботинке.
   - Парень, держись! Пожалуйста, держись!
   Соломон поднял голову, сплёвывая кровь. Он не мог издать ни звука. Посмотрел на свой живот - из него сочилась красная жижа. Слишком много, чтобы игнорировать такую рану. Верёвка прорезала его плоть, теперь сдавливала кишки.
   Евген2111 заметил это. Да ему и самому было нехорошо: он привязался надёжнее, не только за пояс, но и пропустил верёвку через плечи и пах. Вот только чужая верёвка всё портила, больно вонзаясь в живот.
   - Держись парень! Ты молодец! - подбадривали снизу. - Сейчас мы выберемся и...
   "Вот он! - радостно подумал Евген, доставая запасной нож, спрятанный в сапоге. - Сейчас я облегчу ношу мне и Соломону!"
   Он принялся резать чужую верёвку, кряхтя от боли.
   - Что ты делаешь? Что он делает? Эй! Эй! Постой! Постой, друг! Не нужно этого делать!
   - Я тебе заплачу! Пожалуйста! Будь человеком!
   - Выручи нас! Эй! - Горацийцы задёргались внизу. - Эй, остановись! Не делай этого!
   - Хочешь я скину второго? Окей? Давай избавимся от него, и тогда ты меня не будешь...
   "Сделано!"
   - Не-е-ет! А-а-а-а-а!
   - Ублюдо-о-о-ок!
   Непосильная ноша была сброшена. Несчастные рухнули вниз и вскоре затихли. Евген2111 вдохнул полную грудь воздуха и закашлялся. Покосился на Соломона, который находился на одном уровне с ним, на небольшом выступе. Тот одним глазом косился на товарища, пуская кровь изо рта и живота.
   - Я избавился от них! - прохрипел Евген2111, медленно покачиваясь. - Не знаю, сколько выдержит верёвка... Я попробую закрепиться...
   Сверкнула сталь. Соломон сжимал в дрожащем кулаке нож. Медленно опускал его по снегу к своему животу.
   - Что ты задумал? - спросил Евген2111, нахмурившись.
   Соломон не отвечал. Его тело то и дело содрогалось, он снова изрыгал кровь. Снег вокруг покраснел и таял.
   - Подожди! Дай мне минуту! Я закреплюсь!
   Евген2111 тянулся к ближайшей стене, постоянно поглядывая на товарища.
   - Прошу тебя. Дай мне время, Соломон!
   Соломон булькал, захлёбываясь кровью. Рука с ножом достигла цели. Он медленно, не глядя, всадил лезвие между верёвкой и собственным боком, в середине которого она исчезала. Начал пилить её, медленно, содрогаясь.
   - Господи...
   Евген2111 поспешно раскачивался, пытаясь зацепиться за стену. Проблема заключалась в том, что на этом участке его стена была практически лишена неровностей, выступов и впадин. Он не знал, что делать. Но ему нужно было что-то предпринять, чтобы не упасть вслед за остальными.
   Соломон всё быстрее и быстрее пилил верёвку. Глаза его вылезали из орбит, он смотрел в кровавый снег перед собой.
   - Нет, подожди же ты! Пожалуйста! - Евген2111 обречённо дёрнул за верёвку.
   - А-а-ай! - плаксиво протянул Соломон после такого рывка. Кровь, казалось, пошла быстрее.
   Евген2111 повисел несколько секунд, размышляя.
   - Прости... - сказал он.
   Соломон снова принялся резать верёвку, исказив лицо.
   - Чёрт, да хватит уже! - Евген2111 снова изо всех сил дёрнул на себя верёвку.
   - А-а-ай! - крикнул Соломон, уткнувшись головой в снег. Рука выронила нож и упала рядом, будто и не его вовсе. Верёвка вошла глубже. Горациец испустил газы.
   "Так-то лучше..."
   Евген2111 продолжал раскачиваться. Наконец, он ухватился за какой-то ненадёжный камень в стене, остановился, подтянулся, и вцепился в другой. Натяжение верёвки ослабло. Соломон рывками втянул воздух, продолжая с бульканьем изрыгать кровь.
   - Прости меня! - шептал Евген2111, взбираясь по стене и сматывая верёвку. - Ты помогал мне! Я обязательно помогу тебе! Только дай мне...
   Громкий кашель и возня со стороны Соломона.
   Евген2111 обернулся. Его напарник по связке вновь нащупал нож и, не глядя, пытался отрезать верёвку. Он уже проделал половину дела.
   - Проклятье! Да остановись же ты! - Евген2111 быстро взбирался по прямой скальной стене, цепляясь за всё, что можно. Окровавленные пальцы не чувствовали абсолютно ничего. Парень удивлялся, как они вообще его слушаются.
   Соломон начал протяжно стонать, зажмурившись. Он чувствовал, что мука вот-вот закончится. Рука с ножом задвигалась всё быстрее. Хотя не столько пилила верёвку, сколько оттягивала её прочь от глубокой раны. При других обстоятельствах её можно было разрезать одним сильным рывком, если сталь заточена хорошо.
   "Мне придётся убить его! Чтобы он не погубил нас обоих!"
   - Да пошёл ты! - Евген2111 оттолкнулся от скальной стены, держась за частично смотанную верёвку, и рухнул вниз, разматывая её.
   - А-а-а-а-ай! - вскричал Соломон. Раздался душераздирающий треск. Верёвка прошла сквозь его живот и упёрлась в позвоночник, ломая его. Кости показались из спины, сквозь порванный плащ. Верёвка держалась на одном только позвоночнике в районе поясницы. Кровь в несколько струй забрызгала из прорези.
   - Вот это да... - шепнул Евген.
   Он висел недолго. Позвонки Соломона не выдержали - с треском верёвка завершила дело. Она окончательно распилила тело горацийца. Евгена2111 больше ничего не удерживало и он начал падать без всякой надежды на спасение.
   - Нет! А-а-а-а-а! - завопил он, махая руками и ногами. - А-а-а-а-а!
   Тьма окутывала его, тусклый синий свет отдалялся, скорость падения нарастала, ледяное дыхание смерти ощущалось всё сильней...
   Онемевшими пальцами он ещё тянул верёвку, притягивал окровавленную петлю к себе, смутно осознавая, что планирует сделать. И когда он смотал почти её почти всю, то метнул лассо куда-то в сторону, ничего не видя. Ему чертовски повезло - петля набросилась на какой-то сталагмит, а Евген2111 остановился в воздухе. Натяжением ему вывихнуло плечо, по инерции бросило о каменную стену, ломая вдобавок пару рёбер и одаривая сотрясением мозга.
   - Господи... - выдохнул Евген2111, кружась вокруг верёвки и приходя в себя. - Ох, блин... Моя... рука...
   Новый треск.
   И снова он начал падать, не успев воспользоваться ситуацией. Надрезанная Соломоном верёвка всё-таки разорвалась. Парень уже больше не кричал, оглушённый, поломанный, раздавленный. Он не смотрел вниз, смотрел только вверх, набирая скорость. И успел ещё подумать, почему в такой глубокой расщелине... становится так светло...
   Он быстро наткнулся на её дно, удар выбил из него дух.
   "Вы заработали новое достижение: Верхом на лавине" - оповестил компьютерный голос, имея в виду, что игрок пережил природный катаклизм.
   Сознание погасало вместе с воем ветра и музыкальной композицией, сопровождавшей ненастье.
   Евген очнулся на борту "Бетти", взглянул на статус своего персонажа на специальной панели. Жив, но без сознания. Может, ещё не всё потеряно? Хотя в таких реалистичных играх уже давно не в новинку были такие формы смерти, когда за статусом персонажа следишь из реальности, будто переживаешь за состояние родственника в реанимации, и тут уже воля случая - будет ли персонаж жить дальше или умрёт.
   Мальчишка выбрался из своей каюты. Ему в объятья сразу бросилась рыдающая Лиззи.
   - Комета взорвалась! - говорила она, пуская слёзы ему в майку на плече. - Папа не даёт смотреть новости!
   - Почему она взорвалась?
   - Не знаю. Папа не знает тоже. Я хочу посмотреть новости.
   - Я тоже. Идём в зал.
   - Папа запретил включать телестены. Лансу сказал не давать нам сделать это. Ненавижу! - крикнула она громче, надеясь, что её услышат.
   - Так, успокойся! - Евген частенько чувствовал себя старшим братом в разговорах с Лиззи, так как вёл себя спокойнее и рассудительнее. Слишком уж она была похожа на их неуравновешенную мать. - Папа хочет как лучше. Он не виноват, что так вышло с кометой. Он тоже очень этим расстроен. И не знает, как себя вести. Он же хотел, чтобы нам этот день запомнился не... фейлом НАСА!
   - Я хочу посмотреть! Все люди смотрят на взрыв, а мы нет! Это нечестно!
   - Так. Нельзя смотреть через телестены? Тогда идём в каюту. Посмотрим по электронному планшету или через Виртуал. Не надо плакать только.
   - Ты гений! Идём! - рванула Лиззи, одной рукой держась за брата, другой вытирая глаза.
   - Скажи хоть, красиво она взорвалась? - спросил Евген, чуть поспевая за ней.
   Лиз остановилась, надувая щёки от едва сдерживаемой улыбки. Брат тоже улыбнулся.
   - Это было охренитительно! - выпалила она.
  
   25.
   "Гордость - страшный грех. Вопрос только в том, кто тут грешил? Только НАСА или все мы?"
   Микаил пил, но, к своему сожалению, больше не пьянел. Вокруг было шумно, люди кричали друг на друга, собирались звонить в НАСА, собирались подавать какие-то жалобы, перебивали друг друга, грызлись, почти доходило до кулаков, будто виновники взрыва атомных электростанций находились на борту "Аэлиты-4".
   - Господи, ну в чём опять напортачили американцы? - восклицала Крия, застыв с бокалом возле "прозрачной" стены.
   - Судя по всему, это новый выброс газов на комете, - высказал своё мнение Артемий, держась за дужку очков и всматриваясь в экран. - Благодаря подобным всплескам она обычно меняет свою траекторию. Показания в таких случаях меняются на сотые доли процента, но в нашей ситуации и это привело к землетрясению, что уничтожило электростанции....
   - Кометы - сейсмически очень неустойчивые тела! - брызгал слюной Юрий. - Чему этих пиндосов учат в их хвалёных колледжах? О чём они думали, пытаясь взять управление над таким опасным объектом? И кто спрашивал землян, согласны ли они? Должен существовать специальный комитет, который будет контролировать подобные...
   Роботы-операторы, снимавшие комету с различных ракурсов, показывали, что дыма и пыли становится меньше, кое-где даже можно рассмотреть поверхность. Микаил сразу заметил, как изменился ландшафт.
   - Боже Всевышний! - восклицали русские учёные, указывая в экран. - Смотрите! Смотрите! Это же трещины! Комета может расколоться!
   - Действительно, кора трескается... - держался за лицо Александр.
   - Нужно связаться с центральным управлением...
   - Звоните в НАСА!
   - Лёд треснул!
   - Неужели они такие дураки? Сейчас что-нибудь сделают и всё обойдётся!
   По поверхности астероида пробежала новая дрожь, едва заметная с высоты обзора.
   Камера быстро отъехала назад, показывая ужасную картину: багровое пламя, будто желе, медленно охватывало комету с южного полюса. То здесь, то там поверхность взрывалась, выпуская в открытое пространство сгустки пламени. Синий лёд покрылся тёмными пятнами, а затем волна черного дыма целиком поглотила комету Свифта-Туттля. Спустя мгновение произошёл новый взрыв, ещё более мощный.... Теперь уже не из-за атомных станций. Громыхнуло что-то внутри неудавшегося спутника Земли, отчего колоссальные столбы огня рванули во все стороны.
   "Тада-дада! - Микаил с довольным видом скрестил руки на груди. - Вот бы показали суету на "Орбитальном барьере"! Как сотрудники НАСА в космосе или на Земле реагируют на подобную реакцию кометы. Я б на это посмотрел, о да!"



Василий Куклин

Отредактировано: 21.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться