Козырной валет армагеддона

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 4

                                                                            Глава 4

   Снилось что-то сумбурное, зато солнечное и очень-очень теплое. Улыбка мамы, июльское море с белым песком, горный склон, по которому забрался в детстве и не мог слезть. Дальше пришёл студенческий пикничок на природе, пропитанный шашлычным дымом, мелькнуло лицо Анжелы, загорелое тело в сумраке палатки… кто и зачем стучится, мешает интиму?! Валите все отсюда!

   Стук продолжился, вытягивая из уютного тепла в реальность. Незнакомый потолок над головой, спина ощущает продавленную панцирную сетку, а живот зудится от армейского шерстяного одеяла. Будто снова на «срочку» попал… или вовсе не уходил оттуда. Вдруг оно реально приснилось: «дембель», универ, пикники, сокурсницы… вообще всё, а на деле есть только школа за спиной и несколько месяцев службы впереди?!

- Кому там не терпится с утра пораньше?! – донесся откуда-то мягкий старческий голос, разрушая иллюзии.

- Открывай, проверка! – отозвался голос очень молодой и предельно наглый. – Две минуты по-хорошему, дальше дверь вышибем!

- Что-о?! – интеллигентский бархат сменился не наждачкой даже, а напильником. – Ты кому там грозишься, сопля ефрейторская?! Ну, погоди, сейчас я спущусь!

   Защелкали замки, а Клинцевич подорвался, наконец, с кровати, оглянулся бешено в поисках одежды. Трусы на нем и сейчас есть (армейские, кстати, до колен), а всё прочее уложено на стуле зеленой стопкой. За сорок секунд однозначно не натянет – прошли уже те времена!

- Ты кому тут грозился, я тебя спрашиваю?! – посуровевший голос деда-ровесника звучал теперь с улицы, сквозь зашторенное окно. – Да ты знаешь, вообще, к кому зашел?! Я ж тебя за такие речи!..

   «Сопля ефрейторская» что-то бубнила в ответ, на три тона ниже, потом подключился новый голос, явно командирский, но очень вежливый:

- Ну, всё-всё, Лев Васильич, не горячитесь так из-за дурака. У нас серьезное поисковое мероприятие, ищем диверсанта с той стороны, а в таких случаях, сами понимаете…

- Да уж, понимаю! Я ведь, господин прапорщик, живу на переднем крае, где ни один нормальный человек не поселится, являюсь форпостом цивилизации перед зоной варварства! Ваши солдатики на вышках служат по обязанности, а я ведь сам, из благих порывов…

- Разумеется-разумеется, дорогой Лев Васильич! Мы все очень ценим ваш личный вклад в наше общее дело! Может, и этой ночью видели что-нибудь подозрительное?

- Очень много всего, господин прапорщик, очень! – произнес хозяин дома с такой торжественностью, что Паша ухмыльнулся. Представил, как суровый старик навис над военным и готовится объяснять – еще и за плечо прихватил, чтоб общение не прерывалось!

- Во-первых, с семнадцати ноль-ноль, в течение сорока минут была слышна оживленная стрельба, совпавшая по времени с повышенной активностью динов. Около двадцати особей на высокой скорости выдвинулись в ту сторону, после чего…

- Тысяча извинений, но это и так известно. Нас интересует человек, или группа, пришедшие со стороны Ямы.

- Пришедшие и не упавшие после этого пластом? Или вы-таки намекаете, что этот сверхсильный проводник отлеживается теперь у меня? Желаете пройти, осмотреть, проверить?!

- Пока что в этом нет необходимости, - отозвался «господин прапорщик» всё так же вежливо, но теперь под его бархатом блеснул собственный клинок. – Не думаю, что столь уважаемый гражданин, как вы, поставит под удар интересы родины… кстати, речь идет не о проводнике, Лев Васильич. Верится с трудом, но ищем ВЕЗДЕХОДА!

- Что вы говорите! – ахнул дед. – Я так понимаю, здесь интересы не только наши, но и бункера… что ж, объяснять не надо, я еще не впал в маразм. Расправлю плечи и сделаю всё, что в моих силах!

- Вы у нас орёл, да еще и Лев! Весь Гарнизон смотрит на вас с надеждой, а мы пока двинемся дальше.

   Сквозь щель между шторами «господин прапорщик» у подъезда был виден вполне отчетливо: серьезный дядька «за сорок», усатый, в ладно подогнанной форме непривычного образца. Проводил старика взглядом и тут же шагнул прямо к Пашиному окну, попытался заглянуть через ту самую щель. Стекло отблескивает, да и сам Клинцевич давно отскочил в дальний угол, но важен сам факт – на слово деду не верят, хоть и вынуждены исполнять перед ним реверансы. Почему, кстати? Непростой старикан… как его там? Цыбышев, кажется? Лучше запомнить и не путаться, а то вон какой обидчивый, да и притворяться умеет очень даже. Сперва таким интеллигентом-добряком показался!

   Одежда «от сыновей» оказалась до боли знакомым «пиксельным» камуфляжем без знаков различия. Логично – чему еще храниться на складах бывшей воинской части, ставшей городом-государством – но, сколько ж её там, если хватило на полвека?! Или тут просто-напросто людей мало?



Сергей Возный

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться