Крапивное сердце

Font size: - +

Глава 7

Глава 7

 

Высокого мужчину средних лет, который ожидал их в канцелярии, Крилана видела впервые. Но интуиция, которая редко ее обманывала, сразу подсказала, что этот ничем не примечательный господин с усталым лицом и колючим взглядом, в наглухо застегнутом пиджаке спортивного покроя, – полицейский.

– Крилана, – мягко начал администратор, подтверждая ее подозрения, –  это сотрудник полицейского управления, инспектор Шкара. Он задаст тебе несколько вопросов, разумеется, в моем присутствии. Присаживайся.

Ноги не слушались. Ступая нарочито неторопливо, Крилана прошла к столу и села на предложенный стул.

– О чем? – холодноватое спокойствие в голосе, кажется, удалось ей неплохо. И лица, которое с интересом изучал теперь полицейский, она не прятала.

– Я веду дело о нападении на студента Иво Рубинича, – пояснил инспектор. – Пожалуйста, расскажите о том, какие вас с ним связывают отношения.

– Нет у нас с ним никаких отношений, – отрезала Крилана.

– Но ведь вы с ним знакомы? – настаивал инспектор.

– К сожалению, да.

– В таком случае, в каких-то отношениях вы все-таки состоите, – терпеливо продолжал инспектор. – Вопрос в том, в плохих или хороших.

Крилана отчетливо поняла, что стоит на краю осыпающейся ямы, и каждое сказанное слово может оказаться тем самым, что утянет ее за собой на дно, без надежды выбраться наружу. Но что она могла сделать? Даже если она откажется отвечать на вопросы, ничего это не изменит. Вся школа знает о том, что происходило между нею и Иво.

– Если б я была с ним в хороших отношениях, вы бы меня сюда не вызвали, – подчеркнуто спокойно отозвалась она. – Давайте ближе к делу.

В глазах Шкары промелькнула искорка оживления. Он медленно кивнул:

– Не волнуйтесь. Я думаю, вы не единственная студентка в этой школе, у которой не сложились отношения с Иво Рубиничем. Но мне хотелось бы узнать подробно: что именно между вами происходило? Возможно, он обижал вас?

В выражении лица и голосе инспектора читалось такое глубокое сочувствие, что Крилана не сдержала пренебрежительной усмешки:

– Будем играть в хорошего полицейского? Дохлый номер. Не надо лезть ко мне в душу, задавайте конкретные вопросы, я на них отвечу. И, предваряя первый вопрос: да, у нас была крупная ссора совсем недавно, я полагаю, господин администратор вам об этом уже сообщил, – она послала через плечо ослепительную улыбку администратору, и тот многозначительно кашлянул в ответ.

– Сообщил, – не моргнув глазом, отозвался инспектор. Тон его перестал быть сочувствующим. – Расскажите об этой ссоре поподробнее. С чего все началось?

– Я стояла возле своего шкафчика в коридоре, – сдержанно начала Крилана, – Рубинич подошел вместе со своими друзьями, Габриелом Корватом и Джукой Зелинским. Прицепились к запаху моего парфюма, и началось…

Без лишних слов, лаконично и последовательно, как она умела, Крилана изложила события именно так, как они произошли, не преуменьшая своей вины и не искажая ни малейшего, самого незначительного факта.

Выслушав ее, инспектор кивнул:

– Очень хорошо. Это было тридцать первого марта, верно? Расскажите о том, что произошло на следующий день, первого апреля. Молчите? – прибавил он при виде замешательства Криланы. – Не помните? Ну так я вам напомню. После уроков, когда вы возвращались домой в обществе студента Сандро Влаха, на вас двоих было совершено нападение…

– Было, – после некоторого молчания холодно подтвердила Крилана.

Она никак не ожидала, что следователь знает и об этом. Кто же рассказал ему – неужели сам Рубинич? Значит, ее и в самом деле не просто так расспрашивают. Похоже, она главный подозреваемый, холодея, осознала девушка.

– Только если вы думаете, что я стану в красках рассказывать о том, как эти подонки измывались надо мной, вы сильно ошибаетесь, – договорила она.

– Вы можете написать заявление по факту нападения, мы его рассмотрим, – предложил Шкара.

– Благодарю, – Крилана хмыкнула. – Что мне это даст? Да, кроме того, Рубинич и так уже наказан.

Глаза инспектора ярко блеснули:

– Это ваше право. В таком случае, у меня остался к вам последний вопрос: где вы были в ночь с первого на второе апреля, – а точнее – в два часа сорок пять минут?

Вопрос оказался настолько абсурдным, что Крилана готова была взорваться, окончательно утратив терпение.

– Дома я была, – выпалила она. – Дома у своих бывших воспитателей, Томаша и Николетты Феретич! Спросите у них, они подтвердят!

Инспектор поднялся.

– Именно с этого мы и начали, с визита к вашим воспитателям. Они действительно утверждают, что той ночью вы были дома, но поскольку сами они спали, ваше алиби под большим вопросом. Вам придется проехать со мной в полицейское управление для составления протокола допроса. Собирайтесь.



Марина Одинец

Edited: 18.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: