Красная нить/красный браслет

Размер шрифта: - +

34.

- Лиза! – я не могу передать словами, как это видеть, как твоя любимая девушка на бешеной скорости несётся к горящей машине, - Лиза!
И не скажешь, что эта кошка большую часть своей жизни мучилась от недостатка кислорода, сейчас же перед ней словно толпа расступалась, пропуская маленькую фигурку вперед. И почему ее никто не остановит?
Представляю себе взрыв, то как он разрывает меня на части отправляя на тот свет, а потом плюю на мысленную картинку и бегу за ней следом. В ад. В крики, туда где пахнет машинным топливом и вот-вот вспыхнет огонь.
К ней.
- Лиза! – рядом со мной оказывается Кисляк и пытается поднять ее с колен, но она бьет его в пах крича при этом что-то о ребенке.
А дольше все как в замедленной съемке – мертвая девочка, наша девочка пытается ее реанимировать, я не верю в то, что у богатенькой эгоистки получится спасти кого-то кроме себя.
И я вновь ошибаюсь на ее счет.
Опять.
- Живи, - шепчу губами, а Лиса кричит как сумасшедшая. 
Она размахивает руками и кого-то прогоняет, а потом бежит в кусты и там ее выворачивает на изнанку несколько раз подряд.
Она выхаркивает из своих легких удушливую смерть!
- Дура! Блядь, какая же она дура, - опускается рядом на колени Кисляк, и я вижу, как нервно его колотит. 
Испугался. И я испугался. И ни за что бы не побежал на встречу верной смерти, если бы она не бежала впереди.
А она бежала.
Не думая, действуя чисто на инстинктах, она бежала как молния вперед.
Детка, весом в сорок килограмм, с нелепо большими глазами и пухлыми губами, этот эгоистичный ангел поражал своей защитой от бед этого мира. Она не должна была выжить, и эта девочка в аварии не должна была.
Лиса выпала из реальности, она нарушала законы жизни.
Она обходила ее стороной.
Она жила, как никто из здесь оставшихся, просто жила. 
Не спрашивая у жизни согласна ли она с ее присутствием, вопреки и назло всему.
Выжила.
Впервые я поверил в силу женщин, когда увидел на льду Вику, жену Егора, то как она боролась за то, чтобы он встал на коньки, потом дважды – когда к нам приезжал Антипов со своей девушкой Сарой. И вот теперь, когда я смотрел как та что, рыдая признавалась мне в любви, сейчас спасла ребенка.
Моя.
Или уже не моя.
Посмотрел на Кисляка.
Не его и не моя.
Она – ничья.
И всегда такой и останется, потому что огонь нельзя удержать в руках, а она как жидкий фосфор прожигает до кости просыпаясь сквозь ладони.
- Она в порядке?
Да, конечно же нет, но я позволяю Андрею первому к ней подойти. Почему? Я думал, действительно взвешивал побежать ли за Лисой, а вот Кисляк нет. Этот свой выбор он сделал уже давно.
- Она не в порядке – шепчу я, - но будет.

 



Viktoriya Slizkova

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться