Красавец и его верное пугало: история о великой неудачнице

Размер шрифта: - +

Глава 2 Часть 1

 

Ярко, слишком ярко, чтобы быть правдой.

«Запретный плод сладок, - шепчет приятный голос у самого уха, - будь осторожна, дитя».

Но не обращаю на это никакого внимания. А должна была. Но как тут можно вообще на что-то обращать внимание, когда на тебе платье свадебное, а кто жених – неизвестно. Даже тараканы сидят себе тихо, гадают, чье имя вписать на новых пригласительных. И, не придумав ничего другого, попросту зачеркивают до основания одно имя, вписывают новое, затем снова зачеркивают, успев проделать в узорчатой бумаге несколько дырок. Уродливых таких, страшных.

Вот как бы я радоваться должна, свадьба же, а на глазах стоят предательские слезы. В руках должен быть букет, но вместо него похоронные гвоздики. Щелчок – и на мне теперь платье цвета пепла, обжигающее кожу. Оно, подобно иголкам, впивалось в кожу, вырисовывая на теле витиеватые лини. Много-много.

А жених мой… Кто он? Где он?

Оборачиваюсь по сторонам и вижу мужчину в белоснежном костюме. Прищуриваюсь, но лица разглядеть не могу. Я бегу к нему, а становится лишь дальше. Я кричу ему, а он закрывает уши. Я верю в него, а он сжимает в руке яблоко раздора.

- Алана…

А голос такой приятный-приятный.

- Алана!

Такие нотки знакомые, будто бы…

- Слушай сюда!

А вот теперь мне его голос что-то разонравился. Противный какой-то, грубый.

Не-не-не, я передумала выходить за него, несите другого.

- Согласны ли вы, Алана как вас там, взять в мужья подушку?

И я страдальчески застонала, прекрасно понимая, кому принадлежал голос. Но до последнего верила, что это все богатое воображение. Что я на самом деле никого не вызывала, ничего не нарушала, на лекции у Саята не спала и у директора в кабинете еще не сидела. Надеялась, что ничего из этого не было и что день только-только начинался.

Но, приоткрыв глаза и увидев крайне недовольного призывника, облокотившегося на тумбочку своей филейной и крайне, кхем, демонической частью, поняла, что ничего из вышеперечисленного сном не было. И что я, пожалуй, совершила самую главную неудачу в своей жизни! Да-да, ту самую, которая полезла смотреть, что у меня там в полках лежит да какие книжки я читаю.

- Надо же, - удивился он, отыскав явно что-то интересное, - учебник по демонологии есть, а демонов не знаешь. Ты как тут вообще учишься?

- Мы изгоняем тебя, каждый нечистый дух, каждый…

- Серьезно? – вот у вас бывает такое, что вы не видите лицо, но по голосу прекрасно понимаете, какие там эмоции? Так как сейчас была уверена, что этот хвостатый нелюдь изогнул бровь. Театрально так, грациозно и искусно. – Хочешь сказать, что меня изгонит такое простенькое причитание? Где вообще такому только набралась? Что, с ангелокрылыми водилась, да? Сразу видно дурное влияния.

Мне будто пятнадцать и мама отчитывает меня за то, что я связалась с уличными волшебниками, славящимися своими вольными взглядами на мир и не стесняющихся «одолжить» у прохожего кошелек, чтобы после никогда его не вернуть. Либо все же отдать, но уже пустой. Так и тут. Лежу, значит, вся такая разбитая и сонная (несмотря на тот факт, что успела поспать), а мне лекцию читают что плохо, а что хорошо. Дальше что? Приведет в пример Волиана со второго подъезда? Какой он хороший и с ангелами не водится, так?

- Ааа! Хватит! Иначе я кину в тебя что-нибудь, - пытаюсь подняться, но безрезультатно, будто бы из меня высосали все жизненные силы. Напрочь.

- Лежи, у тебя освобождение на сегодня имеется, - параллельно достал какую-то книжку, пролистал пару страниц и пренебрежительно вернул на место, - а вот это читать не советую, сущая ересь. Кто у вас учебники составляет? Ангелоносцы?

У него какой-то пунктик на слово «ангел» или что?

- Со мной настолько все плохо?

- Не сказал бы, - было мне ответом. – Просто ты израсходовала почти весь запас внутренней силы. Вызывать меня, знаешь ли, задача не из легких.

- Можешь возвращаться, никто не держит, - а что, если из меня так всякий раз силы вытягивать будут, до тридцати не доживу.

Но демон не ответил. Пролистал еще пару книг, что-то фыркнул себе под нос, затем поднялся и протянул мне какой-то флакончик с непонятной жидкостью. Открыла. Изобразила некое подобие фырчания демона, так как запах был просто омерзительным.

- Пей, силы быстрее восстановишь.

Ну, повертела в руках, подумала и выпила.

Легче не стало. Накопительный эффект?

- Какая же ты глупая, - и демон предательски заржал. Именно так. И никак иначе. – Да пустышка это, не бойся, усы не вырастут, - после чего вернулся, как я поняла, излюбленному делу: смеяться надо мной. Ну, спасибо, от души, как говорится, душевно в душу!

- И как только на такого монахини клюют? – на этот раз мои попытки подняться с кровати удались. Довольная собой улыбнулась собственному отражению в зеркале, потянулась к солнышку и всем своим видом пыталась не замечать сверлящий меня все это время взгляд демона. Ой-ой, обидки пошли в ход. – Что, тоже их пустышками завлекаешь? Или счастье по вызову? Исполняешь любую прихоть по призыву за щедрую плату душой?



Яна Хоровец

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться