Котёнок за пазухой. Старая притча

Размер шрифта: - +

Котёнок за пазухой. Старая притча

 

Котёнок за пазухой. Старая притча

 

 

1.

На исходе дня он, наконец, одолел последний подъем. Молодое, такое привычно-надежное тело в разреженной атмосфере вдруг начало давать сбои, перестало слушаться, просило отдыха. Парнишка привалился к камню в изнеможении и попытался отдышаться, но усталость внезапно прошла. В лучах заходящего солнца он увидел согбенный силуэт в проеме рукотворной пещеры. Быстро вскочил на ноги и крикнул:

- Я искал тебя десять лет. Далеко же ты забрался, - хорошо, вроде бы, поставленный голос на последнем слове дал петуха, но не вызвал смущения. «Я просто сбил дыхание. Я не боюсь».

- Здесь в горах хорошо дышится. И дело себе нашел, - низкорослый, крепко сбитый мужичок подошел вплотную. - Дай взгляну на тебя. Да, ты похож на него. Те же брови, тот же взгляд.

- Не заговаривай мне зубы. Ты знаешь, зачем я пришел.

- Тебе нужна моя жизнь, - мужичок присел на выступ в скале, откинулся и с удовольствием медленно выдохнул. Было заметно, насколько он устал.

- Мне нужна справедливость. И месть! – парень начал метаться по площадке в опасной близости от обрыва.

Солнце зашло за гребень горы. Резко похолодало. В сумерках пещера стала похожей на распахнутый зев какой-то исполинской птицы или древнего вымершего ящера.

- Твое право, - в полумраке мужчина почти слился со скалой. - Но прежде, чем ты это сделаешь, я хочу сказать, что не желал ему смерти. Это был несчастный случай.

- Ты изнасиловал мою мать и убил отца, - парень выхватил револьвер из кармана и навел на собеседника.

- Я любил ее, она любила меня. Твой отец узнал и напал на меня. Я защищался, - голос ровный, дыхание размеренное; ни попытки защититься, ни убежать.

- Это твои слова. У меня другая информация. Ладно, пора заканчивать этот пустой треп, - он нарочито небрежно махнул револьвером. - Будет последнее желание?

- Я охотно отдам тебе свою жизнь, не буду пытаться сбежать или напасть на тебя; позволь лишь закончить мою работу. В день, когда я завершу её  – убей меня.

Молодой удивился:

- Редкостное мужество. И что ты делаешь, позволь полюбопытствовать?

- Десять лет я копаю тоннель в этих горах. Здесь только одна опасная тропа, где разбилось много путников. С помощью этого тоннеля я, быть может, спасу чью-нибудь жизнь.

Парень окинул взглядом окружающее пространство и кивнул:

- Хочешь вернуть долг?

- Да. Ты не сильно торопишься?

- Я очень долго ждал, но – изволь.

 

2.

Казалось, что дождь никогда не закончится. Свинцовое небо низко навалилось, уже готово было забраться и в саму пещеру, придушить, лишить последней надежды на радостный солнечный луч.

Они сидели, прислонившись к стенам тоннеля, друг напротив друга в метре от выхода. Капли рикошетили от камней, обдавая лица освежающей прохладой.

Молодой, наконец, не выдержал:

- Люди говорили, ты монахом заделался?

- Ого, не прошло и месяца – ты заговорил. Я думал, ты принял обет молчания, - немного насмешливо и прямо в глаза.

- Мне не о чем говорить с убийцей моего отца, - закрыв глаза и отвернувшись.

- Еще тебе не нравится, что я монах?

- Зачем уходить от жизни, когда ты еще молод и полон сил? Если только - замаливать грехи?

Тот в ответ усмехнулся, вышел под дождь и встал в метре от проема, заложив руки за спину:

- Ты так молод, но уже знаешь, что такое настоящая жизнь? Хорошо, я расскажу тебе историю, которая случилась с моим учителем. Быть может, она немного прояснит… На холме стоял храм. Там жило несколько монахов – никто их не считал; они себя – тоже. Проезжала мимо компания молодежи. Застигнутые дождем, они попросились переночевать в храме. Монахи их впустили, обогрели, накормили и оставили. Поздно уже вечером две девчонки из компании допили припасенное вино, и одна на спор решила молодого монаха совратить. Пробралась в его келью, без предисловий разделась, уверенно полезла к нему под рясу, и при этом спрашивает: «Ну что, чувствуешь, как настоящая жизнь в тебе закипает?» Тот, ничего не говоря, двумя ладонями легонечко сжал ее виски и в глаза посмотрел. Долго так, пристально. Не знает никто, что она там увидела, в глазах его, или даже не в глазах, а только рухнула она тут же на колени, зарыдала, запричитала: «Прости, прости, милый, дуру прости…» А тот ей в ответ: «Теперь ты почувствовала, осознала, как настоящая жизнь пробуждается внутри?»

Молодой немного оживился:

- Ну, и что ты хочешь сказать этой своей, не знаю… легендой?

Рассказчик вернулся в пещеру и присел так близко, что его лицо оказалось в паре сантиметров от лица собеседника:

- Ты воспринимаешь жизнь каждую секунду. Но насколько ты можешь быть уверен, что она настоящая?



Вадим Векслер

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: