Ковидалипсис Книга 1 Новый Разумный

Глава XI Sol

1 сентября. Светлый Бор. 501-й.

Бледный свет редких фонарей, падая точно вокруг их столбов, отражается от мокрого асфальта. Высотки вдоль улицы замерли молчаливыми монолитами. Почти все окна погашены, лишь немногие — на нижних этажах — озарены жёлтым. В них виднеются движущиеся силуэты.

Улица большая, целый проспект с широкими тротуарами и шестиполосной дорогой, обсаженной высокими деревьями. Видно, что за растительностью давно не ухаживают: кроны разрослись, полностью затеняют тротуар; ветви дотянулись до окон и проникли внутрь квартир. Но жильцам, по-видимому, это не мешает.

За всё время, проведённое в этом городе, 501-й не увидел ни одного человека. Даже на платформе телепорта было всего трое: Макс, Аманда и он.

Полоски дождя освещаются фотовспышкой молнии, и сквозь их сетку виднеются тени небоскрёбов. Доносится гулкий раскат грома.

Этот город не похож на азиатские. Здесь… тихо. И совсем пусто. Даже припаркованных электромобилей не видно.

— Добро пожаловать в Светлый Бор, — говорит Макс, всю дорогу молча держа Аманду за руку. Холодный ночной воздух, встретившись с его дыханием, превращается в пар.

Они уже сняли маски — здесь, видимо, можно. 501-й увидел лицо Макса. Короткие рыжие волосы плавно скатываются по кругу его головы в щетину и на подбородке сплетаются в тонкую короткую косичку. Мощный лоб нависает над бровями, придавая угрюмый вид. Губы всегда напряжены, и от крыльев носа уходят вниз две борозды-гиперболы.

— Почему здесь никого нет? — спрашивает 501-й, всё разглядывая Макса. Тот ухмыляется — косичка на подбородке вздрагивает.

— Ночь, рабочий люд отдыхает, — говорит он по-русски.

501-й не сразу понимает — без чипа переключаться между языками стало сложнее. Китайский, русский, японский, снова русский… Да и со зрением порой происходит что-то странное: во время транзита он видел вокруг себя не фиолетовое марево, как обычно, а… необозримую черноту космоса, и в ней — сияние миллиардов звёзд, спирали гигантских галактик, мигавших всеми цветами, тучи проносившихся во всех направлениях золотистых точек… галлюцинация?

— Я зайду на студию, — говорит Макс Аманде, теперь уже по-японски. — Проводи нашего… гостя (взгляд в сторону 501-го).

— Хорошо, — соглашается та, дотягивается и клюёт Макса в щетину (тот же взгляд. 501-му становится не по себе).

Макс, чуть обняв девушку на прощание, сворачивает в переулок и пропадает в темноте.

Они остаются вдвоём.

Дождь барабанит по асфальту дороги, но тротуар, скрытый разросшимися кронами, сухой. 501-й снимает капюшон и расстёгивает балахон. Редкие капли всё же проскакивают сквозь ветви и стучат по маске Аманды, поднятой наподобие бейсболки. Скопившаяся вода слетает с «козырька».

Новый ощущает странный аромат. Будто запах какого-то чудесного цветка с огромным бутоном нежного цвета. Аромат этот кружит голову, и кажется, что вот-вот упадёшь в его благоухающее море. 501-й поворачивается к Аманде, и аромат становится сильнее.

— Вы из «Человечества»? — спрашивает Новый, благоговейно прикрыв глаза.

От его голоса Аманда вздрагивает, поднимает чуть испуганные глаза. 501-й осознаёт, что говорит по-русски. Вздохнув, повторяет по-японски.

— Я всё равно тебя не понимаю, — отвечает девушка, растеряно улыбаясь, и, поколебавшись, говорит: — Макс (она кивает в сторону) встретил меня в Токио — откликнулся на сообщение о пропаже ребёнка. Я думала, что дочка нашлась, что приведёт её… но… Он предложил помощь. Как мог узнать, что у меня никого нет, что уволили, услышав где-то о незарегистрированном ребёнке, что уже вызывали на допрос в управление и грозились… Понятия не имею. Макс привёл меня сюда, в Светлый Бор и… всё мне рассказал. — Аманда вздёргивает взгляд. В нём больше нет той неуверенности. В нём неожиданный для 501-го гнев.

Что рассказал Макс? 501-й хочет спросить, но что-то его удерживает… Зелёные глаза, полные ненависти и укора. Они вонзаются прямо в сердце, медленно царапают душу, о которой как-то рассказывал 003-й ещё в Академии.

Девушка, наконец, отворачивается, одним движением надвигает маску на лицо. Больше не говорит ни слова.

 

Они стоят возле лестницы в холле отеля, ждут лифт. Слышно, как этажом выше сквозь открытое окно косой дождь хлещет по кафелю. Хорошо, что успели дойти — от начавшегося ливня не спасли бы даже разросшиеся кроны.

501-й окидывает помещение взглядом. В ярком жёлтом свете ламп застыли высокие колонны, бросающие отражения на полированную поверхность плит пола. На тех в свою очередь разместились узоры, очень похожие на знакомые иероглифы. Нового накрывает странное чувство… дежавю?

Аманда молчит, снимает маску, как только открываются дверь отеля. Не к месту, но её серьёзное лицо сейчас кажется 501-му очень красивым: маленький острый подбородок, ровный нос и большие раскосые изумрудные глаза (совсем как луч дрона, думает он). Странно, но первое впечатление об Аманде было как о совершенно обычной девушке. Чересчур худая фигура сейчас кажется стройной и подтянутой. Даже ростом стала чуть выше, хоть и остаётся такой же миниатюрной.

— Что? — спрашивает Аманда, перехватив взгляд.

501-й вздрагивает и смущённо опускает глаза, затем совсем отворачивается. Эта девушка кажется ему привлекательной? Но как? Новые не могут испытывать ничего подобного. Это невозможно чисто физиологически…



Артём Шелудков

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться