Ковидалипсис Книга 1 Новый Разумный

Глава I Охота

Предисловие

Многие думают, что стрела времени нерушима. На ней есть точка, именуемая настоящим, слева и справа от которой — прошлое и будущее. И эта точка движется от «оперения» к «наконечнику» с постоянной скоростью. Но при таком порядке вещей получается, что в Мире не существует Свободы. Это как кинофильм, в котором кадры идут друг за другом, и ничего нельзя, просто невозможно изменить. Плен, где каждый твой шаг, каждый вздох уже предопределён.

Это — простая и понятная схема мироздания, к сожалению, ставящая жёсткие границы. Границы в сознании.

Но стоит лишь допустить существование выбора и случайности, и Мир, без того огромный, вырастает до бесконечности. Мало того — превращается в бесчисленное множество Вселенных и усложняется до абсолютной непознаваемости.

Очень трудно передать то чувство, которое испытываешь, осознавая себя частью такого Мира. Но тем не менее стоит попытаться.

 

Глава I
Охота

16 августа. Европейский Заповедник. Человек.

Иногда он задаёт себе вопрос: что же там, в космосе? Есть ли хоть кто-нибудь? И сразу отвечает: безусловно, есть. Ведь в этом океане плавают миллиарды звезд, и свет каждой притягивает. Будь то планеты, астероиды, космические корабли… Жизнь. Она так же естественна в космосе, как и смерть. Каждая холодная глыба таит в себе хотя бы крупицу жизни. Она дремлет, затем пробуждается и прорастает, распускается и цветёт, подобно прекрасной розе. Но тут же возникает новый вопрос: а разум? Есть ли он среди звезд?..

Высокая трава поляны шелестит на прохладном ветерке, ночной воздух пропитан осенней свежестью. Над этим зелёным озером, тонущем в море леса, совсем невысоко поднимаются крохотные светящиеся точки. Они сгущаются, то тут, то там танцуют вальс. Вокруг со скрипом шевелятся сосны. Их громады, дирижируя, мерно пошатываются из стороны в сторону. Хвойные ветви плавно машут косякам птиц. Где-то заиграл сверчок. Защебетал припозднившийся скворец. Бал. Один из немногих оставшихся.

Человек лежит посреди поляны, закинув руки за голову. Слушает симфонию леса, смотрит в ночное небо. Такое звёздное, небывало яркое. Думает.

Млечный путь растянулся по чёрному холсту, сияя белизной. Столько света, столько красоты. Иногда верится, что он действительно появился во время игр древних богов. Расплескавшееся молоко из груди прекрасной Геры. И его брызги — кометы, всё ещё разлетаются, бороздя бесконечность.

Человек, прикрыв глаза, вздыхает. Этот лес так спокоен, так гармоничен… неужели в мире ещё остались уголки, где можно вот так просто лежать, забыв обо всех прошлых бедах, о пережитом горе, об увиденной смерти? Неужели проклятая Машина нового человечества никогда не доберётся сюда, не вырубит все деревья и не возведёт свои заводы-матки? Им же наплевать на планету, на природу, на жизнь. Они хотят лишь прогресса, этого процветания цивилизации, выхода на новый уровень… построить как можно больше стальных машин — этих дронов; бетонных зданий-коробок — чёртовых ЗПСП…

Блёкло-карие глаза смотрят в звёздное небо. Что вам, звёзды, до какой-то крохотной планетки, разрываемой прогрессом? Здесь даже самим землянам наплевать, а вам уж точно…

Одна из звезд начинает стремительно расти, всё больше и больше. Наконец, превращается в дискообразный объект. Тот, свалившись с неба, бесшумно парит над лесом. Человек спокойно и равнодушно наблюдает за ним. Летающий аппарат приближается к поляне. Изумрудный луч вырывается из него, наводится то на один, то на другой куст.

«Хм, ищейка, — думает человек, нахмурившись. — Не ожидал такой встречи. Убьёт. Но сейчас это не имеет значения».

Объект всё шарит лучом, и уже почти у того места, где лежит он. Тогда человек достаёт из кармана кожаной куртки небольшой чёрный цилиндр. В нём что-то щёлкает.

Резким движением человек поднимается. Луч аппарата тут же упирается в его грудь, вмиг багровеет.

— Отведай-ка, железяка, — с ухмылкой проговаривает человек, размахивается и швыряет цилиндр в аппарат.

Сине-белый электрический разряд фотовспышкой озаряет ночь. Объект с металлическим лязгом падает на землю.

Человек подходит к поверженному диску, несильно пинает, проверяя: «Жив — нет?» Диск метр в диаметре, как сплюснутый волчок — древняя игрушка, недавно видел в одном европейском городе.

«Ну вот, как раз батареек нет», — думает человек, рассматривая летающую тарелку. Затем легко подхватывает её, берёт под мышку и направляется в лес.

 

16 августа. Станция «Луна-9». 501-й.

Длинный коридор. Кругом металл. Синеватый мрак. Механизмы в прозрачном полу перемигиваются белым, зелёным, редко красным. Правильные геометрические формы, прямые углы. С потолка свешиваются ребристые синие трубки. Едва слышное гудение сопровождается редким писком электроники. 501-й идёт, смотрит на бесчисленные капсулы вдоль стен. Одни пусты, ждут своих хозяев, в других уже работают. Перед смирно стоящими людьми на стеклянных колпаках капсул мелькают символы, сообщения, движутся картинки. В ногах у каждого — длинный номер. 501-й смотрит на последние три цифры: 402, 403, 404…

Кругом — цифры. Числовой мир. Простой и понятный. Всего лишь десять закорючек, придуманных тысячи лет назад древними. Тогда, создавая этот алфавит, они не представляли, что закладывают первый кирпич в модель всего Мира, всей Вселенной. Теперь же всё — это комбинации и сочетания цифр. У каждой звезды, планеты, у каждого живого существа есть свой код. ОднОзначный, двух, трех, ста, тысячи и больше. Так всё просто.



Артём Шелудков

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться