Красная нить/красный браслет

Размер шрифта: - +

27.

- ААААААА! – звук резал уши и до меня даже не сразу доходит, что так надсадно могу кричать я сама, - мама, мама, мама! – но мамы в доме нет, и отца дома нет. Родители в командировке. Я одна, всегда одна и мне вновь снится, как стучат комья земли по крышке гроба.
Тело колотит так, что меня подбрасывает на кровати, а мокрые простыни собраны у самых щиколоток. Болит сердце, голова и пальцы рук, которые нервно комкают порванное ногтями в клочья одеяло. В висках бьет набатом, и не отдавая себе отчета я уже набираю номер на мобильном телефоне. 
Гудок. Два. Три. 
Я хочу услышать его голос, потому что только его голос по-настоящему успокаивает.
- Да.
Спит, конечно спит, и жаль, что приходится пугать его.
- Лис?
Такое редкое произношение им моего имени окончательно выбивает из колеи.
- Можешь приехать?
Если бы не было так плохо, я бы не попросила, если бы страх умереть прямо здесь и сейчас не сотрясал тело так сильно, я бы не разбудила его в три ночи.
Если бы….
С ним всегда и все если бы!
- Хорошо, потерпи.
Не в первый раз. Не знаю, что со мной, но как только ушло больное сердце, пришел страх. Спасая меня от паники, ко мне уже дважды приезжал Саша и единожды, когда он не смог Андрей. Парни знали мою тайну, я боюсь остаться одна.
Пол часа, может чуть больше, ему понадобиться на то, чтобы добраться из квартиры до моего дома и проскользнуть мимо ничего не понимающих родителей. Но чужие эмоции меня сейчас волновали слабо, я боялась дышать, боялась шевелиться, даже закрыть глаза и погрузить мир в темноту было страшно. Сколько я так просидела, не знаю, пока что-то теплое не сомкнулось на уровне моей голени и не натянуло на меня одеяло.
- Пей.
Стакан с теплым чаем с долькой лимона, пальцы парня щелкают выключателем и комнату заливает тусклый свет настольной лампы.
- Ты как?
С трудом сглатываю сухим горлом. У меня замерзли пальцы ног, онемели руки и с такой силой крутит живот, что боюсь сейчас вырвет.
- Нет.
Костров забивается в самый дальний угол моей спальни, запоздало, сквозь слои ваты в голове доходит что я сижу почти голая, в кровати, вся взмыленная от пота с таким видом, словно только что очнулась от бурной ночи.
- Извини, - я не хотела его провоцировать, - снова кошмары.
Гул в голове нарастал, и я не знала куда деть себя, как понять где пол где потолок и на чем сосредоточить свой взгляд. Потому, не нашла ничего лучше, кроме как сконцентрироваться на его глазах и еще раз захлебнуть легкие в их глубине.
- Лис, тебе стоит обратиться за помощью.
Конечно стоит, меня поместят в дурку за решетку, как девочку, не справившуюся с горем от болезни. Но никому из них, из врачей, даже не объяснишь, что страх может быть обоснован. Что теперь страшнее, потому что раньше я могла потерять только свою жизнь и возможную перспективу на бедующее, а теперь, когда это будущее начало конкретно прорисовываться, страх возрос в сто крат.
- Я справлюсь.
Звук, который издал парень не походил ни на что приличное, но точно знаю, выражал искреннее недовольство. Мне странно было видеть его таким, растрепанный, заспанный, видно, что одет на скорую руку и из-под толстовки торчит кусок помятой футболки.
- Лиз, ты еще маленькая, чтобы справляться со всем сама.
Маленькая? 
Быть может, но какое это имеет значение, когда жизни плевать, какой у тебя срок?
- Это всего лишь сны, - попыталась оправдаться я.
- Нет, Лиса. Это не всего лишь сны, - парень встал и вопреки своим убеждениям присел у моих ног на край кровати, проведя по коже на моей ноге пальцем, - это то что выбивает тебя на время из реальности. Ты думала о том, что если такое случиться, когда мы с Андреем будем на соревнованиях, а ты ночью останешься одна, то ты минимум поседеешь от страха.
Это звучало почти смешно, потому что под слоем чуть рыжеватой краски на голове, никто не знал об этом, но была замаскирована ни одна прядь проседи волос.
- Я справлюсь, - заезженная пластинка.
Пришлось крепче натянуть на себя простынку и попытаться встать, мне нужно принять контрастный душ и вымыть эти мысли из головы, и не только эти.
- Лис? - Костров одернул меня за ногу назад на кровать, - Нужно договорить.
- Саш, спасибо за то, что мчишься через весь город ко мне, но поверь если не хочешь меня подставить даже не думай никому говорить о том, что со мной происходят такие атаки. Поверь, со временем это пройдет.
Вспомнилось ровно такое же состояние, когда мне впервые сказали о том, что я скоро умру, можно сказать это сны из детства, уже тогда в возрасте тринадцати лет я проснулась с седой прядью, переброшенной через вспотевший побелевший лоб. Я пропускала ее через пальцы и так долго стояла у зеркала, что почти растворилась сама в себе взглядом.
- Все хорошо, - провела пальцами по его щеке, - я справлюсь.
Попыталась улыбнуться, но самой стало тошно от этого приторного движения губ. Едва качнулась ему на встречу, как кобра под зов дудочника то наклоняясь к нему, то отшатываясь прочь.
Маятник.
Время замирает.
- Приятно, - как завороженная повторяла я, - ты приятный на ощупь.
Я несла чушь и страх смешался с адреналином в моей крови.
- И ты ведь меня хочешь?
Скула парня напряглась под моей ладонью, но он нашел в себе силы встать и отойти от прокаженной меня куда подальше.
- Хочу. Но не так и не сейчас.
- Моралист хренов! – зло выплюнула я, проходя в душ.
Вода смыла ощущение хлопка крышки гроба и мне наконец удалось расслабиться. Что и не говори, а если бы я не была уверена в том, что в моей комнате меня ждет живая душа, сердце бы не отпустило.
Я вновь была виновата перед ним, за ночной звонок, за то, что он вынужден лгать родителем, он конечно взрослый парень, но никому не понравится, что твой сын выбегает ночью с шальным видом из дома, за неудавшееся соблазнение, да и вовсе за то, что я появилась в его жизни.
- Полегчало?
Я нашла в себе силы лишь кивнуть. Мокрые пряди волос липли к шее, и хорошо, что Саша не смотрел в мою сторону.
- Через три дня мы выезжаем на игры, поедешь с нами.
Я помнила их график наизусть.
- Нет не поеду, у меня много дел, - принялась старательно высушивать кудрявые пряди.
- Нет, поедешь, потому что одну я тебя здесь точно не оставлю.
Спорить не хотелось. Потому что уже было тепло.
И тихо.



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться