Красавица

Размер шрифта: - +

Глава 8. Голография

Ванные комнаты в учебных корпусах были роскошные. Прозрачные, воздушные — настоящие залы. Журчала вода в фонтанчиках, за зеркальными стенками вздрагивали садовые ветви, светило поигрывало в кристалликах радугой. На округлый диван можно было забраться с ногами, а за чашей фонтана никто и не увидит — ни Мору, ни ее голограмм.

Она приходила сюда каждый перерыв. Надеясь, что все на Первом Кольце окажутся такими сдержанными, как госпожа Тааре, или равнодушными, как Тай, Мора, конечно, ошиблась. Она уверяла себя, что вовсе не прячется, но взгляды и шепотки все равно заставляли ее вздрагивать. Но были еще и записи с карты: она хотела просмотреть их как можно скорее, только вот перерыва едва ли хватало, чтобы вникнуть хоть в один.

Учебная программа отличалась довольно сильно: вместо привычной «Подземной Зоологии» в расписании значились «Общая» и «Прикладная», и Мора понятия не имела, какая между ними разница. Вместо «Особенностей Разведения Сельскохозяйственных Культур Методом Гидропоники» она увидела только биологию. Еще Мора нашла предметы, которых у домашнего мобуса никогда и не встречалось: «Островная Экология», «Введение в Медицинское Дело», «Голография», «Биоэлектроника», «Техническое Проектирование Арканитовых Систем». И как она сможет угнаться за теми, кто все это время жил на Первом, и хотя бы представляет, что могут значить все эти названия?..

К счастью, первые занятия оказались нетрудными: «Островная Литература», курс по грамотности и алгебре — все это Мора учила и у мобуса. Но ощущения все равно были совсем другими: лекции проходили в огромных, просторных залах, от которых у Моры захватывало дух. Окна — от пола до потолка, никаких занавесок, и даже рамы тоньше пальца, так что кажется, будто аудитория парит в воздухе. Света столько, что слезятся глаза. А вокруг — столько людей! И все — незнакомые...

Большинство тех ребят, которых представляла ей Хенна, учились на старших ступенях. На первой же были одни новички. Но только Мора, войдя в аудиторию, поначалу терялась. Стояла в нерешительности, не зная, куда сесть, и смотрела, как бойко рассаживаются другие, чтобы потом занять одно из самых невыгодных мест на виду. Только позже она догадалась, что нужно сразу подниматься повыше, на задние ряды, и место лучше выбирать сбоку, чтобы если и пялились, то хотя бы с одной стороны и не все время: любопытные оглядывались, только когда отворачивался учитель.

Учителя же, как и студенты, носили форму, но не алую или бордовую, а ярко-желтую. Мора знала, что на Втором учителя одевались в черное или коричневое, но и работали они при храмах, так что сдержанность их нарядов была оправдана. Другое дело, что и другие служители Второго не выделялись красками: что гвардейцы на заслонах, что работники фабрик, что продавцы в лавчонках — все их одежды теперь вспоминались Море тусклыми и поблекшими.

Здесь от ярких цветов в глазах рябило, но слушать живую речь преподавателя было куда увлекательнее, чем бормотание домашнего мобуса. Мора поймала себя на мысли, что новый вид учебы ей должен понравиться, но потом заметила, что ее пожирают взглядами сразу три студента, и поникла.

Все это было странно, неестественно и ужасно некомфортно. А после вчерашней сцены с Парром Мора и вовсе вздрагивала от любого смешка — смотрела на смеявшихся и лихорадочно подслушивала, о ком они говорят.

Но лучше всего было уходить в пустые, тихие ванные комнаты. Здесь она могла перевести дух и набраться сил перед новым занятием. Могла ополоснуть лицо, просто посидеть в тишине или взяться, наконец, за файлы из архива. Но все, что она успела сделать до того, как ее нашла Хенна — это еще раз открыть уже просмотренную запись Отмеченного.

Когда зашуршала, отъезжая, дверь, Мора смахнула голограмму и затаилась. За фонтаном ее видно не было, и она надеялась, что вошедшая — кем бы она ни оказалась — скоро уйдет.

В умывальнике зашумела вода и запахло цветочным мылом. Мора крутила в пальцах карту доступа и смотрела, как колышутся на зеркальном полу пятнистые тени из сада.

— Опять прячешься?

Шум воды стих.

— Решила сделать вид, что тебя нет?

Хенна обогнула диванчик и, стряхивая с ладоней воду, присела рядом.

Туго завитые локоны лежали на плечах так ровно, что казалось, будто они — голограмма. На форменном платье — ни единой складки. Мора расправила свою измятую юбку и выдохнула. Объяснять Хенне то, что она занята богами, в которых никогда не верила, она не хотела. Она вообще не хотела говорить ни о чем, что так или иначе касалось ее отметины, но у Хенны были другие планы.

Она вдруг подалась вперед и потянулась к лицу Моры, а та отпрянула, вжавшись в спинку дивана.

— Ты чего такая пуганая? — удивилась Хенна. — А ну-ка сиди.

Замерев, Мора проследила за ее рукой. Хенна отвела от ее лица челку.

— Я тебя все утро не видела. На перерывах мы обычно собираемся в переднем холле.

— Мы?

Мора смотрела, как придирчиво Хенна оглядывает ее лицо, и, съежившись, ждала.

— Ага. Там все. Ну или почти все. Тебя вот не было.



Анастасия Евлахова

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться