Кот Кошмар, Аллигатор и другие... (юмор и сарказм)

Размер шрифта: - +

глава з, о том, как Кошмар страдал манией величия

 

 

Теща называла Кошмара "кошачьим бароном Мюнхгаузеном" за хвастовство и умение создавать почву для самых невероятных историй.

Кот обижался, ибо считал титул барона для себя слишком мелким. Не имея никакого, Кошмар всегда мечтал быть по меньшей мере маркизом.

На этой почве в семье бывали скандалы, а однажды Кошмар чуть серьезно не заболел.

После очередной поездки с семьей в Ледреборг, кот вернулся в подавленном состоянии. Он отвечал невпопад, целыми днями лежал на диване, уставившись в потолок, и ровным счетом ничего не делал.

Майю это злило и огорчало.

 — Что ты разлегся, словно шах персидский? — спрашивала она.

 — А почему бы мне им не быть? — лениво отвечал Кошмар. — Правда, почему мне не стать персидским шахом? Жен сколько хочешь, и все молчат...

 — Ах ты, бездельник! — возмущалась Майя. — Чего захотел! Пойди лучше, устройся на работу. Чем мне прикажешь кормить семью? Слышишь, что я говорю, приблудный шах?!

 — Глухих в роду нет! — отозвался Кошмар, не трогаясь с места.

Майя чрезвычайно обиделась. Еще бы, ведь это был камень, метко пущенный в ее дедушку, который был редким красавцем, белым, с ярко-голубыми глазами. Он был столь хорош, что в молодости собирался пойти на оперную сцену и даже поступал в консерваторию. Да только на экзаменах выяснилось, что он глухой.

Кошмар вообще не любил чванства своих знатных родственников и искал любой случай, чтобы доказать: чрезмерная забота о чистоте рода ведет к вырождению. Теща платила ему тем же, и во время последнего разговора нежно заметила:

 — Скажите, я не ошибаюсь, имея смелость предположить, что в вас есть французская кровь?

 — Наверняка, — ответил Кошмар. — Моя прабабка родилась в Париже.

 — А! Значит, слухи о том, что ваша бабушка служила в молодости в каком-то портовом кабаке, а потом спуталась с матросами и приплыла на корабле в Данию, оказывается верны? Какая жалость, а мое сердце так долго отказывалось верить этому...

Кошмар обиделся не на шутку. Он ответил Агне Ледреборжской, своей милой теще какую-то дерзость, но не чувствовал себя отмщенным. Это и была причина его дурного настроения, после поездки к родственникам. А Майя своими упреками еще подливала масла в огонь.

Кот Кошмар впал в депрессию. Ему перестало нравиться его имя, которым он всегда прежде гордился. Кот отказывался ходить в магазин и покупать молоко для котят. Он считал это ниже своего достоинства, а это уже серьезно. Это повод для настоящего скандала. Который вскоре и состоялся.

Майя вздыбила шерсть на загривке и сверкнула на мужа левым, зеленым глазом. Это у нее означало сигнал к сражению.

Кошмар остался холоден к столь явной угрозе.

 — Последний раз спрашиваю, — зашипела Майя, — пойдешь в магазин?

 — Никогда! — твердо ответил кот.

 — Кошмар, ты еще пожалеешь!

 — Не смей называть меня какой-то плебейской кличкой.

 — Ах, простите, ваше высочество, ах, извините! — едко ответила Майя. — Не соизволит ли ваше высочество сообщить, как же мне называть его?

 — Я думаю над этим вопросом, — буркнул Кошмар.

Майя фыркнула:

 — Да у тебя мания величия, котик.

 — Почему бы и нет? Что, все могут воображать себя великими, а я не могу? Я тоже буду. Всё, хватит! Стану-ка, я, пожалуй, Наполеоном, или королем Кристианом I... Или нет, лучше принцем датским, тебе же такие нравятся!

 — Прекрати молоть чушь, — строго сказала Майя.

 — Ага! Сердишься, значит нравятся! Решено, я отныне — Принц Датский.

 — Собачья кличка, — фыркнула жена.

 — Извольте говорить почтительно, когда обращаетесь к Моему Высочеству. Я принц нервный, могу в пылу справедливого гнева не пощадить даже какую-то там кошку из Ледреборга.

 — Ты окончательно свихнулся, Кошмар!

 — Я — Принц Датский!

 — Ну и убирайся в свое королевство! Подсказать адрес? Психиатрическая лечебница доктора Пеликана! Катись, катись, ваше высочество!

 — А что ты думаешь, я останусь? Думаешь, буду и дальше терпеть общество столь вульгарной особы? Майка, можешь считать, мы никогда не встречались! Я найду себе кого-нибудь достойного моего нынешнего высокого положения.

 — Все достойные тебя, давно ждут в психушке. Иди и ищи себе кого, хочешь, — гордо сказала Майя, стараясь не уронить честь своего ледреборгского флага.

А Кошмар не нашел ничего лучшего, как пойти в указанном ему направлении, искать единомышленников.



Эллин Крыж

Отредактировано: 04.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться