Красный броневик

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая. Никто не орангутанг!

 

 

Счастью Миши не было предела, когда он обнаружил Олесю ровно на том самом месте, где они расстались. Всё-таки скверные штуки выделывает с пространством этот Красный броневик! Сазонова стояла к нему (Мише) спиной и что-то сосредоточенно созерцала.

 - Лесь, Леся! – крикнул Белов, подлетая к подруге. – Ты представляешь, мы…

 

И тут Миша понял, куда она смотрит…

 

Впереди, в полусотне шагов, стоял, помахивая хвостом, огромный, размером с телка двухлетку, черный пёс… У пса было две головы. Четыре налитых кровью глаза сверлили взглядом Мишу и Олесю.

 - Ух, ёпт… - непроизвольно вырвалось у Миши, и собака тут же зарычала. Точнее – оскалилась только одна морда, вторая же принялась тщательно нюхать воздух.

 - С-спорим на Д-дербент, это и есть…

 - Заткнись и не двигайся! – процедила сквозь зубы Олеся.

 

Но Миша не мог не двигаться. Он боялся собак с тех самых пор, как его в десятилетнем возрасте покусал соседский доберман… Мужество и здравый смысл треснули под гнётом первобытного страха. Волосы на голове зашевелились, и Миша попятился…

 - Стой, идиот! – зашипела Сазонова, но было поздно.

Пропищав «бежим!», Белов, с трудом соображая, что делает, рванулся с места…

Двухголовый цербер (как и всякая другая собака в подобной ситуации) с утробным рыком бросился за ним, цокая когтями по плитке.

 

Миша бежал. Страх гнал его вперед. Лишал разума. Сковывал волю. Белов малодушно забыл об Олесе, забыл обо всём… Он ничего не слышал и не видел. Всё, что существовало теперь – гигантские челюсти мутировавшей собаки Баскервилей…

 

Резкий толчок в спину… Коридор заплясал, перевернулся вверх тормашками.

 - А-а-а-а! – вскричал Миша, заваливаясь набок. Он упал не сам – его повалили. Белов едва не умер от ужаса, прежде чем понял, что это не собака, а люди… Четыре сильные мужские руки скрутили его и вжали в пол…

 - А-а-а-а! – вопил Миша, пытаясь высвободиться. – А-а-а-а! Пустите меня! Пустите, вы! Орангутанги!

 - Никто не орангутанг! – громыхнул над самым ухом раскатистый бас, и Миша провалился во тьму…

 



Леока Хабарова

Отредактировано: 09.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться