Красные искры света

Размер шрифта: - +

Глава 23

– К сожалению. Вот, оплатите счет и вызовите такси, – положил на стол несколько купюр Карл.

– За всех? – нахмурилась Настя.

– В знак моего… как это лучше сказать? Огорчения, что ухожу с вечера.

– Нет, – твердо отказалась девушка. – Думаю, будет лучше, если каждый заплатит сам за себя. Ты не обязан.

– Но я хочу.

– А я – нет, – мягко сказала Настя, но в этой мягкости была уверенность.

Она встала и, взяв Карла за руку, вложила купюры в его ладонь. Оставила лишь одну.

– Этого вполне достаточно, – сказала Мельникова.

Ярослав закатил глаза к потолку.

– Хватит спорить, – вмешалась почему-то нервничающая все больше Полина. – Возьми ты уже эти деньги.

Настя многозначительно посмотрела на девушку, но Полина выдержала этот взгляд. Карл не стал больше спорить – сухо кивнул и, скупо попрощавшись, направился к выходу. Полина, послав Ярославу воздушный поцелуй, помчалась за ним следом. Она знала, что парень смотрит ей в спину, но ни разу не повернулась. Полина ликовала.

Зато перед тем, как ступить в полутемный коридорчик, оглянулся Карл. И глянув на недовольную Настю, скрестившую руки на груди, улыбнулся.

– Что случилось? – непонимающе спросила Полина на ходу, спускаясь по лестнице.

– Август велел явиться.

– Зачем? – Полина вдруг испугалась, что их отправят прочь из города – несмотря на все могущество Гончего Черной Королевы. И тогда ей придется расстаться с Ярославом.

– Думают, что я пользовался магией, – был скуп на подробности Карл. Он не показывал вида, но был в ярости: холодной, отлично сдерживаемой, но нарастающей изнутри.

– Но это ведь была я, – растерянно отозвалась Полина.

Она действительно применила кое-какой прием, которому научил ее учитель. Но сделала это не просто так – нетрезвый адрианит собирался нападать! Она защищалась.

Но говорить ничего вслух девушка не стала, лишь прикусила губу.

Они вышли из бара.

– За мной, – велел Карл. И Полине ничего не оставалось делать, как идти следом.

На улице было темно и свежо. Звездами мерцали фонари вдоль ухоженной, все еще зеленой набережной. От ночной реки тянуло прохладой, а от многочисленных клумб – нежным цветочно-медовым ароматом. Вдалеке пели ночные птицы.

Людей из-за теплой погоды на улице было немало, несмотря на позднее время. Они неспешно прогуливались по брусчатке, стояли около перил, глядя на черную покачивающуюся воду, сидели на лавочках под сенью едва еще тронутых осенним румянцем деревьев.

Но Карл и Полина шли не к людям – они шли от них прочь, в темноту спящих домов. Туда, где никто бы не смог увидеть, что они будут делать.

– Чертовы адрианиты, – проговорила в ярости Полина, шагая следом за Карлом. – Они с ума сошли?

– Воспринимай это как акт унижения.

– Что? Какого унижения? – не поняла девушка. В голосе ее звучало презрение – как истинное дитя Черной Розы она ненавидела тех, кто имел хотя бы какое-то отношение к вековым соперникам.

Карлу нравилось это. Ученица тоже умела быть искренней – в своей темноте.

– Королевы, – равнодушным тоном сказал Карл.

Полина мысленно хмыкнула – Черную Королеву Карл уважал и почитал как богиню. Однажды, еще в начале ученичества, Степан недостаточно почтительно отозвался о ней и был наказан – физически. Карл полагал, что за провинностью должно следовать наказание. А так как провинность была, по его мнению, большой, то и наказание должно было быть соответствующее.

Полина не знала, что делал учитель. Но слышала, как кричал Степан.

Потом он не мог подняться целый день, и Полина даже принесла ему воды, хотя было запрещено входить в его комнату.

Затем Фиалка исцелила Степана, и Карл, как ни в чем не бывало, продолжил занятия с ними обоими.

После Степа подобных провинностей не допускал. Полина – тоже.

– Кто он? – задал вопрос Карл. И девушка тотчас поняла, что он имеет в виду Ярослава.

– Бывший одноклассник. Мы учимся в одной группе. Я просто завязывала отношения, чтобы было легче найти Хранителя.

Карл кивнул, принимая к сведению.

– Тогда, получается, я – твой дядя?

– Что-то вроде того… – Улыбнулась во весь рот Полина. – А что с этой девкой? Что за защита на ней стоит? – спросила Полина, когда они скрылись в темноте одного из дворов, который, в отличие от набережной, крепко спал. Она всего лишь навсего хотела отработать на ней один из приемов, которые учила, чтобы «просканировать» ее поле. Однако на ней стояла такая защита, что сила Полины срикошетила в нее же саму.



Анна Джейн

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться