Ковидалипсис Книга 1 Новый Разумный

Глава XIX Мечта

3 сентября. Центральный Китай. 501-й.

«Спокойной ночи, мой котёнок», — эти последние слова Влада всё никак не выходят из головы 501-го. Кому он это говорил? Кате, дочери Журавля? Вероятнее всего. Но почему? Почему перед смертью он вспомнил об этой девочке, а не о своём отце, о брате? Почему не сказал чего-нибудь сильного и значимого для «Человечества» и всех людей, ведь наверняка съёмка с его смертью будет доступна им в ленте новостей? Новый никак не может понять. «Спокойной ночи, мой котёнок…»

Прохладный сквозняк ударяет 501-му в лицо — на том уже нет маски. Её он снял ещё там, в подворотне, где оставил и балахон, скрывший горстки пепла на бетонном полу.

После того, как тело Влада превратилось в пыль, дроны направили лучи на скрюченного и неподвижного 100-го. Встреча с террористом для него прошла намного плачевней, чем для 501-го — голова несчастного превратилась во что-то чёрное и бесформенное. Врачам придётся изрядно повозиться, чтобы вернуть 100-го к жизни…

Спустя некоторое время — видимо, уточнив у начальства, — дроны уничтожили труп. Тогда же 501-й понял, что в один миг потерял и своё машинное прошлое, и человеческое настоящее. А что же осталось?..

Он накрыл их останки балахоном, исполнив древний обряд похорон. Сверху бросил маску. Пусть это бутафорное лицо смотрит в пустой потолок пустыми глазницами и, если повезёт, когда-нибудь увидит небо. Настоящее небо.

Дроны наблюдали за действиями 501-го, не выпуская его из прицела, а тот был готов в любой момент превратиться в прах. Но Система решила его судьбу иначе.

И теперь Новый в сопровождении двух дронов идёт по коридору Управления. Холодный, стеклянно-гладкий тоннель плавно меняет цвет. Похоже на северное сияние — такое видит каждый патрульный, пролетая близко к полюсу. Красиво. Но эта красота совсем не радует. Она покрывает ресницы замёрзшими капельками, делает дыхание холодным. И сердце начинает индеветь, начинает забывать, что оно живое, что оно — человеческое.

— Сол! — раздаётся в ухе. — Что у вас там произошло?

501-й растерянно моргает. У него появляется дикое желание обернуться на сопровождающих его дронов, которые, кажется, услышали слова Макса и нервно заводили лучами.

— Меня слышно? — продолжает миниприёмник. — Вы уже отбились от дронов? У меня пропал сигнал Влада. С ним всё в порядке?

Он ждёт ответа? Но как? Разве приёмник оснащён обратной связью? Неужели…

Голову 501-го поражает догадка. Встроенный микрофон… Значит, Макс всё слышал. Слышал, как они разговаривали со старушкой у платформы, как переговаривались по пути в колорадский ЗПСП, как решали поймать Нового возле Управления… Слышал, как Владу вынесли приговор.

— Он… — Голос из динамика вздрагивает. — Мёртв?..

501-й молчит. В приёмнике слышно шумное дыхание Макса. Похоже, тот слишком близко придвинулся к микрофону, поставив могучие локти на студийный стол и обхватив свою рыжую голову руками.

— Я… — Голос из динамика надламывается. — Я передам… Кате… его последние слова. — Шумное дыхание резко обрывается. Из приёмника больше не доносится ни звука.

Прикрыв глаза, 501-й продолжает идти. Он чувствует себя приговоренным к смертной казни, и ведут его под конвоем к виселице, к гильотине, к стене… Неужели так всё и кончится? Ну уж нет, Система могла разобраться с ним ещё в подворотне. Чего же она хочет?

Коридор кончается, и впереди с тихим шипением раздвигаются створки прозрачной двери. Выходят двое Новых-врачей и, уставившись на 501-го, останавливаются у появившейся на полу белой линии. Синхронно подняв руки, они одинаковым движением берутся за подбородок и озадаченно прищуриваются.

— Так-так, — в унисон произносят они знакомым, до тошноты приторным голосом. — Пятьсот Один собственной персоной. А я уже подумал, что никогда больше не увидимся. Пожалуйста, вставайте на эту линию.

501-й ещё далеко для того, чтобы разглядеть номера на комбинезонах врачей, но этот голос — точнее, голоса — он узнаёт сразу.

— Ох, — вздыхают врачи. — А где ваш зелёный комбинезон? Зачем же надели чёрный, да ещё и чужой?.. А чип где? Вы всё потеряли, как жалко…

«Да, — думает 501-й, вставая на линию. — Я всё потерял. Всё».

Он уже разглядел номера врачей. 015. Оба. Похоже, близнецы.

— Вот так… — Их голос становится ещё слаще. — А вы (они смотрят мимо 501-го) можете продолжить свою работу.

Мерный рокот, до этого постоянно висевший над ухом, начинает удаляться, и вскоре исчезает.

— Итак, — произносят близнецы, — теперь дроны не будут вас смущать. Идёмте?

Синхронность их действий исчезает: один 015-й разворачивается и направляется в открывшуюся дверь, другой заходит за спину 501-му, на ходу доставая из нагрудного кармана какую-то серебристую трубочку.

— Лишнее движение, — мягко проговаривает он, — и мне придётся вас усыпить, как бешеную собачку, знаете? А теперь — вперёд.

Они проходят в дверь и поворачивают в точно такой же холодный коридор. Первый из врачей уже оказался далеко впереди, и его белый силуэт мерно пошатывался на фоне северного сияния стен.

— Почему вас двое? — спрашивает 501-й.



Артём Шелудков

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться