Ковидалипсис Книга 1 Новый Разумный

Глава XVIII Крест

1 сентября. Европейский Заповедник. Крис.

Часовня была очень древней. Сложенная из давно почерневших брёвен, она прочно стояла посреди крохотной лесной поляны и была похожа на тысячелетний дуб, широкий и приземистый. Её глава серой чешуйчатой каплей застыла на барабане, держа на своём хвосте ржавый православный крест. Покатая крыша, прочно поросшая тёмно-зелёным мхом, заканчивалась зубчатым фронтоном, а стены без окон были чуть скошены к востоку, словно этот дуб всю свою долгую жизнь тянулся к восходящему солнцу.

Удивительно, что это здание до сих пор не рухнуло, думал Крис, поглядывая на него и поливая из заплатанной лейки небольшой куст. На кусте росли розы, и на их чуть закрывшихся к ночи бутонах поблёскивали капли.

Уже почти неделю он ухаживал за этими цветами, с того самого момента, как силы позволили встать с кровати. Он подстригал их веточки, убирал пожухлые листья и старые бутоны, выдирал около куста сорняки и чистил вокруг него землю. А розы в благодарность отвечали благоуханием.

— Кристофер! — раздался голос батюшки. — Подойди, послушай!

Батюшка стоял на крыльце часовни. На нём была всё та же неизменная чёрная ряса в пол и такого же цвета шапочка. Серебристая борода ниспадала до самого живота, перетянутого коричневым поясом.

Сильные руки батюшки были упёрты кулаками в бока, отчего его крепкая фигура приняла грозный вид. Дядька Черномор, с улыбкой подумал Крис, вспомнив древнюю сказку. Поставив лейку, он подобрал свой самодельный костыль и направился к крыльцу.

— Что такое? — спросил он на ходу.

— Иди, иди сюда! — позвал батюшка и, пригнувшись, зашёл в часовню, из двери которой доносились мелодичные звуки.

На алтаре перед безликими иконами стояло радио. К нему был прицеплен провод, уходивший за выцветший иконостас, и толстая проволока, врезавшаяся в низкий потолок. Из динамиков доносилась знакомая инструментальная музыка.

— Я использовал крест на крыше вместо антенны, — с гордостью проговорил батюшка, смотря в потолок. — Слышишь, какой отличный звук?

— Да, — подтвердил Крис. — Странно, не помню, чтобы Макс когда-нибудь слушал классику…

— Бетховен: «Мелодия слёз», — сказал батюшка и замолчал, вслушиваясь в звуки фортепиано, доносившиеся из небольшой пластмассовой коробочки. — У твоего сына хороший вкус, — подытожил он, когда мелодия стихла.

Крис поднял палец к губам, чтобы батюшка замолчал. Он надеялся услышать голос Макса, но сразу после «Мелодии слёз» начал играть «Дождь» Моцарта.

— Ну, ничего, скоро ты вернёшься домой и встретишь свою семью, — проговорил батюшка. Он как всегда всё понимал.

— Вернусь… — Крис закрыл глаза. Отсюда до Светлого Бора несколько тысяч километров, и старик знал, что батюшка просто пытается утешить… А с домом связывает лишь это радио, то самое, которое когда-то давно — всего две недели назад — нашёл Глеб в том небоскрёбе.

Для Криса до сих пор остаётся загадкой, как оно оказалось здесь. Батюшка рассказывал, что его принесла в зубах Найда, но в это не особо верилось.

Найда… она тоже из прошлого, из того страшного дня… собака, которую Крис кормил печеньем. Оказалось, она живёт здесь, в этой часовне.

Хорошая псина, — как-то раз говорил о ней батюшка, — умная, верная. От волков охраняет и от стай этих… диких собак. Они её как грома боятся: только завидят, сразу бежать. Энергия у неё такая, сила духовная.

— А где Найда? — спросил Крис, вспомнив, что не видел её уже несколько часов.

— Найда, — махнул рукой батюшка. — За зайцами, небось, гоняется.

Характер батюшки совсем не был похож на характер священника. Кротость, молчаливость и миролюбие не про него: один раз Крис наблюдал, с каким поистине звериным остервенением он обдирает подстреленного на охоте кабанчика. Батюшка знал всего одну молитву: «Отче наш». Читал её у икон каждый вечер перед окроплением, и делал это так, будто его слушает целая толпа прихожан: голосом громким и звучным.

Первый раз Крис услышал этот голос дней десять назад. Тогда старик очнулся и понял, что лежит на кровати, а всё его тело невыносимо ломит. Позже обнаружил, что руки и лицо забинтованы. Победа над той четвёркой дронов стоила ему очень дорого…

Но Крис мог поплатиться жизнью, если бы не Найда. Со слов батюшки, это она нашла его. Тогда собака прибежала в часовню и начала неистово лаять, явно куда-то зовя. Был вечер, и идти в сумеречный лес, куда повела Найда, батюшке совсем не хотелось. Тем не менее, он с ружьём наперевес побрёл по нехоженой тропе, часто запинаясь о коряги и про себя ругая негодную псину. Он ещё не знал, что найдёт опалённого полуживого человека.

— Ну, — сказал батюшка, делая звук радио тише, — вечер на дворе, пора и окроплением заняться.

Он подошёл к истёртой иконе, на которой были видны лишь контуры Христа, и начал громко читать молитву. После направился к иконостасу, перекрестился три раза и зашёл за его ширму. Крис ни разу не видел, что находится за ширмой — батюшка в первые же часы их знакомства строго запретил туда заходить. Тем не менее, старик догадывался, что там стоит большая серебряная чаша с водой, из которой наполняется кадило.

Через некоторое время батюшка вышел, держа в правой руке цепи кадила.



Артём Шелудков

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться