Ковидалипсис Книга 1 Новый Разумный

Глава IV Мёртвые

23 августа. Система. 501-й.

Больше нет ощущения холодного металлического пола и кислого запаха биомассы, невидно света прожекторов в потолке. Тьма и нарастающее гудение в голове. Будто сотни механизмов крутятся, задевают друг за друга, вдвигаются, выдвигаются, стучат и клацают. Кода гул становится невыносимым, всё резко стихает. Откуда-то из глубины начинают доноситься голоса. Неясные, бормочущие, резко взвизгивающие и кричащие. Затем и это пропадает. Наступает почти полное небытие. Только непроглядная, обволакивающая тьма, густая, как свернувшаяся кровь, заполняющая всё вокруг.

Похоже на миг перед слиянием с дроном, когда сознание приспосабливается к управлению машиной, но здесь это происходит много дольше. 501-й понимает, что мёртв. Удивляется: может думать.

Грубый голос врезается в сознание:

— Обычно Новые реагируют быстрее. Этот, видимо, бракованный.

501-й ждёт продолжения, но вероятно, его не будет. Тишина вновь заполняет всё.

Кто говорил? Тот террорист, склонившийся над убитым, или работники завода, обнаружившие труп? Странно, что 501-й может слышать. Значит, некоторые функции организма ещё работают. Правда, с перебоями.

Вспоминается текст последней статьи Всемирного Кодекса: «Каждому зарегистрированному жителю планеты Земля после смерти обеспечивается жизнь во Всемирном Информационном Пространстве (по-другому: ВИП или Система) с использованием личного «IP». Порядок оцифровки сознания смотреть в приложении…»

Значит, скоро 501-й увидит Систему изнутри. Ещё в Академии слышал, что обеспечением нормального функционирования ВИП занимаются немногие погибшие Новые (именно погибшие, так как своей смертью пока ещё никто не умирал, да и в ближайшие лет сто точно не умрёт — заряда аккумулятора хватит сполна). Видимо, такая участь ждёт и его…

Голос 140-го — бывшего напарника по конвейеру — прорезает тишь:

— Просто нельзя, чтобы за человека всю работу выполняла машина, понимаешь? Да и вообще, нужно же чем-то занять толпы людей... что? Искусством? А ты представь, что случится глобальный катаклизм, и Система исчезнет. Роботов больше не будет. Кому тогда восстанавливать цивилизацию? Художникам? Поэтам? Они нужны только тогда, когда человек требует духовной пищи, а после катаклизма необходимы рабочие, инженеры, строители... Поэтому мы здесь.

Голос стихает. Тьма начинает рассеиваться. Свет загорается, будто медленно, размеренно выкручивают рычаг подачи энергии. Белоснежное сияние заполняет всё вокруг.

501-й осознаёт, что стоит на твёрдой поверхности. Оглядывается. Вокруг кроме света ничего нет. Идёт вперёд. Каждый шаг отдаётся гулким стуком, словно поверхность сделана из твёрдой пластмассы. Становится ясно, что идти так можно бесконечно — на горизонте ничего нет, лишь неотличимое от «пластмассового» пола «небо».

Он представлял Систему по-другому. Точнее знал, что она не бесконечная белая площадка, что в ней собрана вся информация, когда-либо оцифрованная. Около ста зеттабайт. Колоссальный объём. И где же всё это? Или, может, то место, где сейчас находится 501-й, порог, входная дверь в ВИП? Или то, что ещё не занято информацией?..

Вокруг начинает что-то появляться. Серый дым. Он струится из щелей между шестигранных плит, уложенных на полу — 501-й только сейчас замечает эту брусчатку. Дым заворачивается, кружится, танцует. Несколько струек сливаются в одну, взмывают вверх, затем обрушиваются на площадь, разлетаются серыми клубами. Когда смог рассеивается, 501-й замечает фигуры. Пятеро высоких, с длинными руками и ногами, похожими на ветви деревьев. Они приближаются, одетые в тёмно-синие обтягивающие комбинезоны. Лица сияют голубым, лица Наставников. Подойдя, существа встают вокруг Нового. 501-й поднимает голову, видит склонившегося над ним. Каплевидные чёрные глаза в полголовы кончиками сходятся к носу-щёлкам, крохотный рот шевелится, голубые впалые щёки подрагивают. Наставник говорит, но ни слова не разобрать. Остальные тоже пытаются что-то объяснить, плавно жестикулируя руками-ветвями, втолковать младшему брату по разуму. Но тот не слышит, будто с рождения глух, лишь с удивлением смотрит то на одного, то на другого великана, подняв изумлённые глаза. Тогда один из Наставников медленно протягивает руку и дотрагивается до 501-го, проводит тонким пальцем по номеру на его груди. Затем выпрямляется, смотрит куда-то. Остальные делают тоже самое. Их величественный стан завораживает, и нет сомнения, что существа это высшие, много превосходящие Человека Нового, и уже точно Человека Разумного.

501-й понимает, что вновь один. Наставники исчезли, оставив после себя лишь серый дым. Но появляется что-то другое. Ощущение, которое сопровождает всех живых Новых. Чувство цифр. Они вокруг, в каждом предмете, в каждом здании, машине и человеке. А здесь, в Системе, нет ничего материального, и тогда сознание пытается придать цифровому миру форму.

Гранёные плиты начинают вырываться из пола, образуют здания, целые небоскрёбы. Серый дым превращается в фигуры — в уже обычные, человеческие.  Толпы людей, безликих, одинаковых, начинают заполнять улицы. Они идут единым потоком, шагают мимо механически и бестолково. Оцифрованные души.

Когда-то люди верили в бессмертие души. Лишь верили, но наверняка не знал никто, какая она, существует ли, где находится при жизни и куда уходит после. Теперь же ясно: душа — это поступки, мысли, слова, жесты, мимика. Душа — это всё то, что человек представляет собой при жизни. Всё это ежесекундно стекается в Систему, и после смерти личности создаётся её цифровая копия. Тогда человек существует во Всемирном Информационном Пространстве. Бессмертие души реально. Любой живущий человек может связаться со своим умершим родственником, другом или знакомым, используя компьютер и личный «IP».



Артём Шелудков

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться