Кот Троцкий и Со

Размер шрифта: - +

Мсье Тибуль: жизнь в седле

— Нужно назвать его Кингом. Ты считаешь, это справедливо, что у него до сих пор нет имени?

— Имя-то у него есть...
 

Хм-м... Кинг. Мда уж. Конюшенный серо-полосатый кот Тибуль дёрнул ухом и с ленцой облизал подушечку передней лапы. Имя у коняги давно есть, лучше и не придумаешь. Мудак. Как влитое подходит.

 

Вон, с утра воевали, любо-дорого поглядеть. Обычно проблем на него надеть недоуздок нет, а тут ушел в отказ. Задирал голову, отворачивался, пятился. Типа «Я большой, я от вас съеду и в супермаркете работу найду легко». Ну, Хозяин и подумал: нафиг. Не хочешь, я пошёл. Открыл ворота левады — мерин следом, прорваться хотел. Ага, без недоуздка, щаз. Даже домашнему котиньке Лёвушке (ой, Троцкий он, я вас умоляю!) понятно, что к мерину в таких случаях всегда прилетает злая птица обломинго. Так и вышло. Хозяин захлопнул ворота прямо перед носом Мудака и ушёл в конюшню. Да-да, потом всё было, как положено: возмущённое и обиженное ржание, мотание головой и полный детской искренней обиды взор вослед. Ну что, жалуйтесь в исполком комсомола, батенька, выбор есть всегда. А в кормушки конский салат (нарезанное яблоко, морковь, банан, арбуз, шоб я так жил) уже насыпают, а желающие тут же найдутся...

Тибуль фыркнул. Добрый Хозяин, добрый, что и говорить. Постоял в конюшне полминуты, пошёл опять в леваду. Мудак, хоть рожу обиженную строил, но морду в недоуздок мигом сунул. В стойле поел, на развязках стоял паинькой, седло дал затянуть без проблем. И даже лобешник подставил для почесонов.

Надо отметить, что он — не первый жеребуха в хозяйстве, но единственный, которого попросили выкупить обратно. Проблема не в том, что мать его, женщина... ну, то есть кобыла.... перемахнула три забора, ибо любовь у неё случилась неземная с завозным на соседской территории канадцем. И, понятно, в подоле принесла. Оно бы и ничего, Тибуль вон тоже по большой любви родился — зато и красавец, и умник, каких поискать. Сложность в том приключилась, что помесь у мамки Мудаковой с заезжим красавцем вышла аховая. «Родила царица в ночь», во-во. Хозяин так и сказал, мол, «не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку». И в затылке почесал. И регистрировать пошёл, озадаченный донельзя. Но ладно, регистрация. С породой интереснее вышло. По папке-канадцу Мудак удался ширококостным, но от матери взял-таки мелкий рост.

Не рос, ко всем кобылам лез за молоком... И к меринам! («Бестолочь, Баст меня прости!» Тибуль брезгливо дёрнул хвостом). Ну, и... в общем, Хозяин провёл операцию под кодовым названием «жеребуха умирает с голоду». Вычитал где-то, что кобылье молоко заменяется козьим при надобности... А по составу вообще близко к женскому. Покосился на свою подругу в этот момент, она пальцем у виска покрутила и сказала, что Хозяин совсем идиот. Тут она, конечно, ни разу не права, но кто ж спорит с женщиной, особенно если она насыпает в миски корм на всё многочисленное Тибулево семейство?

Козье молоко Мудак пить отказался наотрез. (Вот уж где балбесище, но что ни делается, то конюшенным котам лишь к лучшему. Помогли, освоили. Тибулева мамка дураков отродясь не рожала). Ну, не пил, и ладно, а вот добавленные в ведро с водой детские смеси уминал за раз. Хозяин ему даже соевые бобы готовил. Но мерин всё равно не вырос. Зато комплекс Наполеона в лошадиной шкуре вырос ого-го какой и теперь вовсю цветет и пахнет.

...Да-а, что и говорить, с котами здесь так не носятся, но об этой негуманщине Тибуль ещё расскажет, дайте только срок!

Когда мерина на плац вывели, Тибуль следом мотанулся. Знал же, что танцы с бубнами ещё не начинались. И что — не ошибся же.

У канадских верхово-упряжных, как и у некоторых других пород (тяжиков, к примеру), есть особенность. Они очень хорошо осознают свою силу. Это потомки барочных французских и испанских лошадей, выведенных под рыцарей для боя. А вот эта мелочь — он до канадца не дорос (пока что), но характер уже показывает. Это я делать буду, а это я делать не буду, и да, давай, покажи, кто в доме хозяин.

Да, нормально. Показали, конечно. Чувак нарядный вообще, решили заездить. Ну, они решили. А Мудак решил, что они — идиоты. Э, думаете, заездка молодой лошади — это родео? Да там вообще всё просто, подвели к посадочному блоку, попросили постоять — все команды мерин знает, как собака. Взял всадницу на спину, посмотрел на Хозяина: типа, всё понял, братан, судьба у нас такая, баб на себе возить... А потом попятился. Растерянно и жалко — попятился. Никаких «козлов», никаких «свечек», глазища — во, бровки «домиком», на морде ясно читается «и что с этим делать-то?»

— Жить, — вздохнул Хозяин. — Тебе с этим жить.

Мудак его понял. Пошёл вперёд.

Тибуль блаженно потянулся на нагретой попоне, но тут же вскочил и нервно вгрызся в густую шерсть на боку, пытаясь выкусить доставучую блоху. Не, что ни говори, у конюшенных котов жизнь раздольная. Никаких тебе баб на шее, никаких строевых на плацу. А блохи — что блохи? Свои животины. Договоримся.



Юрий Трегуб и Ирина Валерина

Отредактировано: 22.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: