Косточка с вишней

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

Я уже несколько минут стучал в дверь Юркиного номера, но друг так и не торопился мне открывать. Хотя я точно знал: он в номере. Я слышал, как работает телевизор. «Вам надоело видеть бактерии на ободке унитаза?» – донеслась до меня строчка из рекламы. Я тихо рассмеялся и вновь с силой постучал.

Наконец, взлохмаченный Юрка распахнул передо мной дверь.

– Я уж думал, тебя тоже Олежка выкрал! – поприветствовал я друга.

– Такими вещами не шутят, Костя! – буркнул Юрка и прошел вглубь комнаты. Сел за ноутбук, долго смотрел в монитор, взъерошил темные волосы, вздохнул…

Я озадаченно посмотрел по сторонам.

– Ты бы хоть громкость убавил, – кивнул я на телевизор. – Реклама на весь коридор орет.

Юрка рассеянно схватился за пульт. Интересно, что с ним такое? Я молчал.

– Ты веришь в дружбу? – внезапно спросил меня Юра. Я, готовый к его вечным разговорам и спорам о противоположном поле, уточнил:

– В дружбу между мужчиной и женщиной?

В голове почему-то сразу всплыл образ Женьки. Юрка поморщился:

– К черту этих женщин… К черту этих мужчин… Ты веришь в нашу с тобой дружбу?

Юрка тут же уставился на меня стеклянным взглядом. Я не понимал, к чему он ведет.

– Разве я когда-то давал повод усомниться в нашей дружбе? – поинтересовался я.

Юрка молча развернул ко мне включенный ноутбук.

– Твой отец открывает филиал в Москве. Как неожиданно, что этим проектом будешь руководить именно ты!

Я уставился в монитор. Новость была опубликована на официальном сайте нашей компании. Я несколько раз пробежался глазами по строчкам, в которых говорилось, что я, действительно, займу руководящую должность в новом московском филиале.

– Ничего не понимаю, – тихо сказал я.

– Мог бы, Костя, предупредить! – сердито отозвался Юрка. – Тогда бы я, может, не воспринял эту новость так… так остро.

– Поверь, я сам впервые об этом слышу! – честно признался я.

Юрка недобро хмыкнул.

– Ну, а, собственно, чего я хотел? Ты ведь сын основателя этой фирмы. Неужели я думал, что смогу занять твое место…

– Это место должно быть за тобой, – серьезно сказал я. – Ты правая рука моего отца, и я понятия не имею, что он задумал, назначив на эту должность меня.

Юрка по-прежнему сидел угрюмый, подперев щеку рукой.

Я тут же вспомнил несколько ярких картинок из своего детства. Вот отец отдает меня в спортивную школу на секцию футбола. Он купил мне дорогую форму, кожаные бутсы, профессиональный мяч.

«Давай, сын, не подведи меня!», – напутствует отец всякий раз, когда я выхожу на поле. И я изо всех сил стараюсь его не подвести. Я слышу, как он кричит с трибун: «Все видели? Это мой сын!». Когда мне удавалось сделать хорошую передачу или, того лучше, забить гол в ворота, я первым делом искал в толпе папин счастливый взгляд. Но стоило мне допустить ошибку, я, семилетний пацан, не хотел возвращаться с футбольного поля. На душе было так паршиво, что лучше повеситься на огромных воротах, чем возвращаться домой с молчаливым расстроенным отцом.

Когда наша команда выигрывала, отец звонил всем своим друзьям и с воодушевлением рассказывал, как его сын практически в одиночку разделался с «командой молокососов». При поражении отец был мрачнее тучи. За столом во время ужина стояла напряженная тишина. Мама ставила передо мной тарелку с супом и тяжело вздыхала: «Пойми, что главное участие, а не победа!». Тогда отец взрывался: «Чему ты учишь мальчишку?» – рычал он, – «Ты хочешь, чтобы он вырос размазней? Запомни сынок: нужно побеждать во что бы то ни стало! Ставь цели и уверенно к ним иди!». Что ж, я ставил перед собой цели, но идти к ним в противовес родителю так и не решался.

– Я поговорю с отцом, Юра, – сказал я расстроенному другу. – Наверняка произошла какая-то ошибка. Клянусь, я ничего не знал об открытии нового филиала. К тому же, не уверен, что это то, чему я готов посвятить свою жизнь.

Юрка устало отмахнулся.

– Завтра вечером в город Наташа возвращается. Нужно будет встретить ее на вокзале. Электричка приходит в шесть вечера. Подстрахуешь?

– Конечно! – эхом отозвался я. Было по-прежнему неудобно перед Юркой из-за этого чертового московского филиала.

– Представляешь, – таинственным тоном начал Юрка. – У Наташиного отца какой-то компромат есть на этого утырка. Причем хранится он в каком-то секретном месте, до которого нужно добраться по воде…

– Прям «Остров сокровищ», – улыбнулся я.

– Завтра достанем бумаги и, надеюсь, помашем этому говнюку Олежке ручкой.

Юрка злобно хмыкнул.

Я подошел к окну, отодвинул нарядную светлую занавеску. Отдыхающие неторопливо брели за порцией завтрака. Я уже поел. Привычно положил в тарелку омлет, блинчики с беконом, заказал кофе… Я делал это изо дня в день, вот уже несколько недель. В выходные мы с Кристиной валялись на пляже, она зачитывала мне интересные, по ее мнению, выдержки из женских журналов о совместимости и прочей девчачьей чепухе. Вечера мы проводили в открытых летниках, слушали живую музыку, попивали вино. В непогоду сидели с Юркой у Кристины в номере и играли в карты. Под мерцающий свет (электричество девушке так и не наладили), под грохочущую стихию, распахнув форточки, дабы надышаться этим свежим горным воздухом.

– Через неделю уезжаем, – задумчиво проговорил я, любуясь на море. – Какие наши дальнейшие планы?

– Ты о чем? – хмуро откликнулся Юрка. – Вернемся на прежнее место, будем носить пиджаки, туфли и лакированные туфли в самую жару…



Ася Лавринович

Отредактировано: 11.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться