Коварные ступеньки

Размер шрифта: - +

Пролёт десятый – с благими намерениями

Плов пах изумительно. Я стояла над плитой, гипнотизировалась ароматом и с нетерпением ждала, когда же это всё приготовится. С обедом у меня сегодня практически не сложилось, так что ужин оставался последней надеждой.

Учителя ушли в столовую всем составом, поэтому в корпусе стояла блаженная тишина, которая должна была продолжаться ещё от получаса до часа. Поэтому бег по лестнице, судя по звуку, не то слона, не то медведя, произвёл на меня неизгладимое впечатление. А уж когда заорали: «Лида!»

В коридор я вышла прямо с ложкой плова, которую собиралась попробовать. Ваня нёсся мне навстречу, рискуя сбить с ног. Пожар, что ли, а я не в курсе? Или с Соней что случилось?

– Лида, – ещё раз повторил мужчина, схватив меня за плечи. Отдышался. Нет, раз отдышался, значит, ничего срочного. – Лида, не надо этого делать! – вдруг выдал он.

– Ась? – переспросила я, не понимая, о чём речь. Не может же он про плов говорить. Или кто-то сдал Эржену? Только когда успели…

– Мне сказали, что ты Яной интересовалась. Лида, Яна в прошлом, у нас с ней всё кончено, можешь не переживать. Не надо ничего предпринимать… Я же уже с тобой…

– Что предпринимать, Вань? – нахмурилась я. Ситуация начинала подбешивать. Терпеть не могла чего-то не понимать, а тут явный бред. Перегрелся он, что ли? Или такой параноик, что из-за этого от него девчонки и бегут?

– Лида… не обманывай меня. Я же сразу всё понял, как зашёл сюда. Шафран, барбарис, перец, тимьян, кориандр, куркума…

Сначала я не сообразила, к чему он клонит, перечисляя специи из плова, но когда догадалась… Я буквально вскипела. Стоило ему приоткрыть рот, чтобы заикнуться про зиру, как я вырвалась и со злостью всунула ему подготовленную ложку.

– Рис и мясо, а не розовый кварц и шпинель! – сообщила я, пока он оторопело пережёвывал. – Я готовлю плов, а не любовное зелье! И поскольку ты явно сбежал с ужина не пожравши, то могу поделиться с тобой своим, – выделила я последнее слово.

Ваня стоял с полминуты как громом поражённый, а потом расхохотался. Он закрыл лицо руками, прислонился спиной к стене и совершенно бессовестно ржал, медленно сползая на пол под моим мрачным взглядом. Ладно, хотя бы не упорствует – значит, не безнадёжен. А то мог бы обвинить меня в том, что я в плове скормила ему это самое зелье.

– Лид… прости… – прошептал он сквозь смех. А когда убрал руки от лица, принялся вытирать проступившие от смеха слёзы. – Я дурак, честно. Я же учуял мясо…

– Ладно, – надоела мне эта бестолковая беседа, а на голодный желудок ещё и было как-то не смешно. – Есть будешь?

– Буду, – кивнула Ваня, собрался с силами и поднялся.

Жевали молча, пока я не осилила полтарелки и не подобрела. Ещё свою роль сыграло то, с каким аппетитом Ваня уплетал. И я рискнула завести разговор:

– С чего ты решил, что я собралась опоить тебя зельем, после того как мы переспали?

– Да мне тут донесли, что ты Яной интересовалась. В такой… недружелюбной форме.

– Наглый поклёп, – отрезала я. – Недружелюбной она была бы, подлей я сыворотку правды.

– Вот про неё мне тоже сказали, только я их успокоил, что она дорогая и хранится недолго…

Я хмыкнула, Ваня аж ложку у рта задержал.

– Надеюсь, они мне не поверят, – решил он, убедившись, что меня эти два фактора не остановят, и продолжил: – Так вот. Донесли мне, и тут тебя за ужином нет, хотя обычно ты с мамой. Вот я и решил сходить, поискать… Захожу, а тут такой аромат.

– Просто я устала от казённой баланды и захотела нормальной еды.

– А я не могу понять, почему ты не спросила у меня, а полезла непонятно куда, если не собираешься ничего нехорошего делать. Вот и почудилось, будто ты меня приревновала к бывшей и собралась решить вопрос радикально.

Склонив голову набок, я глянула на зельевика и усмехнулась. Интересно, как же это я себя показала, что ему почудилось, будто шестнадцатилетняя девушка, почуяв соперницу, побежала варить любовное зелье? Правда, зачем мне Яна, я решила не говорить и тему перевести:

– Нет, вот к чему к чему, а к любовным зельям я вряд ли прибегать стану. По крайней мере, для себя.

– Гордость? – с хитринкой спросил Ваня.

– Да что ты! Иногда все средства хороши, просто это неэффективное.

– Да что ты? – удивился он, будто сам опаивал ими всех подряд или, как минимум, продавал. – Это, с шафраном, очень даже хорошее. Какие попроще могут и в голову дать, а это действенное, чувства в нужное русло направляет и потом не резко обрубает до отвращения, если перестать поить, а постепенно эффект сходит. Иногда даже переходит в настоящее чувство.

Вот не общалась бы сама, прям заинтересовалась бы и кому-нибудь сварила для проверки. Но, увы, в моём послужном списке оно уже встречалось.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться