Козырной валет армагеддона

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 3

Глава 3

 

   Трое «праздных гуляк» толкнули его в дверь, прямо на Марину, втиснулись следом. «Милочка» что-то пискнула, и мужская ладонь хлестнула ее по лицу.

- Пасть закрой, сука! Где хозяин?!

- Т-там… вы совершаете большую ошибку, нас абсолютно нельзя грабить!

- Пасть закрой, сказал! Этого в кресло и грабки пристегнуть!

   Пашу дернули как пушинку, притом, что сам не маленький и силой не обижен. Тяжелое резное кресло приняло снизу, на обоих запястьях лязгнули «браслеты», приковали руки к подлокотникам.

- Ну, здорово, братан! – поприветствовал его главный «гуляка», мелкий с виду, но подвижный и хищный как зверек ласка. Прочие двое размерами тоже не поражают, но сейчас Клинцевич заметил широкие плечи под мешковатой одеждой и плавность движений. Рукопашники, явно. Проморгал, дурачок, расслабился перед симпатичной девкой!

- И не западло вам наручники использовать? Это ж ментовская тема?

- Мы потерпим, - улыбнулся «гуляка», во рту блеснуло золото. – Мы, братан, еще не такое терпели, но «терпилами» нас никто не назовет. Я, кстати, Жила, будем знакомы.

- Паша. Отстегни, и я тебе руку пожму.

- В другой раз. Я ведь не знаю, Паша, кто ты по масти, правильно? Вдруг об тебя можно «запомоиться» и не отмыться? Чтобы не было меж нами таких напрягов, колись по-хорошему, зачем пришел и чего желаешь от нашего счетовода? Кстати… - тут в его руках появилась компактная рация. – Алё, это я! Прискакал клиент, как обещали!

- Ништяк, скоро буду! – отозвался динамик смутно-знакомым голосом, и Жила усмехнулся шире. – Ну, чё, крыса бухгалтерская, просекаешь тему?

   Последняя фраза адресовалась пузатому мужчине, застывшему на пороге комнаты. Очки, атласный стеганый халат, но снизу видны не голые лодыжки с тапками, а отглаженные брюки и турецкие туфли с загнутыми носами. Сибарит, короче. Любитель красивой, спокойной жизни, какого и представить трудно в здешних реалиях.

- Просека-аешь, вижу! Скоро тут будет наш папа Рябой, который тебя, крысятину, пригрел на широкой своей воровской груди, а ты его за это предал! Времени у папы мало, потому хочу его сразу обрадовать вашей чистухой. Чистосердечным признанием, как говорили когда-то граждане- «мусора». С кого начнем?

   Клинцевич опустил глаза – в герои лезть не хотелось. Определенно, не рядовое «бычьё», а снова контрразведка, будь она неладна. Местная, босяцкая. Это раньше ворюги умели только прятаться, а тут им надо самим пахать и за полицию, и за спецслужбы. Неплохо справляются, кстати.

- Не слышу ответа, - огорчился Жила. – Давайте-ка пузатого в то кресло, а ляльку сюда, на стул. Тебя, братан, я сейчас обшмонаю, ты уж извини. У вас, шпионов, всякие прикольные вещи попадаются.

- И много ты нас, шпионов, видел? – спросил Паша светским тоном, пока чужие руки шарили по карманам «горки». Вполне, опять же, профессионально шарили, на дилетантский взгляд Клинцевича. Ни малейшей жадности к пачке денег – и ни малейшей брезгливости к заскорузлому платку. Ошейник Жила пощупал бегло, поскреб ногтем облезлую пластмассу:

- Застежка где?

- Без понятия. По-моему, вообще не снимается.

- Разберемся. На каждую хитрую задницу есть хрен с винтом, - татуированная рука оставила в покое чужие карманы и полезла в собственный. Вернулась с ножом характернейшего дизайна, какие раньше именовали «зоновскими»: серый, невзрачный металл и наборная рукоятка из плексигласа. Других тут не водится, или эти в цене? Может, стали «фамильными реликвиями» у местных «дворян», по наследству передаются?

- А ты не лыбься, Паша, - оборвал Жила поток несерьезных мыслей. – Будешь лыбиться, я тебе прямо сейчас ухо отрежу, или «шнифт» выковыряю, без очереди. Мне бы приятней начать с ляльки, повалять ее хором, но дело прежде всего, братан!

- Это возмутительно, - подал голос бухгалтер. – Кто вам дал право решать такие вопросы на свое усмотрение?! Господин Рябой обязательно во всем разберется, и тогда…

   Жила кивнул подручному, и тот понятливо ткнул сибариту под дых.

- Еще раз откроешь поганую пасть без разрешения… короче, смотрим все сюда! В «бутылочку» играли когда-нибудь? Задумка та же, только крутить буду «пику», и на кого покажет, тот запоёт первым, громко и радостно. Как соловей-пташечка! Непонятливые запоют петухами, но это будет уже совсем другая история! Алле-оп! Кручу, верчу, запутать хочу…

   Дверной звонок заиграл приятную восточную мелодию, бухгалтер встрепенулся, даже Марина уставилась на дверь с надеждой.

- Не вышло, - кивнул Жила, коронка блеснула в улыбке. – А вы напрасно губёшки раскатали, щас будет сразу и суд, и казнь! Папе наш пламенный привет!

- Взаимное здрасьте! – проворчал гость, не спеша входить. – Веселитесь, гляжу?



Сергей Возный

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться