Красная нить/красный браслет

Размер шрифта: - +

21.

Я проследила за взглядом Саши устремленным на мамины ухоженные руки, сложенные в замок на краю стола. Женщина сидела напротив нас и даже не думала подносить остывшую чашку с чаем к своим губам.
- Мама, - окликнула я ее, - перестань.
Она прекрасно знала, о чем я, слишком сильно пропитывала своим гипнотическим взглядом моего спутника.
Саша вопреки ситуации протянул под столом руку и сжал мою ладонь.
Его сильные пальцы и легкие поглаживания должны были успокоить меня, но я заводилась только сильнее от понимания того, что ему вновь делали больно.
- Еще чаю? – издевательски спросила старшая Гордеева глядя на наши полные до краев кружки.
- Да, пожалуй, - я сжала ладонь Саши сильнее, - и я тебе помогу, - без возражения я встала из-за стола, взяла свою кружку и кружку Саши и не дожидаясь мамы прошла на кухню.
Коричневатая жидкость крепкого чая плеснула из фарфоровой формы в раковину и тут же на глазах иссякла. Я с трудом сдержалась, чтобы не заплакать, мать не поймет этого, до недавнего времени, родители и не думали о том, что могут иметь возможность на продления рода, а уж теперь постараются сделать этот виток будущего как можно более тщательно продуманным.
Но ни в детстве, ни тем более сейчас, я никому не позволю решать за меня. Я точно знала, кого выбрала.
- Мам, ну зачем ты так? – она первая не собиралась нарушать молчание, разливая чай по маленьким кружечкам.
- Лиза, ты знаешь о том, что он встречался с Яной Самойловой? – словно осуждение в ее тоне.
Я-то знала, а вот откуда об этом известно родителям?
- Какое это имеет значением, мам? – сама я нервно теребила край футболки, точно зная, что если родительница решит, что Костров мне не пара, то меня сошлют на край света, под поводом очередной реабилитации.
- Совершенно никакого, только ты его глаза видела? Он не доверяет тебе дочка, осуждает меня за то, что так настороженно к нему отношусь, но я не против самого парня, только вот ты не рано в него влюбилась?
Отрицать очевидное не было никакого желания. Да, влюбилась. И что? В свои годы имею на это полное право.
- Мам, позволь мне решать.
- Ты снова торопишься жить, Лиза! 
Моя мать была идеальной женой, идеальной женщиной, идеальной бизнес-леди. Красивая, начитанная, умная, с деловой хваткой. Она из тех людей, что зрят в корень и всегда стоят на своем, отличная опора для моего отца. Только вот я всегда задумывалась – а любовь ли это? Или отличный математически выверенный расчет.
- Мам, пожалуйста.
- Хорошо, - натянутая улыбка, - ты заслужила. Пошли, поить чаем твоего Ромео.
Мне лишь немного удалось выдохнуть, странное, очень едкое и такое не свойственное мне чувство, я хотела защитить Сашу от нападок любого, даже если этим любым и были мои родители.
- Так чем вы занимаетесь, Александр?
Я остаюсь стоять в дверях, мысленно паникуя и коря себя за то, что вот так без подготовки ввела Кострова в дом. Должна была в начале предупредить парня о том, что в этом мире его не станут кормить вареньем и болтать ни о чем, для этих людей был важен статус. И да, я ненавидела свою жизнь за это.
- Я хоккеист, - смотрит на меня, - учусь.
Мама словно о чем-то задумывается, вспоминает и кожу ее лба прорезает понимающая морщинка.
- Вы в одной команде с Андреем Кисляком?
Ох, мамочка!
Эта женщина души не чаяла в шкодливом блондинчике, которого с рождения прочила мне в мужья. И ох, черт! Ситуация уж больно похожа на ту, в которой оказалась троица – Самойлова, Кисляк, Костров.
- Да, - вклиниваюсь я в их диалог, - они в одной команде.
Мать в первые за вечер искренне мне улыбается.
- Ты уже встречалась с Андреем?
Саша дергается как от удара током, едва заметно, но так очевидно для меня самой. Зубы во рту крошатся, от того на сколько сильно я сжимаю челюсть. Это все моя вина! Я сроду не была двуличной и не определенной, внутри я четко знала кто мне нужен, так почему мне сейчас стыдно за то, какого тумана я напустила в жизни парней.
Почему у меня так скоро получается все ломать и с таким натягом, потом выходить строить.
- Да, - грубый ответ, - я виделась с Андреем. Мам, прости, но нам пора.
Я вихрем подлетаю и дергаю сидящего за столом Сашу за руку, а только у самой двери останавливаюсь.
- Пока, мам!
Уже на улице во внутреннем дворике нашего дома, я могу вздохнуть свободней и отпустить крепко сжатую мной руку парня.
- Это все слишком, - я злюсь и на него, хотя понимаю, что не заслуженно абсолютно, - мне нравишься ты, - тычу пальцем в его грудь, - ты! Не Кисляк, никто другой! 
Его губа холодная и с привкусом лимонных долек в чае, очень приятный вкус, который со стоном я продолжаю впитывать своим ртом. Мне не отвечают на поцелуй, но я-то знаю, что, когда чье-то сердце так бьется под моей ладонью, значит оно медленно умирает в ответ.
Мучительно долго, ищу в себе силы прервать контакт и заглянуть в его затуманенные глаза.
- Прости, я должна была себя вести по-другому, я не хотела мучать тебя. 

 



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться