Красная нить/красный браслет

Размер шрифта: - +

5.

В папиной модной пижаме и мокрыми волосами Костров выглядел так, что я еле сдержала порыв облизнуть губы и присвистнуть. Опять же удивляюсь, как такой парень даром пропадает, но видимо что-то в его личности отталкивает людей. И, пожалуй, судя по загнанному оттенку его глаз, отталкивает сильно.
- Джакузи? – изогнул он брови.
Признаться, я никогда не кичилась тем что имела, потому что как никто другой знала, бесполезность всей этой внешней атрибутики, которую ни за что не унести с собой в гроб.
- Тебя это смущает?
Парень отрицательно покачал головой и от этого невинного жеста капельки влаги с его волос забрызгали мое лицо.
- Нет, просто моя семья не может себе такого позволить, а, чтобы оплатить мою операцию отец отдал все сбережения, - парень сильно скривил лицо, словно за его словами крылся еще какой-то подтекст.
- Операцию? – переспросила я, как и все женщины слыша лишь то, что хочет слышать.
- Да, ключицу оперировали, чтобы мог играть, - он оголил край рубашки, и я увидела все еще красноватый шрам от хирургического вмешательства.
В миг представила себе свою грудь от яремной вырезки до края мечевидного отростка пересеченную полоской глубокого шрама, именно такой будет у меня, когда все же мне смогут пересадить новый моторчик.
- Мои родители бы тоже все отдали, если от этого был бы прок, не стой в дверях, проходи.
Моя комната в доме была оформлена в парижском стиле. Черно белые обои скорее напоминали газетные вырезки прошлых времен, мягкая мебель, состоящая из одних сплошных углов и серого металла в выполнена в темных тонах. Огромное зеркало во всю стену напротив кровати слегка затуманено, словно смотришь на потусторонний мир, такой же зеркальный потолок и столик в центре. Свежие белые лилии в вазе, я обрезаю им тычинки, чтобы цветы переставали издавать приторный сладкий аромат.
- Это твоя спальня?
- Да, - усмехаюсь я.
По всем жестам его тела видно, что парню не уютно здесь, ко всему прочему он и не понимает мои намерения. Чувствую себя женщиной в годах, играющей в кошки мышки с молоденьким парнем.  Странные ощущения.
- Что-то не так?
- Просто, - он словно без сил опустился на край кровати, - у меня была девушка, Яна.
Припоминаю, что Кисляк говорил об этом. Хотя все его слова и стоило делить на двое, но если об этом начал разговор Саша, то стоило прислушаться.
- До меня она была девушкой Кисляка, и после меня опять ею стала. Не очень приятно, правда? – он словно сам соглашался со своими мыслями, - Потом у меня сорвало планку, пил, спал со всеми подряд, пытался стать таким же крутым, как и твой дружок, не вышло, - вздыхает, роняя голову на руки, - только родителям жизнь портил!
- Андрей Кисляк, мне не дружок, это точно. И если даже Самойлова, повела себя так, это ни каким боком не характеризует меня, это два. И три – хорошо, что ты это признаешь, иначе этот поступок был бы зверски глупым.
Я сажусь рядом закидывая бледные стройные ноги ему на колени.
- Ты всегда такая?
Киваю.
- И тебе совершенно все равно, что творится у меня в голове, когда ты вот так делаешь? – он указывает на мои поблескивающие от крема ноги.
- Нет, - я и в правду задумалась на эту тему, - мне не все равно, о чем ты думаешь и что тебя волнует, - но, если ты думаешь я буду очень долго сокрушаться по тому поводу, что тебе не спокойно на душе из-за прошлых ошибок, ты ошибаешься. Пойми, Костров, у меня нет на это столько времени, уж прости.
Вздрогнул. 
Сам, наверное, подумал, что я этого не заметила, но во мне было слишком много от раненого хищника и я точно читала язык человеческого тела.
И вот сейчас я хотела его еще больше, на столько что сводило кончики пальцев.
- Ладно, чем займемся?
Штамп. Он, будучи хорошим мальчиком должен был задать мне этот вопрос, и он его и задал. Что ж….
- Хочешь посмотреть мои детские снимки, поесть мороженое, посмотреть фильм до возвращения родителей? – я нарочно подпустила в голосок мультяшности, чтобы показать ему как он сейчас себя ведет.
- Тебе не говорили, что передразнивать не красиво?
- Ууу, - покачала я головой опираясь на его напряженное плечо.
- Хорошо, чем ты хочешь заняться?
На самом то деле у меня скопилось много работы и, если не взяться за дело прямо сейчас отец меня по головке не погладит.
- Я работаю в риэлтерской фирме отца и мне нужно просмотреть кое-какие бумаги, посидишь просто рядом?
Он же не подобранный мной на улице щенок, чтобы просить его об этом, но все же по тому как расслабилось его лицо, я поняла, что просьба не была лишней.
- Не отказался бы от фотографий.
Улыбаюсь ему и поцеловав в щеку снимаю с полки свой детский альбом. 
- Вот, если еще что-то будет нужно, просто скажи не стесняясь, - поглаживаю пальцами его руку, - я рада что ты остался.
На время погружаюсь в материалы фирмы. Все же отец был лучше матери, он учил меня как своего приемника, а это означало одно – где-то в душе, папа рассчитывал на то, что я смогу выкарабкаться и взять броды правления в свои руки.
Саша не отвлекал меня, лишь иногда я слышала его одобрительное хмыканье и тихие комментарии в адрес того, какой миленькой я была в детстве и как из этого пухлого младенца с доверчивыми глазками выросла такая железяка как я.
Пришлось милый, тихо ответила я ему в душе и вновь ушла с головой в бумаги.
Родителей все еще не было дома, хоть и времени уже было далеко за полночь. Обернувшись, я заметила, что Саша так и не дождавшись моего внимания уснул на кровати, подложив под щеку ладонь и укрываясь пледом. 
Красивый, еще раз оценила я внешность парня. Нечто в нем было такого, чего я не видела в других и на секунду я даже зависла на этих мыслях. В моем кругу было много «прекрасных» принцев которые хотели прийти на помощь барышне в беде. Богатенькие мальчики имели возможность выглядеть привлекательно, в пустую соря деньгами своей семьи. Это отталкивало. 
Нет, не так.
В начале это меня привлекало, я спешила любить сильнее, чем многие, а потом горько разочаровывалась в этом своем порыве.
Поспешишь, как говориться….
А вот тот мальчик, что сейчас безмятежно спал, был другим. Без средств, без броских идей, без способности соблазнять, он просто пришел мне на помощь, когда я того меньше всего ожидала.
Заметила, что улыбаюсь неотрывно, глядя на него.
Нет, правда, иногда потрясающие вещи случаются тогда, когда мы их совсем не ждем. Я уже не ждала от Бога того, что по чуду – вылечусь, но и Сашу я не ждала тоже. Мне было некогда влюбляться, не теперь, когда я была так близка к краю.
И все же?
Не путаю ли я опять чувства, ведь когда твои волосы треплет ветер на краю бездны, очень легко внушить себе яркость последних эмоций перед прыжком.
Влюблена ли я в него?
Сложно сказать. Подползая ближе, я трогаю кончиками пальцев его челку, так не кстати опускающуюся на глаза и явно мешающую во сне. 
Да, пожалуй, влюблена.
Во всяком случае, не припоминаю, чтобы от такого вот невинного движения я хоть раз в жизни чувствовала свое сердце таким здоровым и живым. 
Исцеление любовью, верила ли я в эти детские бредни?
Нет.
Готова ли была поверить?
Нет.
Но кто меня спрашивать будет?



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться