Ковидалипсис Книга 1 Новый Разумный

Глава III Машина

17 августа. Центральный Китай. 501-й.

Голос в голове. Металлический, бесстрастный. Что-то говорит, но в полусне не разобрать — сознание ещё туго воспринимает информацию. 501-й открывает глаза, обводит взглядом чуть освещённую крохотную комнату. Голос повторяет:

— Работник Эйч-эн-один-миллиард-пять-миллионов-сто-двадцать-семь-тысяч-пятьсот-один, время сна истекло одну минуту тридцать четыре секунды назад. Сейчас шестнадцать ноль-ноль. Вы спали два часа и две минуты.

Тихий стук в дверь. Хорошо, что комната запирается. Только здесь можно почувствовать себя в одиночестве хотя бы на пару часов. Жалко, что это уединение всего лишь иллюзия.

Встав с кровати — та сразу задвигается в стену, — 501-й делает шаг к прозрачному шкафчику, берёт новый зелёный комбинезон, натягивает. Ткань облегает тело, свободными остаются голова и кисти рук.

В дверь снова деликатно стучат.

— Открыть, — даёт команду 501-й. Дверь отъезжает вбок.

На пороге стоит 003-й. Весь лучится доброжелательностью. Видимо, было удачное патрулирование.

501-й давно не видел своего отражения, но уверен, что выглядит в точности так же: лысая голова на тонкой шее, правильные шаблонные черты лица, длинная худощавая фигура, обтянутая тканью… Только у этого комбинезон — чёрный (цвет Надзора) и другой номер на груди.

— Доброго пробуждения, Пятьсот Один! — пищит 003-й. — Слышал, тебя перевели. На ЗПСП? Поздравляю!

— Здравствуй, да, спасибо, — говорит 501-й. Ему хочется выговориться, высказать этому всё в лицо, но… что это изменит? Просто проходит в дверной проём мимо посторонившегося товарища.

— А я вот тоже сейчас на Земле работаю! — зачем-то сообщает 003-й в спину бывшему коллеге, уже идущему по коридору. Тот не оборачивается.

Спальни занимают огромную площадь. Пятьдесят ярусов, на каждом по десять тысяч комнат. Дизайнеры поработали отлично: меняющие цвет в зависимости от времени года стены (сейчас они салатовые) украшены объёмными изображениями растений. Они шевелятся, завиваются, расцветают. Кажется, что идёшь по джунглям, структурированным и приведённым в порядок. Вспоминается фасад, который украшают живые цветы, тропические деревья и кустарники. Они как плющ опутывают здание, собирают солнечную энергию и посредством многочисленных установок-преобразователей превращают её в электрическую. Перемещение по зданию и за его пределы осуществляется с помощью лифтов-телепортов — один большой на каждую тысячу комнат, производящий транзит из точки А в точку Б согласно расписанию. Как раз к такому лифту сейчас направляется 501-й.

Коридор выводит к большой — метров двадцать в диаметре — платформе. К ней ведут все дороги: проходы между комнатами лучами сходятся на телепорте. Тут уже толпа пассажиров. Все на работу.

501-й проходит в центр платформы — его любимое место. Все лифты из прозрачного материала, так что можно видеть то, что происходит на ярусах выше и ниже этого. Вниз смотреть неинтересно: всего лишь девять этажей, а вот вверх…

Кажется, что огромная труба уходит до самых небес, и видно пушистые белоснежные облака, плывущие по бескрайнему морю синевы. И из этих воздушных кораблей кверху ногами торчат маленькие чёрные человечки: пассажиры лифтов, находящихся на этажах выше.

В голове 501-го раздаётся голос Системы:

— Транзит под номером тридцать-три-вечер. Точка А: Спальни номер шесть, этаж девять. Точка Б: Завод по Производству Себе Подобных, ЗПСП номер четыре, холл. Текущее время: шестнадцать ноль пять. Время отправления: шестнадцать ноль шесть. Просьба всем пассажирам встать на платформу. Правила безопасности: не пытайтесь выйти за пределы платформы во время транзита, это может привести к…

— Однажды зимой слякотный дизайн помещения изменили на весенний: цветочки распускались, листочки зеленели, — говорит кто-то рядом. — Потом сказали, что для поднятия настроения. Но я думаю, была ошибка Системы…

— Слишком много думаешь, — раздражённо перебивают его. — Как Система может ошибаться? Сказали, что для поднятия настроения, значит так и есть.

— Думать у нас не запрещено! Наоборот — приветствуется!

— Да что ты говоришь!

— Ты только представь, если сейчас — в конце знойного лета — сделают хотя бы на час зимний дизайн…

— И чего тебе, свежее станет?..

С виду все одинаковые, но каждый — индивидуальность, думает 501-й, оглядываясь на говорящих. Одни и те же условия воспитания, обучения, работы, и даже искусственный коллективный разум не могут сформировать в каждом один и тот же характер. Человек всегда останется человеком, как его не улучшай.

Пол лифта начинает плавно загораться фиолетовым.

— Транзит через десять секунд, — сообщает Система.

501-й смотрит вниз, затем вверх: люди во всех телепортах, соблюдая правила безопасности, жмутся к центру платформы. Фиолетовый свет становится ярче, и уже не видно нижних-верхних этажей — их будто заволокло туманом — и даже соседи по платформе начинают расплываться. 501-й закрывает глаза.

Теперь он больше никогда не будет управлять дроном, не будет патрулировать жилые районы, не будет искать незарегистрированных… и самое главное: он больше никогда не увидит космос.



Артём Шелудков

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться