Красавица, умница и еврейка

Font size: - +

Знакомство умницы (Лена) с красавицей (Тамара) , а чуть позже Тамары со Светой ( еврейкой )..

Красавица, умница и еврейка

Боди- брейн фентези

Глава 1.  Слишком (знакомство)

--Как же мне надоело выслушивать обвинения, в том, что я умная! Предполагалось, что я пробормочу эти слова себе под нос тихо и неразборчиво, а то, что можно будет разобрать, заглушит удар моей сумки,  которую я изо всех своих сил швырнув на скамью в лицейском гардеробе, но из-за ярости, которой я была в этот момент просто переполнена, расчеты оказались неточны,  и мои слова в гардеробной тишине прозвучали прямо-таки оглушительно громко.

--Да уж, наверное, не больше, чем мне в том, что потрясающе красива!  --  не поднимая головы,  спокойно и   безмятежно ответила мне девчонка моего возраста  с роскошными, длиной до пояса, цвета темного ореха, гладкими блестящими  волосами, засовывающая в огромную, вместимостью с небольшой труп (мой труп  в нем точно уместился бы) сумку что-то крошечное типа телефона или авторучки.

Судя по автоматичности и бездумности ее тона, она, как и я,  хорошо знала о чем говорит, так что мне даже стало интересно, какое у нее лицо. Обычно, внешность большинства  признанных красавиц вызывали у меня зевоту и как бы это помягче сказать – недоумение. Во-первых, я в принципе не понимаю, как их вообще-то друг от друга отличают, они же на одно лицо!,-- а во-вторых, в принципе не понимаю, почему нравятся. У чуть ли не всех на лице одно и тоже навечно примерзшее выражение  –  так что мне стало интересно как выглядит эта, и  я  на пару секунд  притормозила перед гардеробной скамьей,  на которой она сидела.

По моим меркам, на то, чтобы понять, что она что-то сказала, а потом заинтересоваться, кто именно это услышал, ей понадобилось многовато времени. Но зато, когда она все-таки на меня подняла на меня голову, ее лицо меня не разочаровало. 

--Да, на самом деле потрясающе красива, -- согласилась я про себя, смутно припоминая, что вроде бы даже встречала ее пару раз. Первый год в технаре прошел у меня как в тумане, сплошные надежды и разочарования,  а она училась не на моем факультете, иначе я бы ее запомнила.

Настроение у меня было отвратительное. Направляясь к гардеробу, чтобы надеть плащ и забрать свою сумку, я хотела как можно скорее уйти наконец отсюда, где, как обычно, оказалась никому не нужной, я . Не то, чтобы я к этому не привыкла за 15 лет своей жизни, к тому же, как любит говорить моя дорогая мамочка,  кому много дано, от того больше и требуется, а это значит, что я со своим ай кью 168, уже давным-давно должна думать и поступать как совершенно взрослый человек – вот только где бы мне еще с такими познакомиться, чтобы понять, как это делать? Все взрослые люди, с которых я знакома, включая собственных родителей, живут как дети, исходя из каких-то непонятных мне интересов, так что попытки их понять, я давно уже бросила.

--Слушай, а у тебе что, тоже отказали в поступлении на спецкурс?  – неожиданно окликнула меня  красавица.

Повернувшись к ней лицом, я самым ровным и  спокойным голосом, каким могла,  в самый последний момент с трудом удержавшись от того, чтобы не огрызнуться  « а по мне что, не видно, что в красавицы не гожусь?», ответила:

-- В связи с моими офигенными способностями и огромным умом мне там делать нечего –  не дай бог поглупею…

Умолчав о том, что на самом деле думаю об этой политкорректно упакованной лжи директора колледжа, использованной ей для моего отказа. Собственно, в ложь ее превращало только цель использования. То, что я умна, мне приходилось выслушивать с самого  раннего детства и  всегда вот  в подобных,  как сегодня, случаях: для того, чтобы чего-нибудь лишить. Так что, стоит мне только услышать « ты же такая умная...», --  как у меня немедленно портится настроение.

Потому что из этого следует:  что первое: из-за того, что я такая умная, я должна в отличие от всех остальных все понимать. Во-вторых, что худой мир лучше плохой ссоры, а  поэтому мне нужно сделать вид, что ничего не произошло –  и уступать! А в третьих, что раз уж мне просто повезло родиться такой способной – а это ведь просто слепой случай, удача,  неужели тебе  не жалко тех, кому повезло меньше? –  то надо сидеть тихо, не высовываться, и делать все намного, намного лучше, чем остальные, чтобы получить свою пятерку – потому что кому больше дано, с того больше и спрашивается.

 Копирайт не только учителей, но и собственной мамы. На самом деле, еще одно вранье, чтобы лишать меня первого места и обещанной награды в пользу тех, кто по мнению руководства, их на самом деле заслуживает, то есть, детей тех родителей, которые преподавательскому составу могут чем-нибудь подмогнуть ну или хотя бы не обладает такой  «незаурядной» внешностью, как я. 

Но зато,  как только проверка из роно, олимпиада или трехтажные суперпрестижные  конкурсы,  то заменить меня сразу же становится некем, да и в голову никому не приходит. Тут уж сразу к  ноге Елена Ростовцева и жестко: «Ты обязана защитить честь школы, как это тебе не ко времени и неудобно? Ты учишься здесь и уже только потому должна!»   

В этот момент до меня вдруг дошло,  что мне девчонка сказала, и я с недоумением переспросила:

--А тебя-то почему…?

Встав, кстати, она оказалась невероятно высокой и тонкой, девчонка представилась:

--Тамара.

--Лена, -- кивнула в ответ и я, решив руку для рукопожатия не протягивать, бог ее знает, как она отреагирует на необходимость прикоснуться ко мне.  Лучше не рисковать. Как ни странно, но девчонка тут же без всяких эмоций и закатываний глаз « ах, какие же они все здесь сволочи и как же я их всех ненавижу!»  спокойно и ясно объяснила:



Лариса Ракитянская

#3720 at Young adult
#2120 at Teenage literature

Text includes: школа

Edited: 21.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: