Красавец и Чудовище

Размер шрифта: - +

Глава 3

Пришпорив лошадь во весь опор, Аллен гнал что есть мочи по пустынным мощеным дорогам и просекам. Он впопыхах собрался и оседлал Фабиана, надеясь, что глупое животное всего лишь чего-то испугалось и вернулось домой, оставив негодующую Мадлен где-то на середине пути. Может, она сейчас стоит и, уперев руки в боки, ругается, что вовремя не приехала за своей наградой. А возможно, она даже могла подвернуть лодыжку… и Фабиан прискакал искать помощи у Аллена?

Холодок пробежал по спине юноши, и чем дальше он уезжал от родного дома, тем беспокойнее ему становилось на душе. Он не простит себе, если с его матушкой что-нибудь случится. Он ответственен за нее, ведь она единственная, кто остался у него на всем белом свете. Поэтому, во что бы то ни стало, он должен поскорее ее найти и узнать, почему Фабиан галопом прискакал обратно с тревогой в его темных лошадиных глазах.

Теплая мягкая осень внезапно сменила свои разноцветные краски и ознаменовала первые заморозки ледяным ветром, от которого Аллен продрог до костей, и даже его плащ в полной мере не мог защитить от этого не щадящего вихря. Когда Фабиан повел молодого человека через почти заросшую тропинку, ведущую в лес, золотые листья, по мере углубления в чащу, начали редеть на глазах. Они трепетали на голых крючковатых ветвях деревьев, и ветер завывал в их оголенных кронах.

Наступили сумерки, и вместе с ними небо затянуло кучевыми облаками, отливающими сиренево-серым отблеском.

- Надвигается гроза, – догадался Аллен, уловив запах приближающегося дождя в воздухе. – Вороны и те низко летают…

Фабиан заржал будто в подтверждение слов хозяина и тряхнул гривой. Прячущиеся птицы в кустах взмыли в небо, громко закаркав и обронив свои черные перья на землю. Аллен едва пригнулся.

- Брр, здесь как-то не по себе… – передернуло юношу. – Фабиан, ты уверен, что ты не заблудился? Где мы находимся? Где-то в глубине чащи! И чем дальше – тем больше мне кажется, что мы заехали в тупик…

Но конь упрямо продолжал свой путь, проигнорировав замечание хозяина. Он двинулся вперед, аккуратно ступая сквозь дикую траву и поросшие мхом бревна.

- Ты же не оставил маму в этом лесу? – обнадеживающе спросил Аллен. – Надеюсь, вы сначала вышли из леса?.. Постой. В карте по дороге в столицу не было никакого леса… Только не говори мне, что она опять перевернула ее кверху ногами!

Фабиан ответил фырком, подтвердив опасения молодого человека. Аллен взъерошил себе волосы. Он должен был поехать с ней! Нельзя было отправлять ее одну! Между тем в небе пророкотал первый удар грома, а через какое-то время промелькнула молния, но дождь пока не начался.

Аллен был так погружен тревогой за маму, что не сразу заметил, как Фабиан вывел его из леса и остановился перед высокими воротами и стеной по обеим сторонам от них, простирающейся на большое расстояние и обвитой плющом и диким кустарником.

- Что это?.. – вырвалось у изумленного юноши. Он спешился и неуверенно подошел к воротам. Они были слегка приоткрыты, а за ними на земле… валялась знакомая Аллену шляпка. – Мама!

Фабиан нерешительно топтался сзади и фыркал, словно сомневаясь входить за пределы ворот и опасаясь того, что может ждать за ними. Помимо надвигающейся грозы, можно было уловить еще какой-то непонятный шум, и когда Аллен ступил на незнакомую территорию, он понял, откуда доносился неизвестный гул.

Прямо за воротами во всем своем мрачном великолепии за дымкой тумана возвышался замок, а дорогу к нему вел мост, построенный прямо над водопадом и соединяющий лес со скальным возвышением, на котором была возведена крепость.

- Вот это да… – вырвалось у юноши, пораженным увиденным. – Я никогда не знал… что где-то в наших землях существует чей-то замок или даже… королевство? Фабиан, за мной!

Путник и его конь в скором времени достигли сумрачного чертога как раз тогда, когда на землю обрушился ливень, и Аллен, собравшийся постучать золотым набалдашником в массивные двери замка, заметил, что те, как и ворота, были уже открыты.

Аллен глубоко вздохнул и вошел вовнутрь. Его сразу же обвеяло затхлым холодным воздухом, отчего юноша поежился. Внутри замка практически не горел свет, и когда зрение молодого человека привыкло к сумраку, он смог увидеть мрачную атмосферу, окутавшую большой зал, в который попал.

Высокие сводчатые потолки, украшенные потрескавшейся лепниной, обвешанные паутиной колонны, соединяющие собой арки, а также множество устрашающих скульптур предстали перед глазами юноши. Вставленные по бокам стен подсвечники через один горели слабым пламенем и наводили пугающий интерьер.

- Мама? – позвал Аллен, и его голос эхом разнесся по пустому глухому помещению. – Мама, ты здесь? Где ты?

Юноша осторожно начал продвигаться вглубь зала прямо к широкой лестнице, покрытой потертым и выцветшим некогда красным ковром. По бокам какие-то каменные чудища согнулись под тяжелой ношей колонн, установленных на их плечах, и Аллен на мгновение остановился, рассматривая их.

- Мама? – звал он. – Ты слышишь меня?

Медленно поднимаясь по лестнице, молодой человек не мог скрыть своего изумления, озираясь по сторонам и за спину в попытке осмотреть просторы замка и его убранство. Будет ложью сказать, что Аллену не было здесь не по себе, и все же невидимой силой его привлекала эта угрюмая красота и запустение.



Рубия

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться