Красавица и вампир

Размер шрифта: - +

С вампиром весело!

Юноша-вампир ловко массировал подошвы девушки ножек.  Ему вспомнились крестьянки прошлых времен.  Они обычно были босиком, особенно молодые.  Ходили без обуви до морозов, а в Италии и Испании, часто и круглый год.  У девушек ступни становились мозолистыми, но сохраняли чувствительность, а формы ножек не портились.  Даже наоборот, без обуви ноги девчонок были более изящными, с точеными линиями и здоровым загаром. И даже грязь к ним почти не липла. 

Так что художники не врали, когда рисовали ноги девушек чистыми, пусть и загорелыми. 

Но уже в девятнадцатом веке, отсутствие обуви стало считаться признаком крайней бедности. И привычка шлепать босыми ножками сходила на нет.  В России впрочем, дети и женщины еще долго щеголяли голыми пятками.  Сказывалась и разруха, и дороговизна обуви, и после революции пренебрежение к лаптям.  Но потом, даже дети летом предпочитали ходить в сандалиях.

Босиком девушку в городе редко теперь встретишь, даже в жару. И поэтому Азалия выглядит по-особому соблазнительно и сексуально.  Ее ножки безупречные по форме, с ровным загаром, с приятным запахом здоровой, юной женской кожей. 

Хотя Азалии уже за тридцать, но ее внешность настолько свежая, что она просто девушка, даже почти подросток.  Впрочем.  Самому Мэрлину давно за четыреста лет.  А он все еще юноша… Есть вампиры живущие и тысячи. 

Правда, рано или поздно конец приходит и к ним.

Вот чем дольше живешь, тем страшнее смерть.  Люди вот верят в бессмертие души, и это верно.  Душа она действительно существует, как полеты во сне это воспоминания о парении духа.

Есть душа и у вампиров… Только вот рай им Христианский уже не светит.  Вампир обречен, идти душой в ад, в царство тьмы.  Правда, там есть шанс самому подняться до черта или беса.  Что уже не так уж и плохо.  Можно, порой и побродит по Земле…

Мэрлин спросил у Азалии:

- Ты веришь в Христа?

Девушка пожала плечами. Сжала рукой камушек, и проворковала:

- И да и нет…

Юноша-вампир спросил:

- А почему нет?

Азалия честно ответила:

- Зла на Земле слишком уж много… Будь Иисус Всемогущим Богом, он бы такого беспредела не допустил бы!

Мэрлин со вздохом отметил:

- Но беспредел есть! И мы живем в мире полном зла и страданий. Так что другой вопрос – почему да?

Азалия честно ответила:

- Читала я умную книгу по креационизму. Вот действительно наука говорит, что жизнь зародиться сама по себе не могла.  Да еще чтобы возникли двух полов существа.  Ну, как такое можно представить себе?  Вообще наука говорит: что самозарождение жизни практически невозможно.  И те процессы, что создают простейшие аминокислоты, еще более успешно разлагают их же…

Девушка сорвала босыми пальчиками ножек травинку. Бросила себе на лицо. Поймала губами и стала жевать. 

Мэрлин  со вздохом, достал жвачку. Тоже бросил себе в рот и при этом внятно  заметил:

- Да, трудно создать убедительную теорию, появления вселенной без Всемогущего Творца.  Очень даже трудно.  Но что-то более убедительное ученые придумать не могут.  Гипотеза о большом взрыве – это абсурд!

Девушка хотела что-то сказать в ответ, как над ними возник похожий на гориллу субъект.  Низкий лоб, узко посаженые глаза, и довольно большие размеры.  С ним был другой, высокий и худой.  Оба субъекта топали, оскалившись и рыча:

- Вот вы где в кустах малолетки!   Ну-ка давай выворачивай карманы!

Азалия дерзко ответила:

- Проваливайте вы гопники! Иначе вам туго будет!

Горилла замахнулся дубиной.  Мэрлин среагировал моментально.  Вампиры, конечно, двигаются быстрее людей, и  у юноши было достаточно времени, чтобы изучить в совершенстве единоборства.  Каблук туфли угодил горилле прямо в челюсть и яростный противник вырубился. Более длинный выхватил нож, но получил кулаком в горло и упал, захлебываясь кровь. 

Двое бандитов вырубились в пару секунд, и Азалия только успела восхищенно воскликнуть:

- Ах, как здорово!

Мэрлин махнул головой и отметил:

- Не тот уровень. Но вот попробуй, подерись с вампиром!

Азалия прочирикала:

- Вампиры, вампиры, вампиры,

Мои вы теперь век кумиры!

Девушка подскочила к упавшим бандитам, и стали их бить босыми ногами.  И при этом скалила зубы.

Мэрлин заметил:

- Лежачего не бьют!

Азалия возразила:

- Подлого добить не грех!

Мэрлин отметил:

- Нет части лягнуть связанного шакала. А мертвого тем более!

Азалия не слишком охотно согласилась:

- Может, быть.  Хотя это изрядные твари!

Вампир кивнул и заметил:

- Я сейчас немного попью их кровушки!

Азалия растеряно пробормотала:

- А не станут ли они тоже вампирами?

Мэрлин отрицательно мотнул головой:

- Нет! Это не так просто! А вообще, тут нужен специальный ритуал. Иначе бы нас было бы неисчислимое множество!

Азалия прочирикала:

- Я, ты, он, она!

Вместе целая страна!

Вместе дружная семья –

В слове мы – сто тысяч я!

Я могу кричать с трибуны,

Лихо голосить…

Не знала весь век простуды,

Горы покорить!

Я могу петь бесконечно,

И визжать пилою вечно!

Горы и земля,

Любовь моя!

Живи семья!

Мэрлин согласился:

- У тебя прекрасный голос.  Почему, ты не пошла в примадонны?

Азалия со смешком ответила:

- Все не могут быть примадоннами… Точно также как и звездами в кино. Я была очень красивой девочкой.  Меня пригласили, когда я еще была ребенком сыграть Мальвину в одной из многочисленных экранизаций Буратино.   Я сыграла, как могла, но режиссер отметил: не верю… Я была слишком красивой.  Играла Герду.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться