Красная нить/красный браслет

Размер шрифта: - +

1.

 Рука скользит по металлическому каркасу перилл, я все еще пытаюсь сжать на них трясущиеся пальцы, не теряя надежды сохранить равновесие. Мое маленькое, детское забитое сердечко вновь то ускоряет свой такт, то вновь пытается наверстать упущенное.
Колени дрожат и к горлу подкатывает приступ тошноты. Мне нечем дышать, нет сил говорить. Грудь сковывает, мне не страшно, но все же я еще не оставляю попытки позвать на помощь. Молния на сумочке трещит под моим натиском, я пытаюсь почти на ощупь найти в ней пузырек с таблетками, но все это выпадает у меня из рук. Я все еще слышу стук падающих предметов о каменные ступеньки под ногами, а потом почти отключаюсь, падая на чьи-то руки.
- Ты что не видишь куда идешь? – голос злой, почти презрительный.
И я его понимаю, со стороны я сейчас похожа на посиневший труп, покрытый потом и дышащий через раз.
- Эй?! 
На слух, мужчина, молодой. Должно быть это один из студентов.
- Та…, - я с трудом сглатываю, пытаясь указать пальцем туда, где по моему предположению валяются сейчас мои таблетки.
- Таблетки? – переспрашивает он, а сам уже со мной на руках присаживается на землю, и я улавливаю в близости с моим лицом стук капсул о пластик такого нужного сейчас пузырька с препаратом.
Открываю рот, указывая пальцем туда и в ту же секунду чувствую горечь под языком.
- Запить есть чем?
Запивать нет нужды, концентрат быстрее всасывается в кровь, когда впитается через подъязычные сосуды напрямую в кровоток.
Секунда…. Две. 
Мне становится много легче, приступ проходит, и я могу несколько раз моргнув разглядеть лицо парня, который мне помог.
- Спасибо, - голос хрипит, так бывает всякий раз, когда поломанные легкие пытаются протолкнуть хоть сколько-то кислорода в трахею.
Брюнет, на вид не старше меня. Лицо строгое, глаза светлые, когда говорит губы слегка кривятся на правую сторону.
- Тебе врача вызвать?
- Нет, - мычу я, пытаясь встать с его колен, - ты не переживай, я уже оклемалась.
Это было почти правдой, на этот раз я отделалась лишь испугом. И если бы не этот парень по стечению судьбы оказавшийся в это время в этом месте, и не прими я сейчас нужные препараты, я бы могла впасть в коматозное состояние, или того хуже умереть.
- К врачу отвести, - парень указывает куда-то в сторону университетских ворот.
Дышать становится легче, в голове прояснилось, ноги перестали быть ватными, и я могла уже здраво оценивать ситуацию.
- Правда, - я беру его за руку, стараясь вложить в этот жест как можно больше своей признательности, - все хорошо, ты мне здорово помог.
Все принадлежности моей сумки рассыпаны по лестнице, телефон на вид и вовсе разбит, но это не беда, отец купит новый.
- Значит помощь больше не нужна?
Я покачала головой, пытаясь как можно больше целого собрать в сумочку – тот самый разбитый телефон, треснувшееся зеркальце в которое по примете я смотреть не стала, прозрачный блеск для губ, расческа, пара папок и духи. 
- Нет, спасибо еще раз.
- Саша, - протягивает мне руку парень, - Костров, - зачем-то прибавляет он. 
Еще раз всматриваюсь в его довольно красивое лицо, зеленую футболку на поджаром теле, обычные синие джинсы и спортивную сумку, переброшенную через плечо.
- Лиза, - ради вежливости ответила я, продолжая набивать сумку.
Я отмахнулась от внимания парня, просто пройдя мимо и спустившись на парковку. Официально машину мне было водить разрешено, но тут отец просто подкупил нужные органы, потому что случись со мной такой приступ за рулем, я могу покалечиться. И Бог даже со мной, но я боюсь навредить другим, потому соблюдаю абсолютно все правила дорожного движения и точно знаю, какая аура предшествует моему приступу.
- Приятно было познакомиться, пока, - махнула я парню рукой и даже не выслушав ответа повернулась к нему спиной и ушла.
Мне было некогда обращать внимание на других людей тем более тех, которые ничего не решают в моей жизни.
Еще раз вздохнув несколько раз для успокоения, я постаралась привести мысли в порядок и щелкнула ремнем безопасности фиксируя себя в водительском кресле.
- Выжила, - прокомментировала я все это, глядя на себя в зеркало, - да ты везунчик по жизни, Лизка!
По ту сторону зазеркалья на меня смотрела широко улыбающаяся девушка. Ровные белые зубы, ух как же я ненавидела визиты к стоматологу и ношение болезненных брекетов, но теперь я понимала их надобность, красиво очерченные губы, нижняя губа при этом чуть более пухлая. На узком носу маленькая родинка, почти на самом его кончике. Широко расставленные серо-синие глаза, на свету они иногда становились почти зелеными. Волосы уложены в каре, из-за того, что они сильно вьются, я похожа на одуванчик. Кожа бледная, толи из-за природных черт, то ли непрекращающейся анемии.
Дело в том, что я родилась уже такой, с ранних месяцев жизни у меня установлен неоперабельный порок сердца, и помочь в этом может лишь трансплантат. Я, как и многие умирающие люди в нашей стране стою в очереди на получение шанса жить, но с операцией для меня все откладывают.
Богатые тоже плачут, вот и у меня так, я дочь состоятельных родителей, но даже влияние бизнесмены отца, не может помочь мне с моей судьбой.
Выруливая с парковки, я напоследок бросила взгляд в зеркало заднего вида на территорию университета и проводила взглядом удаляющуюся фигуру парня. Не стоило с ним так, он ведь действительно помог мне. И даже вечное оправдание того, что я не в силах впускать в свою жизнь людей, которым моя смерть может причинить боль, я не должна так с ними поступать.
Я резко ударила по тормозам, стараясь не думать о последствиях. Мать учила меня быть благодарной, тем более тем, кто спасает мою жизнь.
- Эй, - парень поравнялся с моей остановившейся машиной, - тебя подвезти?
От моего резкого тона он даже вздрогнул. Да, давно я разучилась общаться со здоровыми людьми, признаться я и сейчас смотрела куда-то в область его груди и прикидывала, подошло бы по размерам мне его сердце. Мысль была на столько навязчивой, что я даже слегка испугалась своей кровожадности, и тому как ловко болезнь управляет мной.
- Ты на тренировку? - махнула я рукой через опущенное стекло указывая на объемную сумку в его руках.
- Да, - как мне показалось слегка, смущаясь кивнул он мне головой, но все еще стоял вдали от машины.
Я распахнула дверцу со стороны пассажирского сидения своего новенького вишневого Рено, и вновь помахала ему рукой в приглашающем жесте. На руке друг об друга ударились дорогие часы и пластмассовый красный браслет. Как же я ненавидела этот знак, говорящий любым врачам из моей больницы о том, что к ним доставили смертника. Так меня бы со скорой сразу отправили в нужное отделение, не теряя драгоценных секунд.
Парень, поджав ноги и закинув сумку назад пристегнулся, все еще странно глядя в мою сторону.
- А ты в состоянии вести машину?
Ах вот чем вызван этот изучающий взгляд.
- Не волнуйся, я аккуратно вожу, тем более, когда в машине кроме меня пассажиры. Куда тебя подбросить?
- Спортивный комплекс, знаешь где находится?
- Да, - утвердительно ответила я.
Городок у нас не большой, такой роскоши не много. Спортсмен значит, окончательно убедилась я, глядя на его ноги в кроссовках. 
- Чем занимаешься?
- Хоккеем, - с гордостью в голосе ответил парень.
Хоккеист, значит. Ничего не понимаю ни в этом спорте, ни в каком другом, человек вроде меня, который и сто метровку бежит с болезненной одышкой, под запретом.
- У нас сегодня матч, хочешь посмотреть?
- А приглашаешь? – не долго задумывалась над ответом я.
Парень смутился еще сильнее и резко отвернулся к окну, со своей стороны.
- Буду рада поболеть за тебя, - решила сгладить я произошедшую неловкость, - переживаешь?
- Что?
Я улыбнулась ему как можно более дружелюбно.
- О матче, переживаешь как он пройдет?
Хмурит брови, не понимаю, что у этого парня в голове, но он явно не так прост, как большинство людей нашего возраста. Я хорошо научилась различать людей по тому, что твориться в их глазах, в моих собственных я каждодневно читала боль и страх смерти, так что точно представляла, как выглядят люди, битые жизнью.
- Да, нет.
За такой скомканной беседой мы провели оставшуюся часть пути, и я высадила его у самого спортивного комплекса. Едва успев поставить машину на сигнализацию и спрятать в карман брюк телефон, я услышала, как кто-то зовет меня по имени и при этом странно знакомым голосом.
- Лизка? Гордеева?
Повернувшись на голос парня, я узнала в нем знакомого детства Андрея Кисляка. Наши отцы дружили много лет, как и мы до тринадцатилетнего возраста, до того, как меня отправили почти на три года в Израиль на лечение.
- Привет, а ты тоже на матч?
Сопровождающий меня парень резко дернулся в сторону и сделал попытку уйти. Не могу точно сказать, что руководило мной в ту секунду, но на какое-то мгновение я увидела его глаза и дикую обиду в них.
Моя ладонь резко перехватила его руку с сумкой, в попытке задержать.
- Вы знакомы? – недоверчиво переспросил Кисляк.



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться