Кот Троцкий и Со

Размер шрифта: - +

Белла: вспомнить всё

— прорпрор?пеу!ко — Белла удовлетворённо вздохнула и склонила голову набок, любуясь своим прорывом. Прорыв состоялся в буквальном смысле — к ноуту, а тем более в приватный чат, её не пускали. Но — да здравствует женское коварство! — смышлёная блондинка преодолела все запреты, и...

— Что-что? — незамедлительно прилетел ответ в чате, но отреагировать она уже не успела.

— Белла, сука такая, ты что творишь? — шлепок по заднице завершил воспитательный момент, и Белла, обиженно фыркнув, освободила кресло.

Оскорбило её вовсе не слово «сука». Ну, положим, сука. И что с того? На правду не обижаются. Это всё равно что подругу Хозяина «оскорбить», назвав женщиной. А вот без шлепка вполне можно было обойтись. Ведь так хорошо разговор начался.

И вообще, нет бы погладил...

Белла положила голову на стол, поближе к руке Хозяина, скосила глаза, ловя каждое движение его пальцев, и замерла. Быть рядом с ним, слышать его голос, ловить запах — уже счастье. Она тихонько взвизгнула, не в силах сдерживаться, и застучала хвостом по паркету. Вот сейчас, сейчас он повернёт голову, заметит её, улыбнётся... А потом протянет руку и потреплет по голове...

Хозяин улыбался, но не ей. В последнее время он часто улыбался, глядя в экран ноута, и ему было явно не до Беллы. Эх-х.

Она вздохнула, отошла от стола и свернулась клубком на ковре, спрятав бархатистый чёрный нос в густой белой шерсти. Вчера вот опять дурой назвал... А за что, спрашивается?

Выпустили вечером в сад — так что, разве Белла носилась, как оголтелый щенок, размахивая ушами? Нет, она приступила к своим прямым обязанностям — охране территории. Бдила, держала уши топориком, а нос по ветру. И весь сад, и дом, и всё, что вокруг дома, безусловно входят в круг обязанностей. Вот всё это вверенное и оббежала бодрой рысцой, ничего подозрительного не заметила, перенюхала все собачьи новости («Ой, эти кобели такие придурки! Что они пишут на заборах! Но тот мощный питбуль с карими глазами, он всё же клёвый...»)

А потом... Ну да, лаяла она громко и грозно. И рычала даже. А как иначе? Соседский сад — это часть её территории. И что там делал чужой, незнакомо пахнущий человек, спрашивается? Ах, вино пил? На звёзды любовался? А у него на физиономии не написано, между прочим. Он, может, маскировался так, а сам замышлял прокрасться в дом Хозяина и спереть, что плохо лежит. («Вот бы Лео кто спёр, он вечно лежит где попало, но его за это все целуют и гладят!»). Ну скажите на милость, откуда Белле было знать, что в соседском доме есть свои Хозяева, если она отродясь там никого не видела? Конечно, подбежала к подозрительному типу и громко залаяла, привлекая внимание Хозяина. Когда он подошёл, так и стояла, поджав переднюю лапу, рядом с перепуганным соседом, и грозно рычала. Службу несла потому что.

Вот сосед, между прочим, всё правильно понял. Так и сказал на прощанье: «Хорошо, что Белла охраняет и наш дом... Даже от нас...»

 

А вот на днях было, опять Белла кругом виноватая осталась. А за что, хотелось бы знать? Лео — кошачий подонок, вечно пользуется её добротой. А как ему отказать, как? Хоть и сволочь, но любимая же.

 

Конечно, расскажут теперь много чего, но с точки зрения Беллы дело обстояло так.

В доме есть проблема. В проблеме семь килограмм и пристрастие к тяжёлым наркотикам. Есть жертва. Жертва в два раза тяжелее и зовут её, если кто ещё не понял, Белла. У наркомана и его жертвы есть любимый Хозяин. По вечерам, когда у него случаются тяжёлые дни, он лежит на диване и смотрит телевизор. Ну и вот. В тот раз, пока он расслаблялся, потягивая «Рене Мартин», кот втихую вскрыл пакет с кошачьей мятой, нанюхался, потом ужрался травы до прилёта вертолётов зелёных фей и решил, что он — в доме хозяин. Белла, между прочим, никогда не поддерживала его деструктивное поведение и всячески осуждала при случае. И тогда вела себя как подобает благовоспитанной собаке: сидела рядом с Хозяином и тихо его обожала всеми фибрами своей небольшой собачьей души. А что живот втягивала, делала несчастные глаза и повиливала хвостом, так это же не преступление, правда? Ну да, последний раз её кормили полчаса назад, но почему бы не попробовать надавить на жалость? Беллочка не то что некоторые там коты, корона с неё не упадёт.

Кто же знал, что ужравшись до состояния Тёмного Властелина, кот решит поиграть в Тарантино...

Со стола одним прыжком перемахнул на диван. На Хозяина! Ещё точнее: костлявой своей задницей ему на голову. Святотатец! Хозяин дёрнулся от неожиданности, придурок Лео когтистой задней лапой ему ещё и висок распорол. Хозяин рванулся рукой назад, и всё содержимое его бокала хлестануло по Белле. В лицо, между прочим, попало! И жгло же, ох-х.... А следом, увёртываясь от увесистой хозяйской плюхи, в это же благородное собачье личико полетел встопорщенный укурок-кот с некошачьим рёвом: «Мя-ать вау-шу!»

И разом погрузился в густое облако аромата коньяка за сто с лишним баксов. В котором Белла, на минуточку, вынужденно оказалась ещё раньше него.

Что было делать? Перепуганная Беллочка, поджав хвост, рванула на первый этаж, сбив по пути декоративный стол со всякой мелочью. А кто бы не запаниковал, хотелось бы знать? Уже нетрезвая, насмерть перепуганная, она попыталась залезть под софу, но идиот Лео... Если бы не Хозяин, сбежавший следом по лестнице, то этот безумец в чадном угаре прилично попортил бы когтями всю её филейную часть. Между нами, весьма изящную, утончённую даже.



Юрий Трегуб и Ирина Валерина

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: