Красавица

Размер шрифта: - +

Глава 6. Подруги

Мора обшарила всю комнату. Она и сама не знала, что ищет, но ей нужно было объяснение.

Что это было за видение? Такое настоящее, такое осязаемое... Она ведь не просто смотрела или слушала, она чувствовала запахи, холод и тепло, а еще — она была в этом теле девчонки, которая назвалась Ицей.

Хотя... Разве была она девчонкой? Ица сказала, что она — человек, но почему же она добавила, что этот парень, Рей, ее создал?

У Моры голова шла кругом. Одно с другим не вязалось: ни в том, что она увидела (или пережила?), ни в том, как эта сцена перед ней появилась. Откуда взялось это изображение?

А может, это была голограмма? Мора ведь не разобралась еще толком в здешнем мобусе, не умела как следует обращаться с картой. Да и кто знает, какие функции скрывала  спальня, в которой ее поселили?

Но в комнате она ничего подозрительного так и не нашла. Из техники — разве что лампы под потолком и еще светильники у изголовья. Конечно, в стенные панелях, как и на Втором Кольце, мог скрываться арканит. Но большую часть стенного пространства в комнате занимали огромные окна, и если арканит куда-то и встроили, то разве что в пол. Впрочем, Мора едва начала знакомство с Первым Кольцом. Здесь запросто летали на челноках, а карты доступа были не только документами и пропусками, но и хранили в себе миниатюрных мобусов с «индивидуальностью».

В конце концов, Мора решила, что видению непременно найдется свое объяснение. Она могла вызвать изображение по ошибке или по незнанию. А сцена вообще-то напоминала эпизод из фильма, только вот не обычного, голографического, а какого-то особого, с эффектом погружения. Кто знает, с какими технологиями Первого Кольца ей еще предстоит познакомиться?

До ужина оставалось совсем немного, да и голова была какая-то дурная, но Мора не хотела терять времени. Госпожа Тааре намекнула, что в архиве есть данные про других отмеченных — а ими Мора занялась бы и вместо ужина, и даже вместо сна.

Перебежать в южный учебный корпус из спального ничего не стоило, но по коридорам бродили ученики. Они перешептывались, хохотали, выуживали друг другу голограммы из своих карт, а Мора старательно прятала лицо. Она понимала, что вечно скрываться не сможет, и на занятиях ее непременно узнают. Но об этом она пока думать не хотела. К счастью, взгляды скользили мимо: она все-таки переоделась в форменное платье, и теперь, если не откидывать волосы, она ничем не отличалась от других.

В архиве было темно и тихо. К пространству Мора еще никак не привыкла, и в огромных помещениях она казалась себе не крупнее светляка-серебрянки. А этот зал был отделан еще сложнее, чем ее новая спальня: стены были укрыты панелями из натурального дерева, своды придерживали каменные колонны, сквозь разукрашенные окна струился цветной свет. Море показалось, что она снова на Втором Кольце, в храме — их тоже строили из органики и украшали вот такими стеклами, потому что уж где-где, а у служителей Великих деньги водились всегда. Но вместо скамеек вдоль стен здесь тянулись сенсорные панели совсем как у мобуса в их семейном отсеке, и это Море понравилось. Хоть в этой технике она точно не запутается!

В зале не было не души, но каблуки ее туфель застучали по каменным плитам так гулко и звонко, что Мора втянула голову в плечи и прошмыгнула к панелям уже на цыпочках.

Прижав руку к сенсору и дождавшись, когда он загорится, Мора собралась уже открыть рот, но задумалась. Что, если она все-таки найдет здесь что-нибудь и о богах? Может, не ту засекреченную информацию, которую хранят на Оси, но хоть что-то?..

— Искать: "боги", — едва слышно выдохнула она.

Фонтан из голограмм чуть не сбил ее с ног. Частицы вырывались из воздуха, а потом, плотнея и загущаясь, собирались в объемные изображения. Папки в твердых обложках и сшитые стопки бумаг, газеты, журналы и книги, разрозненные листки и мятые записки — чего на нее только ни посыпалось!

Материалы валились на нее, раскрываясь и разваливаясь на страницы, а потом зависали, мягко покачиваясь, и тихонько кружились вокруг своей оси. Поначалу Мора сортировала то, что успевала поймать, и аккуратно складывала в сторону, но потом просто отскочила и наблюдала за тем, как поток голограмм бурлит, даже и не думая иссякать.

Если о богах столько всего — в школьном архиве, то что же на Оси?..

— Односложный задала?

Мора вздрогнула и обернулась. В шелесте голограмм она и не разобрала звука шагов, а между тем над ворохом цветных страниц и потрепанных обложек сначала обозначилась светлая макушка, потом — нахмуренные брови, а дальше — и все лицо.

— Ну-ка, пусти.

Отмахнувшись от распахнутого журнала, парень шагнул к сенсорной панели и положил на нее ладонь. На Мору он даже не посмотрел. Узко сведенные брови, губы сжатые, глаза темные — он явно злился.

— Стоп.

Фонтан голограмм как перекрыло. Распахнутые книги колыхались в воздухе, листки газет подрагивали, журнальные развороты блестели глянцем.

— Ты что, и есть та новенькая?

Парень только сейчас исподлобья глянул на Мору, но не вздрогнул, не моргнул даже, только сложил руки на груди и кивнул на документы:

— Я тоже когда на Первое приехал, сразу в архив полез. Но ты бы хоть справку вызвала... Нельзя задавать односложные запросы. Он бы еще так пару сезонов плевался.



Анастасия Евлахова

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться